Акция против голландских евреев в Бухенвальде

лагерь
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

28 февраля 1941 года в Бухенвальд из Амстердама и Роттердама прибыли 389 голландских евреев, главным образом рабочих. Их немедленно определили в команды, работавшие на очень тяжелых участках, как-то: в пресловутую команду по переноске камня, в строительные команды и т. д.

Ввиду хорошего физического состояния части голландцев, транспортных рабочих и грузчиков портовых районов, первые дни прошли сравнительно благополучно. Однако вскоре стали заметны последствия тяжелой работы, которая, как известно, не была самоцелью, а должна была лишь привести к сокращению числа заключенных.

Суровый бухенвальдский климат со снегом и холодом, туманами и дождями вскоре оказал свое действие и привел к многочисленным случаям воспаления легких. Вследствие перехода на скудное, лишенное жиров питание почти все голландцы страдали расстройством желудка, что повлекло за собой быструю потерю сил.

Кроме того, недостаток подходящей обуви приводил к тяжелым язвам на ногах. Так как лагерное начальство считало, что уничтожение голландских заключенных евреев, которых защищали антифашисты лагеря, шло слишком медленно, тогдашний лагерный врач д-р Айзеле распорядился запретить доступ в лазарет всем голландским заключенным евреям.

Лежавшие в больничном бараке голландцы были либо вышвырнуты на улицу, либо в случае тяжелых заболеваний умерщвлены впрыскиваниями яда. Амбулаторное лечение было строжайше запрещено. В обоих блоках голландских заключенных . евреев — 16 и 17 — положение стало невыносимым. Все голландцы должны были выходить на работу. Освобождения от работы не давали никому.

Среди них были больные, руки и ноги которых были покрыты гнойными язвами и наполовину сгнили заживо. Рискуя жизнью, товарищи прятали их во время проверок в блоках. Врачи из числа заключенных при активной помощи антифашистов из больничного барака для заключенных раздобыли кое-какие инструменты и делали операции, часто пользуясь лишь самыми примитивными средствами, принимая строжайшие меры предосторожности в ночные часы.

В наиболее тяжелых случаях имевшимися в распоряжении антифашистов средствами помочь было нельзя, и запах разлагающихся гнойных ран вскоре стал невыносим. Как староста блока голландцев (блок 16) я больше не мог молча смотреть на ужасное положение этих несчастных.

Я связался с тогдашним лагерным врачом СС. Я описал д-ру Айзеле, который выслушал меня удивительно спокойно, положение в блоке и попросил принять особенно тяжела больных в больничный барак, ссылаясь на то, что инфекция может распространиться на весь лагерь и, возможно, перейти и в военный городок СС. Айзеле разрешил принести двух; голландцев к больничному бараку, и я думал уже, что добился успеха.

лагерь

Голландец Амеронген из Амстердама и второй голландец, были принесены мною и одним дневальным к больничному бараку. Но Айзеле не разрешил вносить их в приемную амбулатории. Их пришлось оставить у входа. Айзеле распорядился, чтобы повязки с больных были тут же сорваны.

Из пятки Амеронгена, которая больше была похожа на дыру, потек гной и сукровица. Я был уверен, что его примут в больничный барак, однако Айзеле цинично заявил: «В порядке. Обратно в рабочую команду!»

Мы были вынуждены теперь смотреть, как Амеронген и другие голландцы умирали в блоке на наших глазах —если применить выражение «подыхать», то оно будет лишь соответствовать истине. Только спустя более чем два месяца голландцы смогли лечиться в больничном бараке.

Умерщвление голландских заключенных евреев, по мне-нию лагерного начальства, все еще шло медленно. 22 мая 1941 года оставшийся 341 голландский заключенный еврей был доставлен в концентрационный лагерь Гузен около Маутхаузена.

По словам надежных заключенных из этого лагеря, которых я встретил в 1943 году в концентрационном лагере Моновиц около Освенцима, больным и слабым были сделаны впрыскивания уже вечером в день их прибытия, а основная масса была без остатка уничтожена на следующий день в каменоломне: заключенных избивали до смерти и сбрасывали с высоких уступов каменоломни.

Тем самым все заключенные голландцы (341 человек) были истреблены в течение 24 часов.

Эту акцию уничтожения пережил только один голландец— амстердамец Макс Небиг, который во время отправки своих товарищей в Гузен остался в бухенвальдском больничном бараке. Всем остальным больным голландцам д-р Айзеле   сделал впрыскивания. Небиг был спрятан и таким образом спасен.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *