Аксельбант — откуда пошел?

аксельбант
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 3,00 из 5)
Загрузка...

Россия. XVIII век. Летняя легкость Зимнего дворца. Александрийский столп, словно ножка циркуля, еще не очерчивает полукружье Генштаба. Замкнутый полукруг?! И одновременно настежь. Распахнут всем ветрам, в том числе и западным.

Лихая рота вышагивает слегка вразвалку, даже несколько рисуясь, по Дворцовому мосту. Идут быстро, однако не в ногу — русские инженеры знали уже тогда о роковой динамической нагрузке. Ружья, руки, каски и белизна витков на правом плече. Не погон, не эполет, а многократно закрученный эдакими завитками кондитера светлый шнур. Косичка шнура вьется по плечу и вдруг у самого рукава расслаивается на несколько шнуров, раздваивается, расстраивается и летит вниз к поясу металлическим наконечником. Шнуры легкие, тонкие, их обдувает, ласкает капризный переменчивый невский ветерок. Путь держит провиантская рота. Время действия — 62 год XVIII века. Рота проходит, вызывая удивление новой амуницией.

Новое понятие: аксельбант

Игривое, непонятно-красивое слово. А по-русски — оплечье, наплечье. Так толкует толковый Даль. Слово в лексиконе, а оплечье — на плече. Утверждается Петром Третьим. И сразу пользуется успехом. У него, у солдат, офицеров и, конечно, у милых девиц и дам, заполняющих улицы молодого и молодцеватого русского града.

Птичка оплечья легко перелетает на широкие плечи гренадерских батальонов и полевых русских мушкетеров Не остаются в долгу драгуны и кирасиры. Птичка «чистит перышки», расцвечивается, становится золотой, серебряной и даже трехцветной — белой с нитями — оранжевой и черной. И вот «венок Екатерины» падает на правые плечи лейб-гренадеров. Им, и только им пожаловано «преимущество пред прочими полками». Золотое оплечье господам офицерам и гарусное, а по-простому, нитяное — нижним чинам. Отпускается и сумма на заведение и обзаведение ежегодно. Сумма по тем временам немалая — три тысячи золотом.

Пятнадцать лет проходит после екатерининской привилегии, и оплечье аксельбант перекочевывает на плечи солдат и офицеров лейб-гвардии Егерского полка и конной артиллерии. Уютно размешается оплечье, захватывая петлями вторую и третью пуговицы мундира на груди рядовых легкоконного полка. Это так называемые шволежеры Польского корпуса, который находится на русской службе. И наконец, нависает маленькой скромной петлей над плечом унтер-офицеров драгунского, да еще к тому же и герцога д’Ангиен полка.

Однако цепкая память Павла (ли?) отвергает екатерининские привилегии — и лейб-гренадеры без аксельбантов. Сначала солдаты, а следом за ними и офицеры…

Ношение аксельбантов становится уже не только привилегией, а особой привилегией. В числе счастливцев штаб- и обер-офицеры-академики, то есть окончившие с отличием академию генштаба. В число «носителей» включены адъютанты. Аксельбант подстраивается под цвет пуговиц мундира. Медный ряд пуговиц — и аксельбант золотой. Серебристо-белый — и аксельбант мерцает серебром шитья.

аксельбант

Как ни красиво золото и серебро аксельбантов, однако живописные атаки русских мундиров быстро гасит японский пулеметчик цвета хаки. Ближе к земле. Слиться с ней цветом. Распластаться, чтобы не раствориться в небытии. Уроки впрок. В девятом году XX века вслед за походной одеждой защитного цвета робко появляется шерстяной защитный полуаксельбант. Но в городах России, в глубине, вдали от границ аксельбанты расцветают радугой. Здесь и красные витые шнуры соло аксельбанта. А под погоном. К тому же он разделен на передний и задний плетни с петлями. Конец переднего плетня замедляет свой бег у второй пуговицы мундира, а задний плетень — у третьей. Шнур красиво провисает под правым рукавом. Германский же фасон начала XX века и описать трудно. И волны двух плетней перекатываются на увешанной орденами груди, и витки шнуров, захваченных премудрой петлей. Ведь тот же аксельбант был в Пруссии значительно скромнее — как шнур, завязанный на «бантик». Две петли и два конца с наконечниками. Примерно такой же украшал и русские плечи.

Изобретение

Но кто же, однако, его изобрел, как и в связи с чем появился этот удивительный и загадочный шнур? Версий много. Аксель — плечо. Банд — лента, бант. Гравюра Франции — немые соглядатаи эпохи. XVII век — середина, конец. И действительно, яркие наплечные банты украшают придворные камзолы. У голландцев тех лет они напоминают незатянутую петлю за спиной, у плеча.

И это все? Нет, а слухи… Их ведь тоже можно иногда принимать в расчет. Правда, с известными оговорками. Итак, еще предположение веревки на плече носили в древности кавалеристы. Это были так называемые фуражные веревки. Были и наконечники — служили для чистки затравок. А есть и такое объяснение. Аксельбант происходит от старинных плечевых ремешков, или так называемых буф. Они нашивались во время Тридцатилетней войны. А цель? Для придержания широких плечевых портупей.

И кажется, самое романтическое предположение восходит ко временам герцога Альбы. Альба, герцог Альба, удивительно похож на Дон-Кихота. Причем это не причуды одного художника. На всех гравюрах, живописных портретах, картинах — он «рыцарь Печального Образа». Кстати, в прямом смысле печального. Оставляет на себе тяжелую память. И особенно в Голландии, иначе говоря — в Нидерландах. Интересно, что одна из версий появления аксельбантов связана, правда косвенно, с жестоким герцогом.

Итак, середина 60-х годов XVI века. Резня, виселицы в Голландии. Глухие заговоры, предвестники мятежей, сотрясают страну. А тут еще полк валлонов (до того находился на службе испанского короля) переходит к противнику (читай голландцам) в полном составе. Бунт.

Однако, прежде чем рассказать о том, как реагировал на все это Альба, следует упомянуть о валлонах. Итак, валлонская гвардия. Кому служила и под чьими знаменами воевала? Так называется в XVIII веке лейб-гвардия короля, офицеры которой принадлежат к самым знатным фамилиям страны. Кроме гвардии валлонцы служили еще в других полках Испании и Неаполя. Итог — в 1822 году гвардия распущена.

Вернемся к рассерженному герцогу

Альба узнает о бунте и тотчас, гонимый яростью мщения, отправляет письмо командиру перешедшего к голландцам полка. Расточает громы и молнии. Сообщает, что непременно повесит каждого чина полка как бесчестного вора. Если, конечно, возьмет в плен.

Полковник еще раз удостоверяется в крепости духа своих подчиненных и отвечает герцогу следующее: «Чтобы испанцам не пришлось бы много хлопотать, то каждый чин полка будет иметь при себе и веревку, и гвоздь». Итак, конец цитаты и начало рождения новой формы. Валлоны тем временем с большим торжеством навешивают себе на шею веревку и гвоздь. Солдаты полка удивительно храбры в бою. А кроме того, они не могут, не должны попадать в плен. Приказ Альбы еще в силе. Но все проходит. Кончается и война. А привычка остается. Привычка носить веревку у правого плеча. Носить и гордиться, с шуткой вспоминая жестокий приказ Альбы и бунт, произошедший в полку, — «аксель-бунт».

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *