2 советских бойца остановили колонну немцев

колонна немецких машин

Шел суровый сорок третий год. На фронтах Великой Отечественной происходили ожесточенные сражения. Сын становился в строй вместо погибшего отца, младший брат заменял старшего. Так было и в семье Деевых. В одном из боев смертью храбрых погиб старший Деев — Аркадий. Володе тогда не исполнилось и восемнадцати, но он твердо сказал матери:

— Пойду мстить врагу за брата!

— А как же мне быть, сыночек? Подумал бы о матери.

— Думаю, родная, потому и не могу ждать, когда фашистские захватчики придут в наш дом!

Тяжело было матери, потерявшей старшего сына, провожать на фронт младшего и оставаться одной со своим горем. Но перечить не стала, так уж было заведено в их семье.

Владимира зачислили в запасный стрелковый полк. Прежде чем попасть на фронт, солдаты постигали военное дело. Деев надолго усвоил наставление сержанта: «Хочешь выжить на Второй мировой войне, учись драться».

Володя осваивал основы штыкового боя, прилежно изучал оружие: в темноте, на ощупь научился разбирать автомат и ручной пулемет. Его успехи в учебе не раз отмечались благодарностями командиров. Одна мысль владела им: «Cкорее в бой, бить фашистов».

И вот наконец дни напряженной учебы позади. Красноармеец Деев в составе маршевой роты прибыл на пополнение в 131-ю стрелковую дивизию полковника Романенко, которая готовилась к прорыву сильно укрепленной вражеской обороны под Ленинградом.

Боевой путь

Протяжный свист и снаряд разрывается рядом с их окопом. Володя упал навзничь. Товарищи посчитали его убитым.

Но вскоре санитары соседней части, подобрали очнувшегося бойца и доставили в медсанбат. Сильный организм Деева победил смерть. Весной Владимир вернулся в родную часть.

Войска Ленинградского фронта возобновили наступление. 131-я Ропшинская стрелковая дивизия форсировала Нарву. В числе первых переправился на противоположный берег красноармеец Деев. Он один уничтожил во вражеских траншеях до девяти гитлеровцев. Но и взвод, в составе которого наступал Деев, понес большие потери, людей осталось не больше, чем в отделении, и командовал ими не офицер, а сержант.

Враг наседал на горстку отважных, однако они упорно сдерживали натиск. Вдруг кто-то, утративший последнюю надежду, растерянно закричал;

— Убили сержанта!..

— Я за сержанта! — тут же поднялся красноармеец Деев.

Откуда только взялись у него командирские навыки: он действовал без суеты, четко отдавал распоряжения.

Вражеская контратака была отбита, причем лишь немногим фашистам удалось спастись.

Продолжая наступать, бойцы под командованием Деева захватили господствующую высоту, по которой проходила единственная в том районе шоссейная дорога.

Враг, однако, не смирился с тем, что советские войска удерживали плацдарм на Нарве. Вскоре на шоссе показалась колонна противника из восьми автомашин. Командир немецко-фашистского пехотного полка, занимавшего оборону против дивизии Романенко, выдвигал  свои последние резервы.

Вражеские машины двигались со скоростью тридцать — сорок километров в час. Деев взял головной автомобиль на мушку своего пулемета. Вот машина уже проскочила черту, за которой было обусловлено открыть огонь.

Противник двигался быстро, малейшая заминка — и гитлеровцы ворвутся в наше расположение. Но, держа головную машину на прицеле, Деев не давал сигнала к открытию огня, напряженно выжидал, когда в зоне обстрела покажется хвост колонны.

Все предусмотрел Деев. В этой неравной схватке с врагом он на практике использовал и еще раз подтвердил мудрое правило знаменитой суворовской науки побеждать врага не числом, а умением.

Вот уже отчетливо видится водитель головной машины и сидящий рядом с ним офицер. Меткими выстрелами Владимир поражает обоих гитлеровцев.

В это время его товарищи открыли огонь из всех видов оружия. Вражеская колонна застопорилась, несколько машин загорелось. Гитлеровцы заметались в панике. Стоны гибнущих перемешались с воплями уцелевших. Брезентовые тенты мешали немцам выскакивать из машин, а те, которые успевали выпрыгивать, попадали под огонь советских воинов.

сгоревший немецкий грузовик

Вскоре гитлеровцы разгадали, что колонну автомашин громят всего два бойца, и вознамерились быстро уничтожить их. Группа гитлеровцев начала заходить с тыла к двум русским смельчакам.

Деев оставил красноармейца Полякова на месте, чтобы тот прикрыл его огнем, а сам быстро пополз вперед вдоль кювета. Выбрав удобную позицию, он, ведя огонь из ручного пулемета, уничтожил нескольких контратакующих.

Спустя некоторое время на подмогу вражеским пехотинцам подошел бронетранспортер. Непрестанно ведя из него огонь, фашисты продвигались к месту, откуда стрелял советский солдат. Владимир успел отбежать метров на тридцать и укрыться в воронке.

Поначалу вражеская машина шла прямо на него, однако затем изменила направление и двинулась в сторону Полякова. Владимир метнул противотанковую гранату в моторную часть бронетранспортера, он загорелся.

Оставшиеся в живых гитлеровцы отползли на исходные позиции. С наступлением темноты они возобновили атаку. В неравном бою красноармеец Поляков погиб смертью храбрых. Владимира Деева контузило.

Перестрелка прекратилась, и фашисты решили, что оба советских воина уничтожены.

Сжав зубы, Владимир наблюдал, как гитлеровцы в полный рост шли к окопу Полякова. Досадно было, что нет патронов и гранат, он мог бы всех их уложить. Фашисты вплотную приблизились к лежавшему навзничь бойцу; ударив его сапогом по голове, убедившись, что он без признаков жизни, пошли дальше.

Тяжело было наблюдать все это, еще тяжелее — чувствовать себя беспомощным. Но и здесь Владимир проявил смекалку — притворился мертвым. Подойдя, гитлеровцы несколько раз ударили его в бок. Боец едва не застонал, но, собрав оставшиеся силы и прижавшись лицом к земле, пересилил боль. Фашисты, посчитав солдата убитым, направились своим путем.

В небо непрерывно взлетали ослепительные ракеты. Что делать? Кругом все видно, как на ладони. Деев осторожно пополз вперед.

Сначала все складывалось удачно. И вдруг его заметили свои, но приняли за вражеского разведчика и открыли пулеметный огонь. Положение создалось критическое: и голос подавать нельзя, и ползти опасно. Поразмыслив хорошенько, Владимир решил все-таки продвигаться к нашему переднему краю. Немало прополз он, выбился из сил, но все же добрался до траншеи соседнего полка.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *