23 дня до победы: Боевой путь разведчика Пряженникова

советские разведчики

Кандидатом партии Степан Пряженников ушел на фронт в декабре 1941 года. В июле 1942 года партийное собрание отдельной разведроты приняло Пряженникова в члены Коммунистической партии.

На собрании Степан Григорьевич заявил: «Я оправдаю доверие в бою». И он сдержал слово. Степану нравилась служба разведчика. Она была полна риска, но почетна и нужна для части.

Сержанта Пряженникова назначили помощником командира взвода разведки стрелковой дивизии.
Степан Григорьевич был горячим патриотом своей Родины, любил свой родной край — село Юдино Красногорского района,— и кипела в нем жгучая ненависть к врагам Отчизны. Степан часто рассказывал своим друзьям-разведчикам о родном крае. Друзья так полюбили незнакомый край — Удмуртию, что многие мечтали поехать туда.

Отлично проведенная разведка

Дело было в последних числах декабря 1943 года. Перед разведротой стояла боевая задача: провести захват контрольного пленного «языка».

Командир роты разведки старший лейтенант Галкин вызвал к себе сержанта Пряженникова и объяснил ему суть боевой задачи, которую разведчики должны выполнить.

— Задача сложная… Поэтому назначаю вас, товарищ Пряженников, командиром захватгруппы в этой операции. Надеюсь, вы справитесь с ней, — закончил Галкин.

— Есть провести разведку! — ответил сержант Пряженников.

Мороз крепчал. Солдаты отяжелели от одежды, в которую они оделись, укрываясь от холода.
Группа сержанта Пряженникова выдвинулась на заранее намеченный объект. Бесшумно достигли проволочного заграждения, пронаблюдали и начали действовать.

разведка зимой

— Развернуться в боевой порядок! — приказал Пряженников,— Без моей команды никаких действий… Слышите?—А сам все полз вперед.

Выбравшись за проволочное заграждение, разведчики достигли траншеи противника. Первым спрыгнул в траншею сержант Пряженников и бросился в правую сторону. Тут ему навстречу шел немецкий солдат. Пряженников напал на него. Гитлеровец оказал сопротивление, схватился за оружие Пряженникова, но Степан ранил его и обезоружил. Пленный оказался в руках.

— Ребята! Помогите выбросить из траншеи добычу,— попросил Степан.— Больно сильно откормлен.
Разведчики стали отходить, таща за собой пленного. Гитлеровец понял в чем дело, стал кричать, призывая на помощь. С первого фланга появилась группа немцев в 18 человек, пытавшаяся уничтожить захватгруппу. Поддерживающая группа разведчиков подпустила гитлеровцев на 15—20 метров и дружным огнем из автоматов и бросками гранат уничтожила 12 фашистов, а 6 гитлеровцев отказались от дальнейшего преследования разведки.

И только перед самыми нашими траншеями, усталый, мокрый от снега и пота, Степан вспомнил о тех, кто его сопровождал: «Живы ли они?».

— Шагай, Степан! Все в порядке… Мы все на месте,— ответили ему поддерживающие.
31 декабря сержант Пряженников с друзьями встречал Новый 1944 год. Сегодня у него двойной праздник — в этот день Степана поздравляли с четвертым захваченным пленным и двадцатью уничтоженными фашистами.

— Я еще в 1940 году понюхал порох на войне с бело-финнами,— рассказывал Степан в непринужденной беседе с товарищами по разведке,— служил в пограничниках с 1936 года на западе. Много пришлось повидать. А такой бойни, как эта война, видеть не приходилось.

В конце января 1944 года перед строем разведроты за отлично проведенную разведку сержанту Степану Пряженникову вручили орден Славы III степени.

Сорванная контратака

На Западном фронте Пряженников воевал с февраля 1942 года. А до июня 1944 года Степан дважды побывал на лечении после ранений. Первое ранение получил 20 августа 1943 года под Ельней и второе — 8 апреля 1944 года под Витебском.

Летом 1944 года сержанта Пряженникова перевели разведчиком в армейский минометный полк. Командир дивизиона гвардии капитан Вертий перед наступлением приказал Пряженникову: «Двигаться с пехотой и извещать нас о противнике».

в окопах

Наступление началось 29 июня 1944 года в районе деревни Новобранки. Пряженников заранее пришел в пехотное подразделение и вместе с ним в день наступления устремился в деревню. Степан с группой первым ворвался в нее и завязал рукопашную схватку с фашистами. В короткой и жестокой битве он уничтожил четырех гитлеровцев и одного взял в плен.

Тут на помощь Пряженникову подоспели пехотинцы, которые завершили освобождение деревни. Немцы оставили здесь 60 повозок, 12 автомашин и 126 лошадей.

Преследуя отходящего врага пехотными подразделениями, Пряженников подходил к реке Неман. Фашисты озверели — дрались как обреченные, пускали танки, авиацию, пытаясь задержать наше наступление.

19 июля началось форсирование Немана. Переправившись первым на противоположный берег реки, разведчик вместе с пехотой начал расширять плацдарм. Под громкое и могучее «ура», с возгласами «За Родину! Вперед!» пехотинцы поднялись в атаку. Пряженников — с ними. Но их остановила пулеметная очередь фашистов. Пряженников прилег. Из укрытия стал вести наблюдение. Вдруг его внимание привлекли кусты, за которыми стояли немецкие танки. А потом и обнаружилась пехота, готовившаяся к контратаке. Разведчик не замедлил сообщить на командный пункт дивизиона:

— Вижу танки и пехоту противника. Вот их координаты…

Минометный дивизион немедленно открыл огонь по танкам и пехоте. В результате контратака была сорвана. Причем этим огнем минометчики рассеяли и уничтожили до роты солдат и офицеров врага.

В этом бою сержант Пряженников получил ранение. Хотел ползти в тыл, но почувствовал слабость — остался на месте. После оказания ему первой помощи он продолжал выполнять боевые задания. А днем позже командир полка гвардии майор Антоненко к груди Пряженникова прикрепил орден Славы II степени.

Последний бой Степана Григорьевича Пряженникова

Степан Григорьевич постоянно извещал своих родителей о боевых делах. 30 июля 1944 года в письме отцу он писал: «Живу хорошо. О себе сообщаю, что гоним и громим немцев как нужно, немец бежит в панике».

Ранним утром 14 января 1945 года в полосе 1-го Белорусского фронта разгорелся жаркий бой. С первых же минут наступления разведчики полка находились в первых рядах пехоты, высматривая огневые точки противника и помогая их уничтожать. Степан Пряженников, к тому времени уже старший сержант, командовал отделением разведки.

Гитлеровцы здесь на линии обороны имели много дотов, дзотов и других огневых точек, сильно мешавших наступлению наших войск. Из них фашисты вели ураганный огонь, рассчитывая задержать наступление советских воинов-освободителей.

В полосе наступления Пряженников заметил дзот противника, из которого бил фашистский пулемет по нашей пехоте. Наши солдаты залегли в ожидании прекращения огня. Но конца не было.

— Что делать, ребята? — спросил Степан своих друзей.

Ответа не последовало. У Пряженникова в руках были гранаты, прихватив еще несколько гранат у товарищей, сказал:

— Пойду сам туда… А вы в случае чего поддержите меня огоньком.

— Поддержим…— крикнули разведчики.

Разведчик в бою

Пряженников быстро удалялся и приближался к дзоту. Гитлеровцы заметили его и стали обстреливать из пулемета, стараясь достать ползущего разведчика. Но Степан, прячась за бугорки, переползая быстро открытые места, подполз к дзоту.

— Погибнет наш Степан… Вон как по нему бьют немцы,— беспокоились друзья.

А в это время на той стороне, где был Пряженников, раздался взрыв, за ним второй. Так несколько раз. Это рвались гранаты, брошенные Степаном в дзот. Не дав опомниться гитлеровцам, Пряженников бросился в дзот и там обезоружил четырех немецких солдат и пленил их. В дзоте остались уничтоженными шесть фашистов и два исковерканных пулемета.

— Ура-а! Ура-а Степану! Пулемет замолк! — кричали солдаты.

Пехотные подразделения мгновенно пошли в атаку. Указом Президиума Верховного Совета СССР от 31 мая 1945 года Степан Пряженников награжден орденом Славы I степени.

Не увидел Степан Григорьевич этой награды. 16 апреля он погиб при выполнении боевого задания недалеко от Берлина.

На родину Степана пришло письмо на имя его отца Григория Семеновича: «Здравствуйте, Григорий Семенович! Шлю Вам горячий фронтовой командирский привет. Красная Армия благодарит Вас за сына-героя, дважды кавалера ордена Славы II и III степени. Ваш сын Степан был смелым и бесстрашным в бою. Погиб смертью храбрых в борьбе с немецкими захватчиками, в борьбе за нашу социалистическую Родину, в 65 километрах от Берлина на реке Одер, у города Везенау.
Парторг Рубинков. 16 апреля 1945 года».

похоронка с войны

В День Победы, 9 мая 1945 года, пришло второе письмо с фронта, датированное от 5 мая 1945 года. В нем писалось: «Здравствуйте, родители Степана Григорьевича! Шлют Вам привет разведчики, боевые товарищи Степана. Разрешите Вам сообщить, что Ваш сын и наш боевой товарищ и командир погиб в борьбе с немецкими захватчиками. Он был тяжело ранен в висок, и мы его вынесли с поля боя и оказали первую помощь. Сделали все, чтобы он жил, но к вечеру 16 апреля скончался.

Эта потеря, конечно, тяжелая как Вам, так и нам, но хотя Степана с нами нет, мы его всегда помним и мстим за него. Со Степой мы прошли немалый путь плечо к плечу. Он был хороший командир и товарищ. Желаем Вам хорошего здоровья и долгие, долгие годы жизни».

Родители Степана — Григорий Семенович и Акулина Игнатьевна не верили, что их сын погиб. Они не теряли надежды на возвращение его. Но в дом пришла похоронная на дорогого сына, которая омрачила и без того убитую горем семью.

Степан Григорьевич Пряженников до конца выполнил свой долг перед Родиной.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *