Англо-американский взгляд на Вторую Мировую

американский взгляд на Вторую Мировую
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Начало клеветнической кампании против Вооруженных Сил Советского Союза было положено английскими реакционными кругами во время войны 1939/40 г. Однако по мере уменьшения шансов на победу гитлеровской коалиции и появления первых признаков нового кризиса капиталистической системы в памяти у военных писателей и публицистов начали обнаруживаться заметные провалы; не только в прессе, но и в литературе, стали вновь звучать старые, довоенные мотивы.

К концу войны пропаганда антисоветская отбросила почти все моральные нормы. Реакционные круги все явственней стали пренебрегать мировым общественным мнением, которое продолжало еще питаться политической принципиальностью, гуманностью и героическими традициями советского народа. Для дезориентации масс и привлечения их на свою сторону, торопясь и обгоняя друг друга, начали выпускать мемуары, отчеты и доклады политические и военные руководители.

От них старались не отставать душеприказчики повешенных в Нюрнберге. Одновременно публиковали первые итоги своей работы бесчисленные комиссии, группы, созданные при исторических и экономических факультетах многих университетов издавались труды отдельных историков, философов и военных писателей и, наконец, «сборники дипломатических документов» и официальные многотомники «Историк второй мировой войны».

Если первые грешили тенденциозной подборкой и сознательным сокрытием нежелательных документов, то вторые, помимо тех же пороков, примечательны расчленением истории второй мировой войны — раздельным и обособленным исследованием действий различных видов вооруженных сил. Соответствующие ведомства готовили историю воздушных, морских и сухопутных сил, обходя или сматывая большие политические, экономические и социальные вопросы.

Как победители из капиталистического лагеря, так и из гитлеровской коалиции, спешили забросать мир описаниями, анализами и выводами ни опыта прошедшей войны, с тем чтобы создать теоретические предпосылки для оправдания своей политики и политической линии на будущее.

На этот раз буржуазная историческая наука меньше всего заслуживала упрека в изучении истории ради истории. Втянутая в напряженную идеологическую борьбу и ставшая одной из форм так называемой «холодной войны», она посвятила себя фальсификации истории для открытого или завуалированного оправдания новой гонки.

Все это должно было быть прикрыто именем науки и непреложно вытекать из опыта или уроков истории на основании многотомных исследований самых разнообразных комиссий и учреждений, для создания которых не жалели средств.

Конечно не это являлось главной причиной отставания нашей историографии до недавнего времени. Но наряду с другими обстоятельствами сложность критического отбора и извлечения полезных материалов из зарубежных изданий сыграла свою отрицательную роль, так как наши научные органы оказались недостаточно подготовленными для преодоления этих трудностей ни методически, ни организационно, ни в части привлечения необходимых средств и людей, включая квалифицированных переводчиков.

 американский взгляд на Вторую Мировую

Некоторую разрядку и значительную пользу принес Нюрнбергский процесс.

Но позже возможность использования иностранных источников опять была крайне сужена, несмотря на то что во многих странах мира появлялось все больше и больше новых публикаций, причем сопоставление некоторых из них представляло для советских исследователей определенный научный интерес. Так, к сожалению, создавалась обстановка, при которой мы в этой области как бы старались отгородиться от внешнего мира и замкнуться в ограниченных пределах отечественных архивных и библиотечных фондов.

Нетрудно видеть, что такое положение явилось одним из последствий культа личности, методом оберегания однажды сделанных определений, оценок и выводов. Оно затрудняло не только их критику, но и глубокое и обстоятельное течение событий военных лет на основе более поздних или ранее неизвестных данных, которыми располагали бывшие союзники и бывшие враги.

Если такое положение создавало значительные трудности при исследовании вопросов, связанных с историей Великой Отечественной войны, несмотря на то что мы располагаем всем основным фондом советских источников, то еще большие сложности приходилось преодолевать при изучении условий возникновения второй мировой войны. Это тормозило процесс исследования политических, экономических, социальных, технических и многих других закономерностей и частных проблем, связанных с историей этой величайшей из войн.

Основная беда заключалась в том, что мы невольно должны были пользоваться, как правило американо-английскими или немецко-итальянскими, а также японскими официальными реляциями и сообщениями, так как без них нельзя было обойтись даже при составлении элементарных хронологических пособий. А опыт учит, что вырваться из плена навязываемых версий и оценок можно только путем критического сопоставления и строго научного анализа самых разнообразных документов и материалов. Но именно этих возможностей мы и не имели.

Только в самое последнее время произошел перелом. Наши научные работники как военные, так и гражданские получили широкий доступ не только к отечественным, но и ко многим иностранным источникам, пересмотрены издательские планы, усилена переводческая и библиографическая деятельность соответствующих учреждений, что позволило развернуть всестороннюю и глубокую исследовательскую работу по изучению опыта второй мировой войны.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *