Анализ стрельбы артиллерии противника

методы стрельбы
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

К 1941 году часть артиллерии Ленинградского фронта была переброшена на другие фронты, где шли наиболее ожесточенные сражения. Немцы подтянули к Ленинграду свою артиллерию, в том числе и дальнобойную, и приступили к непрерывному и планомерному обстрелу его. День за днем в городе рвались вражеские снаряды различных калибров. Огонь по городу вели отдельные орудия, батареи и целые группы батарей.

Массированные артиллерийские налеты противник чередовал с методическим огнем. Условия воюющих сторон были далеко не равными. По Ленинграду противник вел огонь, как правило, без пристрелки, и тем не менее, каждый его снаряд причинял ущерб.

С одних и тех же огневых позиций немцы возобновляли огонь по городу даже в тех случаях, когда их орудия и орудийные расчеты выводились из строя огнем нашей артиллерии. Чтобы ввести в заблуждение и показать малую эффективность огня советских батарей, противник завозил на пострадавшую позицию другие орудия, часто другого калибра и в другом количестве. Так было, например, с целью № 213 из беззаботнинской группировки.

По разведывательным данным, эта цель считалась двухорудийной батареей 210-мм калибра, входящей в 820-й артиллерийский полк особого назначения. После того как наши артиллеристы точным огнем вывели ее из строя, немцы установили на той же позиции 170-мм орудия, что было обнаружено разведкой, а также подтверждено при захвате батареи во время прорыва блокады Ленинграда.

Таким образом, часть уничтоженных батарей противника после замены орудий и пополнения расчетов продолжала действовать с прежних позиций, улучшив их инженерное оборудование.

Стараясь ввести в заблуждение пашу разведку, немецкие артиллеристы очень часто «кочевали» со своими пушками с места на место. Так, в декабре 1942 года на красносельском направлении разведка засекла 131 цель. Однако тщательный анализ показал, что на самом деле их имелось вдвое меньше.

В ответ на повышение эффективности огня советских батарей противник усиливал обстрел их. Так, если в феврале 1942 года в полосе 42-й армии было зарегистрировано всего восемь случаев обстрела батарей, то в марте только батареи 14-го гвардейского артиллерийского полка 60 раз подвергались огневым налетам противника, который выпустил по ним около 3200 снарядов.

Как отмечалось в предыдущей главе, с целью уменьшения потерь от огня советской артиллерии, противник устанавливал орудия батарей на увеличенных интервалах, располагал их в шахматном порядке.

методы стрельбы

Одной из остроумных уловок противника было применение им так называемых «рабочих» орудий. В створе с плоскостью стрельбы, перед основной огневой позицией или за ней на расстоянии 300-400 м, а иногда и в стороне от огневой позиции, противник устанавливал одно из орудий батареи и пристреливал из него какой- либо объект в городе. Этот маневр был рассчитан на то, что наши контрбатарейщики засекут орудие и откроют по нему ответный огонь, а противник в это время остальными орудиями батареи произведет огневой налет по пристрелянному объекту в городе. Поскольку немцы старались осуществить таким образом огневую маскировку своих батарей, «рабочие» орудия называли еще и маскирующими.

«Рабочие» орудия противник, как правило, укрывал в дзотах полевого типа и вел стрельбу ограниченным количеством снарядов. Для орудийных расчетов противник строил прочные землянки с ходами сообщения полного профиля к орудиям. Естественно, противник рисковал потерять орудие, но, чтобы сохранить остальные орудия батареи, он шел на эту жертву. «Рабочие» орудия вели пристрелку бризантной гранатой.

Для маскировки выстрела орудия противник нередко подрывал в стороне от стреляющего орудия, примерно в 200-300 м, заряд взрывчатого вещества. Подробности организации стрельбы «рабочих» орудий стали известны позже от пленных немецких артиллеристов.

Случалось и так, что артиллеристы противника не прекращали огня и во время нашего обстрела, как бы делая тем самым вызов нашим артиллеристам и вынуждая их к все большему расходу снарядов.

Однако по мере повышения активности нашей контрбатарейной артиллерии и усиления мощи ее ударов артиллеристам врага приходилось все труднее. Об этом красноречиво говорит запись от 14 февраля 1943 года в журнале боевых действий 768-го тяжелого артиллерийского дивизиона противника, где сказано буквально следующее: «Активность русской артиллерии значительно повысилась. Наши батареи, ведущие огонь, немедленно подвергаются обстрелу противной стороны. Русские осуществляют полное взаимодействие стреляющей артиллерии и разведки. Мы несем значительные потери и вынуждены сменять огневые позиции в глубину обороны».

Да, нашим врагам было над чем призадуматься. Они решали, как реорганизовать и тактически лучше использовать свои артиллерийские средства, чтобы выполнить основную задачу — разрушить город. Так, немецкое командование объединило все артиллерийские и разведывательные средства в специальную артиллерийскую группу под командованием генерал-лейтенанта Томашки. Ее цель состояла в том, чтобы противопоставить организованным действиям артиллерии, прикрывающей Ленинград от обстрелов, организованное подавление наших батарей, обеспечив тем самым разрушение города и истребление его населения с наименьшими для себя потерями. Эта мощная группировка артиллерии противника была разделена на группу нападения и группу прикрытия. В группу нападения входили крупнокалиберные 170-240-мм пушечные системы, расположенные в 12-20 км от переднего края, а также железнодорожные транспортеры с 420-мм орудиями. Основной задачей группы нападения являлось разрушение города, нарушение коммуникаций и уничтожение населения.

В группу прикрытия входила артиллерия, вооруженная тяжелыми полевыми пушками 105-155-мм калибра. Она занимала боевые порядки в 4-7 км от переднего края, имея задачей маскировать стреляющие батареи группы нападения.

Группу нападения противник расположил в районах: пос. Беззаботного, с. Настолова, Пендолова, Антропшина. Железнодорожные транспортеры, имея дальность стрельбы свыше 40 км, действовали из районов Гатчины, Ново-Лисина. Батареи групп прикрытия противник расположил в районах: пос. Володарского, г. Пушкина, г. Урицка, пос. Финское-Койрово. В ходе контрбатарейной борьбы враг вынужден был менять расположение отдельных групп.

Используя огонь дальнобойных систем группы нападения почти с предельных дальностей по крупным объектам города, вероятность попадания в которые была очень велика, противник поставил нас в исключительно тяжелые условия.

Взаимодействие артиллерии нападения с артиллерией прикрытия немцы осуществляли следующим образом. Как только батареи группы нападения начинали обстреливать город, артиллерия прикрытия открывала огонь по позициям советских батарей. Тем самым противник стремился отвлечь наше внимание от артиллерии, обстреливающей город, заставить защищаться и вести ответный огонь по батареям прикрытия. Только хорошо организованная система наблюдения, связи и оповещения, которая включала в себя посты МПВО и многочисленные артиллерийские наблюдательные пункты, расположенные в различных местах Ленинграда, позволяла нашим артиллеристам моментально знать о начавшемся обстреле города и о тех объектах, по которым ведется стрельба. Тут уж, не считаясь с обстрелом наших позиций батареями прикрытия, контрбатарейщики немедленно открывали огонь по вражеской артиллерии, разрушающей город.

Стремясь нанести наибольшие разрушения городу, противник всячески разнообразил систему и методы ведения огня. Так, например, он практиковал сосредоточение огня ряда батарей на определенных кварталах одного или нескольких районов города в разное время суток. Враг комбинировал огонь, ведя его либо залпами через 10-15 минут, либо одиночными выстрелами. Он чередовал снаряды бризантного, фугасного, зажигательного действия. Зажигательные снаряды противник применял двух видов — ударного и дистанционного, последние рвались на высоте 30-100 м над землей, отчего в городе часто возникали пожары.

Для подавления советских батарей враг часто применял следующий метод: после короткого шквального беглого огня двумя-тремя снарядами из каждого орудия одной батареи он сосредоточивал огонь нескольких батарей по одной цели.

Характерно, что с активизацией контрбатарейной борьбы немцы почти полностью отказались от пристрелки и сострелки групп. Они вели огонь с разных направлений из большого количества отдельных орудий по одной цели, что усложняло работу звуковой разведки.

Только возросшее мастерство артиллерийских разведчиков позволяло обнаружить стрелявшие батареи и отдельные орудия.

Потеряв надежду на победу под Ленинградом, испытывая на себе день за днем нарастающую силу наступательной тактики советской артиллерии, противник изыскивал всевозможные способы и методы, чтобы выполнить приказ фюрера — разрушить город Ленина.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *