3 боя связиста на Великой Отечественной войне

Прокладка линии связи через реку ВОВ

15 июля 1943 года. Вторая мировая война давно началась. На одном из участков Курской битвы вела бои 55-я гвардейская танковая бригада. Взрывы бомб, снарядов, дым, гарь. Казалось, не будет конца этому огненному смерчу.

Восстановление связи при Курской битве

Работы Кириллову, теперь уже назначенному командиром телефонного отделения, было хоть отбавляй. Связь то и дело прерывалась.

— Опять!—кричат Кириллову. И он знает, что это. Бежит, ползет, снова бежит, ищет разрыв. Вот он, проклятый! Связывает. Проверяет, а телефонист в ответ: «С первым батальоном прервалась…»

Двенадцать раз в день пришлось идти в пекло. На закате солнца пополз по линии в тринадцатый раз. До этого в Юдино сбегал три раза, в Протопопове и Александровку по четыре раза, был в Собакино. Вот опять порвалась связь с Собакино.

Разрыв обнаружил недалеко от командного пункта. Связал. Возвращаясь, почувствовал страшную усталость. Уже рукой дотянулся до бруствера своего окопа. И тут все помутилось в голове, услышал только взрыв, и словно издалека донеслись слова командира роты гвардии старшего лейтенанта Чевельча: «Что с тобой? Ранен?»

Тягучие дни госпитальной жизни, казалось, не будут иметь конца. И все же врачи вновь поставили его на ноги, и он теперь вступил в бои на правом берегу Днепра. Бессонные ночи, риск, отвагу, смелость и решительность Кириллова командир роты тогда оценил по-военному лаконично: «На правом берегу Днепра отделение тов. Кириллова держало бесперебойную связь штаба бригады с батальонами. Достоин медали «За отвагу». И вскоре командир бригады подполковник Д. А. Драгунский вручил Алексею эту награду.

Но пока оформлялся этот наградной материал, Алексей Кириллов успел совершить еще подвиг.

Восстановление связи на Букринском плацдарме

Танкисты вели бой за деревню Малый Букрин. Хоть и называется Малым, но в историю Великой Отечественной войны вошел этот клочок правобережной земли под именем Букринского плацдарма. В самый критический момент не стало тогда связи с первым батальоном: безрезультативно кричал в трубку телефонист:

— «Заря», «Заря» — я «Терек»!

Кириллов посмотрел в глаза начальника штаба бригады гвардии капитана Эрзина и, уловив его кивок, щелкнул затвором, вставил новую обойму и распорядился:

— Иванов и Васильев, за мной!

Светало. Шли быстро, но бесшумно. Вдруг Кириллов остановился: впереди маячили фигуры. Пригляделся — фашисты: человек шесть. Прямо на их пути. «Значит, они перерезали кабель», — мелькнуло в голове Алексея.

Двое гитлеровцев присоединяли свой телефонный аппарат к проводу нашей связи. «Не выйдет!» — прошептал Кириллов. Подал сигнал товарищам: «Делайте, как я». Прицелился. Выстрелил. Один из врагов, вскинув руки, упал. Мгновение, и вновь выстрел. Упал второй. Открыли стрельбу и товарищи.

Оставшиеся в живых двое фашистов бросились наутек. Соединив кабель, связисты забрали оружие и документы убитых и возвратились в штаб.

Бой возле деревни Чубаровка

Связисту Кириллову еще не раз приходилось класть рядом с собой катушку с кабелем и браться за оружие. Поэтому он всегда держал в порядке свой автомат: чистил, смазывал. Особенно Алексею он пригодился 28 декабря 1943 года. В тот день танкисты освободили деревню Чубаровку и ушли дальше.

В освобожденную деревню перешел штаб бригады. Связисты потянули провод. Неожиданно их атаковала группа немцев. Кириллов в упор посылал очередь за очередью. Когда атака была отбита, из его отделения уцелели только двое: он, Кириллов, и один солдат.

Кириллов с напарником поползли дальше, держа в руках провод. Дернуть бы за провод — узнать, далеко ли обрыв. Нельзя: потом труднее второй конец искать. Вот и зона обстрела: рвутся снаряды, трещат пулеметы. Кириллов ползет вторым. Вспыхнул сбоку огненный шар, горячим полыхнуло в лицо Кириллову. Забарабанило по каске, по телогрейке и ватным брюкам. «Не больно, — подумал Алексей, — значит, комья земли». Подполз к напарнику.

— Ранило?

Молчание. Кириллов протянул руку. Солдат был мертв. Командир отделения пополз дальше. Вот и обрыв: метра три провода как корова языком слизала. Кириллов тянет за один, другой концы. Не стянуть. Достает запасной кусок. Наращивает. Все в порядке.

Через две недели в их полк прибыл полковник Бородин. Вручив стоящим в строю офицерам и сержантам медали и ордена, полковник подошел к Кириллову, который стоял последним в строю сержантов.

— А вы почему сержантские погоны не носите? — спросил комбриг.

Алексей растерялся. Потом проговорил:

— Я рядовой!

— Как так? — удивился полковник и посмотрел на командира роты лейтенанта Волкова, — это ведь тот самый связист Кириллов?

— Да, он.

— Тогда быстро неси сержантские погоны. Начальник штаба, оформи приказом.

Так Кириллову присвоили звание сержанта. Во второй мировой войне внеочередные звания часто присваивали за боевые заслуги.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *