13 летний разведчик, потерявший глаз

Харьков во время войны ВОВ

Повзрослел  Коля Букин после того, что увидел в разведке на оккупированной территории — в Харькове, Обояни, Курске.

Расстрелянные заложники, колючая проволока, выжженные села, осиротевшие голодные дети. Враг для Коли Букина стал понятием конкретным.

Больше всего Колька стал бояться ранения — отправят в госпиталь, и тогда прощай фронт.

В мае сорок второго года дивизия генерала Лагутина предприняла наступление в районе Волчанска на Харьков.

Разведчики Николая Можайко освободили совхоз «Первомайский» и дрались за деревню Муром. После боя командир роты заметил: прихрамывает Колька.

Потом увидел: сел под куст и бинтует — выше колена рана.

— В медсанбат! — приказал Можайко.

— Не надо, не надо, — с влажным блеском на глазах стал умолять Колька.

Как он терпел боль столько времени, непонятно: рана сквозная, от крупнокалиберного пулемета. Правда, кость не была задета, и Кольку оставили.Ребенок с автоматом ВОВ

— Вот грузовик с боеприпасами. Охраняй, — приказал ему командир роты.

Через полчаса немцы сбросили десант. Гитлеровцы — по одну сторону улицы, наши — по другую. А на автомашину с боеприпасами с ревом пикирует фашистский стервятник.

— Куда же ты? — замахал Колька кулаком. А потом схватил карабин и начал палить. Вдруг что-то больно обожгло живот, острая боль пронзила палец на руке. Снял ремень — в пряжке дырка. Перед глазами поплыли круги.

Вражеский десант потеснили. Разведчики нашли мальчишку без сознания. В сумерки Кольку отправили в госпиталь. В городе Острогожске Воронежской области ему сделали несколько операций. Вместе с осколком удалили и глаз, достали пулю из живота. Пряжка спасла его от верной смерти.

— В сорочке ты родился, сынок, — сказал хирург, передавая на память Кольке пулю и осколок.

Но самые тяжкие испытания были впереди.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *