4-ая ударная в боях за перешеек

Солдаты в Крыму ВОВ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...

Как-то в период боев на перешейке начальник штаба генерал Кудряшов вручил мне пакет и приказал немедленно на самолете доставить его на НП командарма, в район станции Дретунь.

Самолет вел начальник штабной эскадрильи майор Максимов. Над перешейком постоянно барражировали «мессершмидты». Кроме того, тут нельзя было снижаться, рискуя оказаться в зоне траектории снарядов и мин.

Немцами велся также обстрел единственной, всегда забитой дороги. С воздуха она хорошо просматривалась. Тот тут, то там были видны увязшие в грязи машины, тракторы, подводы.

Дорога имела многочисленные объезды и напоминала дельту реки в песках. Перед перешейком наш «У-2» атаковали истребители. Майор Максимов кивком головы показал мне на пулемет «Дегтярева», укрепленный с левой стороны.

Но опыта не было, и две-три очереди, выпущенные мною, никакого эффекта не имели. Спустя несколько минут нас снова атаковали. Самолет вздрогнул, что-то заскрежетало, засвистело.

Летчик не растерялся: резко пошел на снижение и посадил машину в зарослях молодого леса. Выйдя из самолета, он обратил внимание на мою грудь. Шинель была в крови. Однако боли я не чувствовал.

Оказывается, как объяснил майор, при резком снижении открылось кровотечение из носа, которое, конечно, было пустяком в сравнении с тем, что могло случиться. Максимов насчитал более десяти пробоин, но ни одна из них не выводила машину из строя.

Он заметил: такие случаи бывают редко, пока «отделались легким испугом». К счастью, небо заволакивали низкие, стелющиеся облака, и это помогло нам выполнить задание и благополучно вернуться в Зеленые Луга.

Сопоставляя события, даты и ход перегруппировки войск, я догадывался: пакет, который надлежало доставить командарму, содержал полученные из штаба фронта указания о введении в нашу полосу кавалерийского корпуса, переброшенного к нам из сталинградских степей. Спустя несколько дней стало известно, что конно-танковая группа предназначалась для Городокской операции.Солдаты с ПТР ноябрь ВОВ

Во второй половине ноября изо дня в день шли холодные, даже со снегом дожди. Единственная дорога на перешейке оказалась в непроходимом состоянии. Правда, с восстановлением положения на перешейке представилась возможность заняться ее ремонтом, подвозить лес и камень на самые трудные участки.

О положении на переднем крае и условиях, в которых шли бои за перешейком, свидетельствуют дневниковые записи бывшего переводчика в штабе полка 360-й дивизии Н. Н. Поспелова.

15 ноября он записал: «Пленные заискивают, лепечут, что их насильно заставляют воевать, что «Гитлер капут, Русь зольдат гут», жалуются на холод. А мы получили зимнее обмундирование.

Дождь, дождь, дождь. Почти все землянки, даже с пятью накатами, протекают. На потолке крепится плащ-палатка. Самая популярная песня: «Мне в холодной землянке тепло…».

Другая запись: «19 ноября противник пытался наступать. Была артподготовка, в которой участвовали шестиствольные минометы («ишаки»), 8 «фердинандов», 16 танков. Атака отбита залпами «катюш». Подобные картины и события наблюдались во второй половине ноября по всему фронту 4-й Ударной.

В условиях ожесточенных боев, начиная с 6 октября и до конца декабря, наши войска понесли заметные потери. Но убитых было меньше, чем раненых и больных, особенно если брать во внимание 1942 год и январь 1943 года под Велижем.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *