Атака немцев в праздник 1 мая

Солдат сраженный пулей ВОВ

Командиром 23-го полка назначен майор Писанко. Ранее он был заместителем комполка по строевой части. В полку он с первых дней войны, хорошо знал личный состав, да и его все знали.

Месяцы войны стали для Ивана Ивановича суровой, но хорошей школой. Он слыл командиром смелым, решительным, с твердым характером. Словом, оправдал доверие командования и наши надежды.

Прибыли в Дьяково. Большое село и не пострадало от войны, здесь даже базар работал. Цены, конечно, недоступные, но возможен обмен. В село возвращались эвакуированные жители.

Весна начинала вступать в свои права, степь покрывалась полевыми цветами. Жаворонки, воспетые В. А. Жуковским, с раннего утра парят в бирюзовом небе. Эту пичужку и заметить-то трудно, а сколько радости она приносит! Вспомнилось детство…

Дивизия придвинулась ближе к Миусу и заняла позиции по левому берегу. На правом —занятые врагом высоты, за ними — Донбасс. Мы как на ладони. Питание и всякое передвижение только ночью. Получаем пополнение, обучаем новичков. К концу апреля 1943 года полностью укомплектовались орудиями, оптическими приборами, получили приказ взять на учет всех шоферов. А это означало одно: переходим на механическую тягу.

Разработали систему огня, оборудовали несколько огневых позиций и НП. Словом, построили глубокоэшелонированную оборону. КП расположился напротив деревни Дмитриевка. Сама деревня на противоположном берегу, там фашисты. Это уже Донецкая область. Севернее знаменитая Саур-могила. Прямо на запад областной центр.

Шендрик вернулся в наш полк, но ненадолго. Вскоре он был назначен начальником штаба артиллерии 4-й гвардейской дивизии. На его место командиром дивизиона пришел капитан Коваль Александр Моисеевич. Ранее он командовал батареей во 2-м дивизионе, был заместителем командира дивизиона по строевой части. В полку с начала войны, но мы не были знакомы. Мне он сразу понравился. Спокойный, деловой.

Пришла еще одна весть: над нами взяли шефство труженики тыла. Мы начали получать от них свежую рыбу. Да какую! Судак, щука, сом. Важно было ее сохранить. Для этого рыли глубокие траншеи, заполняли их крапивой, ветками — делали полевой холодильник. И сохранили.

Приближался праздник 1 Мая. Фашисты, как правило, совершали в праздники вылазки. Мы готовили отпор. Так было и на этот раз. В ночь на 1 мая группа фашистов переправилась через Миус в районе балки Герасимова. Стали гитлеровцы карабкаться по склонам берега, забрасывая наши окопы и ПНП гранатами. У меня на КП звонок, еле слышный голос старшего лейтенанта Кукина:

— Товарищ 20-й, откро…

— Громче, — говорю, — ничего не слышно!

— Не могу громче, — отвечает, — рядом немцы. Откройте неподвижный заградительный огонь.

Отдаю приказ командиру 7-й батареи — два залпа, — огонь! По дивизиону объявлена боевая тревога. 7-я батарея продолжает стрельбу, увеличив прицел на одно деление (50 метров). Загудели зуммеры телефонов с «чердака»: доложите обстановку! Я-то знал, что Кукин вызывает огонь на себя. Не поспешил ли я с командой открыть огонь? С этими мыслями я вышел из блиндажа, вдруг телефонист кричит: к телефону! Хватаю трубку, а у самого руки дрожат.

— Федор Дмитриевич, все хорошо, что хорошо кончается!

— Кто это?

— Я. Кукин

— Ты ранен, контужен?

— Нет. Только двое из наших легко ранены, им оказана помощь, зато немцев уложили много. Рассветет — подсчитаем.

Немец с гранатой ВОВ

Докладываю о случившемся Писанко, тот сообщав что послал туда Раевского и Шведа. Я в свою очередь послал начальника связи Яскевича и медика Зубкова.

По телефону они подробно описали обстановку: убиты немцев восемь, раненых четверо. Их подобрали, оказали медпомощь. Они уже дали ценные показания о свои частях.

Позднее и Кукин рассказал, что случилось. Оказывается, немецкая разведка нащупала брешь в нашей обороне, где не было локтевой связи. В эту брешь они и сунулись, воспользовавшись оплошностью нашей пехоты.

Спрашиваю, почему не применяли гранаты против немцев? Применяли, только поначалу не могли их накрыть: они ведь карабкались по откосу. Догадались, стали скатывать гранаты им навстречу. А когда начался обстрел, Кукин со своей командой использовал береговые козырьки. Вот ведь, знали, готовились и едва не оплошали.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *