75 000 солдат с обеих сторон

75 000 солдат с обеих сторон
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Вот и началось сражение под Орджоникидзе, в котором на протяжении двух недель с обеих сторон участвовало 75 000 солдат, грохотало 300 орудий, 200 танков, 650 минометов, 1750 пулеметов…

На рассвете 3 ноября дивизион гвардейских минометов («катюш»), артиллерия 276-й стрелковой дивизии и 454-го полка ПВО произвели мощный огневой налет по местам скопления танков и живой силы противника в селениях Гизель и Новая Саниба, вызвав в оборонительных линиях врага пожары и разрушения.

Несколько позже немцы обрушили мощные удары по позициям боевого охранения 26-го и 273-го стрелковых полков. Им удалось преодолеть сопротивление воинов-чекистов и захватить доты и траншеи этого охранения. Но один дот — 700 метров западнее аэродрома — остался для фашистов неприступным. Четыре пограничника во главе с сержантом Ф. Алтуниным стойко оборонялись и разили врага огнем из автоматов и гранатами. Тяжело был ранен пограничник Величко. Но оставшиеся защитники дота не хотели покидать его, потому что приковывали к себе целую немецкую роту. Ночью чудом пробрался к ним санинструктор Мартыненко, он доставил боеприпасы и вынес в тыл раненого Величко. К сожалению, спасти его не удалось.

Во время обороны дота Г. Михеев и П. Куприянов приняли Федора Алтунина в члены партии. Отважные красноармейцы уничтожили более сорока гитлеровских солдат и офицеров. Алтутия, Михеев, Куприянов и Величко (посмертно) были награждены орденами Ленина. После войны Куприянов и Алтунин не раз приезжали в Северную Осетию, а Георгий Михеев несколько лет жил в городе Орджоникидзе и всегда был желанным гостем у трудящихся и молодежи на митингах, собраниях, встречах, посвященных обороне столицы республики от гитлеровцев.

Утром 3 ноября рота фашистских автоматчиков пошла в разведку боем перед передним краем обороны дивизии, но почти полностью была уничтожена. В первую половину этого же дня после артиллерийского налета вражеские войска силою до двух полков при поддержке до 80 танков, 2-3-х артиллерийских и 6-7 минометных батарей начали наступление в восточном направлении на оборонительный рубеж Орджоникидзевской дивизии НКВД.

Враг начал накапливать пехоту в балках и оврагах. На фронте до 2,5 километров скопилось до 2,5 тысячи вражеских солдат и офицеров, которые ждали атаки танков, чтобы ворваться на наш передний край. Положение создалось угрожающее.

Во время накапливания фашистской пехоты в балках и оврагах командир стрелковой роты 169-го стрелкового полка дивизии НКВД сообщил в 454-й зенитный артиллерийский полк, что до 40 автомашин с пехотой при поддержке танков движутся на город. Из-за пасмурной погоды врага обнаружили слишком поздно, и ему удалось быстро преодолеть пристрелянные рубежи. Данные для стрельбы пришлось готовить в предельно сжатые сроки, по огневым планшетам. После пристрелки батареи перешли на поражение. Некоторые из них вели огонь прямой наводкой.

Зрелище было впечатляющим. С максимально возможным темпом, через три-четыре секунды, орудия посылали снаряд за снарядом. Над вражеской колонной бушевало море разрывов. Колонна в замешательстве остановилась, солдаты противника рассеялись в разные стороны, но огонь настигал их везде. Машины горели, как спичечные коробки, вспыхнуло несколько танков. Десятки трупов вражеских солдат и офицеров остались на поле боя.

75 000 солдат с обеих сторон

Итак, артиллеристы-зенитчики сорвали первую готовившуюся атаку гитлеровцев. Враг потерял в этом бою до 30 процентов солдат и офицеров, значительную часть боевой техники.

Но тут случилось непредвиденное. Когда передние четыре танка противника на большой скорости подошли к нашим железобетонным колпакам, то все танки одновременно взлетели в воздух, а еще восемь танков врага взорвались на заминированных «сюрпризах» перед самым передним краем обороны, даже не дойдя до наших основных минных полей. Все это произошло в течение каких-нибудь 5-7 минут.

В танковой колонне противника произошла заминка. Машины стали двигаться медленней и уже осторожно приблизились к полосе заграждения, минным полям и эскарпам. Расчеты противотанковых ружей, орудий противотанковых опорных пунктов и девяти наших танков встретили врага своим дружным огнем. Пулеметчики уничтожали танковые десанты, артиллерия обрушила свой огонь непосредственно по боевым машинам врага. Атака танков врага захлебнулась. Они стали утюжить местность между валунами, перед передним краем нашей обороны, но дальше вперед пройти не смогли. Минные поля, эскарпы и противотанковые рвы у балки Заячья остались непреодолимым препятствием для врага, а чекисты и артиллеристы стали крошить сталь и уничтожать живую силу противника. Повторные атаки фашистских танков ни к чему не привели. Враг потерял около 70 танков.

…Противнику все-таки удалось подойти вплотную к Орджоникидзе на расстояние 2—2,5 километра от городской черты и к вечеру выйти к балке Сухой, занять часть аэродрома, помещение трудовой колонии, ферму, а отдельные немецкие разведчики проникли даже на окраину города. В результате нашей контратаки наступление противника вновь было приостановлено, а его полки отброшены к балке Заячья.

Упорное сопротивление Орджоникидзевской дивизии активно поддерживали зенитчики части полковника В. Бахирева. Они выпустили по наступавшим немецким войскам 1500 снарядов, уничтожили семь танков, пять бронемашин, несколько сот солдат и офицеров.

Артиллерийские батареи били по фашистским войскам из различных точек города и его окрестностей. Они находились у Сапицкой будки, на Реданте, в селении Михайловском.

Особенно досаждала фашистам 4-я батарея, которой командовал лейтенант Липский. Она принимала активное участие в отражении атак 3 ноября, в подавлении вражеских минометных и артиллерийских батарей, в подрыве вражеского склада на окраине Гизели. Фашисты решили любой ценой расправиться с ней. На нее обрушились артиллерийская и минометная батареи врага. Наши расчеты укрылись в щелях и блиндажах. Соседи же — 2-я и 5-я батареи — быстро подготовились к огневому налету и подавили стрелявшие гитлеровские батареи. Так фашисты и не смогли уничтожить 4-ю батарею, хотя ее огневая позиция была вся «перепахана».

Такому же сильному обстрелу подверглась в этот день и батарея лейтенанта Акимова. Но огнем соседних батарей фашистские орудия были подавлены. Взаимовыручка у зенитчиков была налажена отлично. Когда ночью эта же батарея подверглась атаке гитлеровских автоматчиков, скрытно просочившихся через нашу оборону, зенитчики приняли бой и сообщили о нападении в стрелковые роты. Прибывшее подкрепление воинов дивизии НКВД атаковало гитлеровских автоматчиков с тыла. Они были окружены и уничтожены.

В сражении под Орджоникидзе, пожалуй, впервые на Кавказе в массовом масштабе были применены наши артиллерийские реактивные установки «катюши», которые своим огневым смерчем сметали фашистские войска. Снаряды рвались в центре скопления вражеских танков и пехоты. Бронированные машины, не выдержав нашего плотного артиллерийского огня, стали постепенно отходить, цепляя на буксир подбитые танки и самоходные пушки.

Героически оборонялись на всех участках Гизельского направления части 11-го гвардейского стрелкового корпуса, 11-й Нальчикской стрелковой дивизии НКВД, гвардейские батареи «катюш».

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *