2 подвига в 1 бою

2 подвига
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (11 оценок, среднее: 4,27 из 5)
Загрузка...

Наступление советских войск на Правобережной Украине приобретало все большие масштабы. Однако немецко-фашистское командование не хотело смириться с потерей Киева. Противник намеревался здесь взять реванш за поражения, рвался к Днепру, пытался восстановить потерянные позиции. Нелегко пришлось частям 4-й гвардейской ВДД и на этом направлении. Отбили все вражеские атаки и не отступили.

Тяжелые бои в это время развернулись в районе села Ивахны и под Балабаповкой, где храбро сражались батальоны 12-го воздушнодесантного полка подполковника Ф. А. Якущепко. Они отбивали по 6-8 вражеских танковых атак в день.

Па этой земле совершили свой бессмертный подвиг сержант Иван Жеребцов и рядовой Семен Тартыков. Их солдатской дружбе завидовали и удивлялись.

Оба они — и Жеребцов, и Тартыков — отличались беспредельной храбростью и мужеством. У каждого уже по две правительственные награды. На гимнастерке сержанта Жеребцова сверкали орден Красного Знамени и медаль «За отвагу». Медали «За отвагу» и «За боевые заслуги» были и у Тартыкова. Получили они их в одно и то же время, в июле — октябре 1943 года, за отличия в боях на Курской дуге и при форсировании Днепра. Иван командовал отделением, Семен считался отличным снайпером, на его счету было 20 уничтоженных гитлеровцев.

Лейтенант, присев на ящик из-под гранат, спросил: — Как, гвардейцы, выстоим?

— Выстоим или нет, драться будем насмерть,— как всегда спокойно ответил Жеребцов.

— Выстоим!— подтвердил Тартыков, и взгляд его замер на Золотой Звезде Героя Советского Союза, поблескивающей на груди командира роты.

— В вас-то я не сомневаюсь,— сказал лейтенант.— О новичках думаю. Ведь многие пойдут в бой впервые. Им надо помочь. Жеребцов, расскажите новобранцам, как уничтожать танки.

— Есть!— ответил сержант.

— Вот и хорошо!— сказал лейтенант и направился в расположение 3-го взвода. А Жеребцов и Тартыков, взяв котелки, пошли к старшине, куда уже принесли термосы с горячей кашей и крепко заваренным чаем.

Во время ужина Семен спросил друга: — Иван Иванович, за что наш ротный получил Золотую Звезду? Меня в том бою контузило, ничего не помню…

Сержант ответил не сразу, о чем-то задумался.

А Тартыков тем временем продолжал: — Хорошо быть героем, правда? Завидую я ротному. А ты?

— Нет!— ответил сержант.— Зависть портит человека, Семен. Многие, наверное, хотят стать героями. К сожалению, не способны совершить подвиг. А наш лейтенант смог. Давай договоримся: ты веди наблюдение, а я схожу к новичкам, вернусь — расскажу о нашем ротном. Идет?

Гитлеровцы начали артиллерийскую подготовку рано утром.

— К бою!— прозвучала команда лейтенанта Николенко.

Гвардейцы быстро выбежали из укрытий и заняли свои места в траншеях.

— Не стрелять! Подпустить ближе!— вновь раздался голос командира. А танки все приближались и приближались.

— По фашистам, огонь!— наконец отдал приказ лейтенант.

И тут же заработали пулеметы и автоматы. Гвардейцы били по пехоте, оттесняя ее от танков. Загорелось 3 немецких танка. Остальные начали пятиться назад. «Что это? Разведка боем?»— подумал Николенко и подал новую команду:

— Приготовиться к отражению новой атаки!

2 подвига

И он не ошибся. Показались бронированные машины. Их было больше, чем в первый раз.

«Это уже серьезно,— подумал Николенко и начал подсчитывать: …три, четыре, восемь, десять…» А там, справа, тоже танки. И показалось ему, что идут все они прямо на его роту. Легкий озноб прошел по спине. И как бы уже простуженным, хриплым голосом прозвучала его команда: — Приготовить гранаты! Бронебойщики, вперед!

В это время дружно заработала наша артиллерия. Вышли на прямую наводку противотанковые орудия. Появились в небе краснозвездные «Илы». И началось. Более 15 минут утюжили они боевые порядки врага. То в одном, то в другом месте загорались «тигры» и «пантеры».

…И вдруг… почти рядом, оглушительный взрыв! Николенко, сначала не ощутил боли, а потом, как бы наклонившись вперед, упал па раскаленную от бомб и снарядов землю и потерял сознание. Он был тяжело ранен. Весть о ранении командира роты мгновенно облетела боевые порядки. Подбежали с носилками санитары, бережно положили на них своего ротного и унесли в сторону медицинского пункта батальона.

Это случилось 21 января 1944 года. Не добившись успеха, гитлеровцы в этот день несколько ослабили свой напор на позиции гвардейцев 12-го полка. Против батальонов полка фашисты бросили 30 тяжелых танков и до двух батальонов пехоты.

Десантники не дрогнули. Пропустив вражеские танки через боевые порядки, они открыли ураганный огонь по пехоте и вынудили ее залечь. Неся большие потери, гитлеровцы бросились наутек. Фашистские танки развернулись и начали «утюжить» наши окопы. Тогда под гусеницы «тигров» полетели гранаты, бутылки с зажигательной смесью. Пять танков запылало. Но остальные продолжали движение к окопам гвардейцев. Вновь поднялась и пошла в атаку немецкая пехота.

Удобно расположившись в окопе, будто не торопясь, ефрейтор Тартыков вел меткий огонь по фашистам. «Двадцать первый, двадцать второй»,— подсчитывал он убитых им фрицев.

Не успел десантник, как говорится, перевести дух, как на его окоп двинулся еще один танк. Сержант приготовил новую связку гранат. Приподнялся, выдернул чеку, замахнулся. И тут же, припадая вперед почти у самого танка, опустился на землю. Раздался мощный взрыв.

Обезумевшими от удивления глазами, до боли сжав зубы, смотрел Тартыков на погибшего друга. Не хотелось верить в невозместимую утрату. Ждал, что вот-вот сержант вновь поднимется из-под фашистской машины.

А танки все шли и шли. Надсадный от скрежета гул стоял в ушах Тартыкова. И вдруг он заметил, что один из них идет прямо на него. Вот он уже в шагах десяти, даже ближе.

— Врешь, не пройдешь!— зло прошептал боец и схватил тяжелую связку гранат. Но тут же почувствовал, что рука не в силах ее бросить. «Не получится, не получится»,— с тревогой подумал гвардеец и смело рванулся вперед.

Неуклюже перебирая ногами, спотыкаясь, с презрением в глазах шел он навстречу бронированной коробке. Шаг, другой, третий… Еще шаг, последний. И, резко выпрямившись, бесстрашно бросился под танк. Взрыва он уже не слышал. Не видел, как охваченный ярким пламенем от вспыхнувшего горючего закружился танк. Он погиб, как и его друг Иван Жеребцов, преградив путь врагу.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
2 комментариев на тему “2 подвига в 1 бою

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *