13 летний разведчик Николай Букин

Партизаны идут по болотам ВОВ

Сорок первый год был на исходе. Ртутный столбик подбирался уже к минус тридцати пяти. Трещали в лесу заиндевелые деревья. Даже звезды в небе, казалось, звенели.

Разведчики Николая Можайко, глубоко закопавшись в землю, спокойно готовились к Новому году. А строгий дивизионный военврач, пользуясь затишьем, устроил в роте проверку «по форме двадцать». В разгар этого мероприятия и появился в роте Колька Букин. Приложив ладонь к ушанке, отрапортовал:

— Товарищ старший лейтенант, прибыл в ваше распоряжение.

— Ну, что ж, добро пожаловать в нашу семью, — и похлопал его по плечу. — Мы рады.

А старшина добавил:

— Кто в разведке побывал, тот еще раз захочет.

Поселили Кольку в блиндаж с разведчиками, его «шефом» стал старшина. Старшина был общим любимцем в роте. Остроумный и наблюдательный, неутомимый, богатырского сложения, он всегда умел веселой шуткой рассмешить бойцов, подбодрить. Где надо, был строг и требователен.

Вскоре Колька заикнулся о боевом задании. Старшина строго заметил:

— Воевать — не галушки жевать, не щи хлебать. — Заметив огорчение мальчишки, смягчился: — Разведчику нужна сноровка, увертка, храбрость, маскировка. Приобретешь эти качества — тогда и пошлем в «гости» к гансам.

Колька был прилежным учеником. Он быстро научился владеть оружием и приемами разведки, красться бесшумно, как кошка, ползать по-пластуноки, держать ухо востро, иметь, как выражался его «шеф», глаза спереди, по бокам и сзади.

Казалось, уже все о нем забыли. Но вот командир роты вдруг вызвал Кольку…

Нарядили мальчишку в изодранную стеганку, подшитые валенки, дали в руки кувшин топленого молока.

— Проберись в окопы к немцам, обменяй молоко на хлеб, а попутно присмотрись, много ли их там, — напутствовал старший лейтенант Можайко.

На бездомного побирушку, бредшего с кувшином в обнимку по занятому гитлеровцами селу Ольшанка, никто не обращал внимания. А Колька примечал все: и замаскированные у хат танки, и орудия на огородах, и опознавательные знаки на автомашинах. А вот за околицей, где тянулись фашистские траншеи, «купля-продажа» была недолгой. Один немец забрал молоко, а хлеба не дал, больно щелкнул его по затылку: не ходи тут.

Зато первая Колькина вылазка была удачной. Командир роты похвалил за ценные сведения.

А вскоре юного разведчика включили в группу по захвату «языка».

Ребенок сидит на САУ ВОВ

Группа совершила налет на село Красный Хутор в Курской области. Гитлеровцы, не принимая боя, куда-то попрятались. В домах пусто.

— Слетай-ка, Никола, на чердак, проверь, — говорят разведчики.

Забрался Колька туда: ничего, кроме кучи хлама. Пустил в нее очередь из автомата и повернул назад. На самом краю чердака споткнулся и, падая, ухватился за что- то… повис между крышей и полом. А когда глянул вверх — понял, что ухватил немца за сапог. На звонкий мальчишеский голос прибежали разведчики и сняли обоих. Потом долго подтрунивали над Колькой, как он перепуганному насмерть фрицу пятки щекотал. Потому, мол, он и в плен сдался.

В те дни затишья под Ольшанкой Колька с разведчиками притащили еще трех ценных «языков», которые подтвердили и дополнили добытые ранее данные. Всей группе была вынесена благодарность комдива Лагутина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *