Артиллерийское наступление

артиллеристы вов

Радостные вести поступали с Волги. Наши войска быстро сжимали котел окруженных там двадцати двух дивизий. Дни сопротивления гитлеровцев под Сталинградом были сочтены. Все больше разрасталось наступление против немецко-фашистских захватчиков на Кавказе.

Еще в конце декабря сорок второго года началась подготовка к наступательным боям под Новороссийском. Хотя погодные условия этому и не сопутствовали — шел обильный снегопад — наступление готовилось непрерывно, ежедневно. Мы это видели и чувствовали на каждом шагу.

Встретив новый 1943 год, в первых числах января перешли в наступление и войска, оборонявшиеся под Новороссийском. Активные бои начались артиллерийским наступлением, впервые примененным на нашем участке фронта. Термин «артиллерийское наступление» был новым. Трудно сказать, что конкретно и в деталях вкладывалось в это понятие в верхах. На батареях же 796-го артполка после проведенных занятий с командным составом под артнаступлением понималось ведение артиллерийского огня перед атакой, во время атаки и при бое в глубине противника.

Начало артиллерийского наступления намечалось на 8 часов утра. К этому времени батареи и дивизионы артполка были в полной готовности, с нетерпением ожидая команды «Огонь!» А ее все не было. Над обороной противника висел густой туман. Вести наблюдение оказалось невозможным. Прошло 8.00, затем 8.15, 8.30, 8.45. Видимость почти не улучшилась. Некоторые стали ворчать:

— Опять не получилось, видно, у нас наступление! — недовольно высказался наводчик Иванющенко.

— Чего каркаешь не зная, — ответили ему более терпеливые.

— Как это — не зная: целый час ждем. Разве ж это порядок? — не унимался наводчик.

— Выпей водички и успокой нервы — а то они у тебя сдавать стали, — отвечали ему.

Но тут телефонист во весь голос передал команду: «Зарядить!». А когда через несколько секунд командиру батареи доложили: «Готово!» — последовала команда: «Огонь!».

Грянули выстрелы четырех пушек 2-й батареи. Тут же они слились с выстрелами других батарей, с грохотом многих десятков орудий. Стреляем залпами, причем сила огня все больше и больше нарастает. Зрелище необычное. Такой сильной артиллерийской подготовки мы давно уже не видели и потому были особенно обрадованы тем, что слышали и видели.

Минут тридцать гремят залпы гаубиц, пушек минометов. Все слилось в один общий артиллерийский гул.

Потом на минуту все стихает. Артиллерия переносит огонь по глубине обороны противника, а стрелковые части и подразделения переходят в атаку. Вот начали наступление батальоны 1339-го стрелкового полка. И как только наша пехота поднялась в атаку, по ней хлестанули сильные пулеметные очереди. Нужно было преодолеть огонь противника быстрым броском. Но накануне прошел дождь, все раскисло, продвигаться было и без того трудно. Получилось так, что, не дойдя до первой траншеи противника метров сто, стрелковые подразделения залегли.

Не получилось дружной атаки и в 1331-м стрелковом полку. На участке его наступления также уцелело несколько мощных опорных пунктов противника. Путь атакующим преградил огонь гитлеровцев со скатов высоты Сахарная Голова. Досадная неприятность. Наступление захлебнулось. Стрелковые роты полков лежали перед передним краем противника, прижатые к земле.

стрелки вов

Опять ведем ураганный огонь по противнику: сначала по пулеметной точке, потом переносим огонь правее и бьем по отдельному орудию и по скоплению гитлеровцев в траншее. Пехота поднимается в атаку, доходит до переднего края противника и снова залегает под ливнем перекрестного пулеметного и автоматного огня с флангов. Зимний день короток. Скоро начало темнеть. Наши стрелки и автоматчики по приказу командиров стали отходить на исходные позиции. Вместе с санитарами они выносили с поля боя раненых и убитых. «От роты осталось три сапога», — с горечью говорили тогда пехотинцы.

День был тяжелейшим. Пехота понесла потери, а успеха не имела. Неприятно чувствовали себя и мы, артиллеристы. Как-никак, а некоторые важные огневые точки фашистов после артподготовки продолжали действовать.

Наутро наступление частей 318-й дивизии под Новороссийском возобновилось. Велось оно опять-таки в условиях непогоды. Начавшиеся 5 января 1943 года дожди не только сковали действия пехотных подразделений, но и затрудняли снабжение.

Чуть ли не в период этих неудавшихся наступательных боев командира 796-го артполка майора Г. В. Козлова вызвали в штаб артиллерии 47-й армии и предложили другую должность.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *