А казачок-то засланный

Адольф Пильх

В Налибокской пуще действовал самостоятельный польский партизанский отряд, командовал им Каспар Милашевский. Вначале между людьми этого отряда и советскими партизанами были нормальные взаимоотношения. Они часто встречались, помогали друг другу во время операций против гитлеровцев.

Примером такого боевого взаимодействия может служить разгром вражеского гарнизона в Ивенце. Вот что писала об этой операции наша газета: «На днях польский партизанский отряд под командованием М. (Милашевского) при поддержке наших партизан уничтожил немецкий гарнизон в местечке И. (Ивенец). Партизаны днем ворвались в местечко и перебили всех немцев. Уничтожено до 40 оккупантов. Партизаны сожгли помещение жандармерии, склад с боеприпасами, где сгорело около 75 тысяч патронов, пять тысяч гранат, шесть минометов, пушка и много другого снаряжения, уничтожили радиостанцию и несколько автомашин. Взяли трофеи. К партизанам перешло более ста полицейских и много молодежи местечка».

Однако вскоре мы почувствовали, что командование польского отряда сторонится нас. Более того, поляки прекратили вооруженную борьбу с оккупантами, отсиживались в лесу.

— Почему не воюете, не ходите на «железку»? — спрашивали мы.

— У нас мало патронов, нет взрывчатки, — слышались уклончивые ответы.

— Мы дадим вам тол, научим, как делать мины, поможем боеприпасами, — предлагал межрайцентр.

В ответ — молчание.

Тогда мы еще не знали всей правды об истинных намерениях польских буржуазных националистов, о подлой их тактике. Но кое о чем уже догадывались.

Сидорок как-то предложил мне:

— Давай съездим к полякам, потолкуем по душам с бойцами, попытаемся узнать, почему они перестали воевать.

Неподалеку от межрайцентра располагалось одно из подразделений польского отряда, которым командовал бывший осадник подхорунжий Нуркевич, и мы направились туда. Встретили нас настороженно. На столе появился самогон. Мы с Сидорком, разумеется, не пили, а Нуркевичу не мешали, зная, что выпить он любит. Через каких-нибудь полчаса его уже пришлось тащить в землянку. Тогда мы подсели к бойцам у костра.

Как выяснилось, в отряд Милашевского прибыл эмиссар польского эмигрантского правительства в Лондоне под кличкой Гура с директивой: с немцами не воевать, в контакты с советскими партизанами не вступать, держать винтовку у ноги, накапливать силы.

Опираясь на реакционеров типа Нуркевича, лондонский эмиссар развернул неблаговидную деятельность. Группа Гуры и Нуркевича стала насильно забирать в свою банду поляков, а с теми кто был не согласен разговор был короткий. Нередко были различные провокации с их стороны, случались: нападения исподтишка на советских партизан, а также сотрудничество с гитлеровцами. В деревнях польские националисты вели антисоветскую пропаганду, терроризировали поляков и белорусов, помогавших народным мстителям.

расстрел предателя

Здислав Нуркевич в 1960 году был изобличен органами госбезопасности Польской Народной Республики и понес заслуженную кару, а его сподвижник по кровавым злодеяниям на территории Белоруссии Гура (Адольф Пильх — кадровый разведчик и диверсант, прошедший спецподготовку в Англии) прячется под крылышком своих покровителей в Англии.

5 комментариев на тему “А казачок-то засланный
  1. «Пшеки подонки, что бандерлоги, такие же подлые и ссыкливые, мрази?»
    Вот «патриот» Проблема гораздо сложнее. и СССр и мы считали Зап.Белорусь своей територией- как до войны. после Курской Дуги было ясно что КА скоро появится на Зап.Бел Надо было докозать там територия чисто советская. Взялись за дело со сталинским усердием. польские партизаны подчиняющие легальному лондонскому правительству что это наши земли .

      1. Ему не смешно, потому что чувство юмора, это признак интеллекта, а там им и не пахнет, раз такую бредятину несет.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *