Атака за атакой

Атака шла за атакой
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

На рассвете 24 октября от боевого охранения поступило сообщение, что к Таганчанскому лесу движутся силы карателей с приданными им танками и артиллерией. Атака шла за атакой, но десантники не уступали врагу ни пяди своих оборонительных позиций. Героически стояли пулеметные расчеты. Все офицеры, вплоть до комбрига Сидорчука, находились в окопах и вели бой как рядовые бойцы.

С наступлением ночи немцы отошли на исходные позиции, не отказавшись от намерения уничтожить десантников. Подтягивались свежие силы, на огневых позициях развертывались артиллерийские батареи. Парашютисты готовы были стоять до конца, несмотря на то, что кончились боеприпасы. Навсегда остались лежать в приднепровской земле парторг батальона Павел Буслаев, пулеметчик Миргабет Салахов, особист капитан Григорий Молдаванский.

В сложившейся ситуации в интересах дела было выгодней сделать шаг назад, чтобы потом, набравшись сил, ударить с еще большей силой.

Комбриг вышел на прямую связь с командующим 52-й армией. Тот приказал Сидорчуку перейти в Черкасский лес, поближе к Днепру. Это облегчало и взаимодействие, и доставку продовольствия и боеприпасов.

На рассвете 26 октября бригада форсировала реки Рось и Ольшанку. На горизонте показался желанный Черкасский лес. 27 октября подошли к Ирдинскому болоту, где встретились новые группы десантников и партизан.

В конце октября 1943 года бригада, несмотря на месячные бои, собрала все свои силы в мощный ударный кулак, стала боеспособным воинским соединением. Как отмечал в своем донесении представитель Украинского штаба партизанского движения, «бригада передислоцировалась в… Черкасские леса.

1-й батальон находился ,в Белозерье, 2-й батальон — в Елизаветовке, 3-й и 4-й — в Русской Поляне… Десантники проводят боевые действия на коммуникациях противника. Уверен, что десантники… во взаимодействии с партизанами могут оказать большую помощь войскам 2-го Украинского фронта».

Это было ко времени. На правом крыле фронта от Канева до Чигирина действовала 52-я армия генерал-лейтенанта К. А. Коротаева, которая в период боев за Киев сковала значительные силы оккупантов на Черкасском на-правлении. Перед Коротаевым была поставлена задача форсировать Днепр и, освободив Черкассы, развивать наступление на Смелу.

Атака шла за атакой

Вдоль Днепра враг построил мощный оборонительный рубеж. Здесь были огневые точки всех типов. Первая линия обороны имела точно выверенную и проверенную систему огня. Река простреливалась фронтальным и фланговым огнем. Другая линия обороны проходила вдоль приднепровских сел — Лозовок, Сокерны, Свидовок. Она прикрывала подступы к лесному массиву, где действовали партизаны.

Особо укрепленным узлом был Свидовок, опоясанный траншеями, противотанковыми рвами и заграждениями. В центре села — дзоты. На участке от Канева до Свидовка занимали оборону, по данным нашей разведки, два пехотных полка, бригада СС, танковая дивизия «Викинг». От Свидовка до Боровицы протянулись гарнизоны 72-й пехотной дивизии, один танковый и один пехотный полки. Занимали здесь оборону и некоторые другие гитлеровские части.

Все это навело командование на мысль, что успеха в боях за плацдарм можно добиться одновременным ударом с фронта и тыла. С правого берега Днепра боевые действия должны были вести воздушно-десантная бригада подполковника Сидорчука и партизанские соединения из Черкасского и Смелянского районов.

В живых осталось трое: майор Старостин и двое десантников. Озверевшие фашисты тут же прикончили раненых парашютистов. Майора не тронули: на нем была офицерская форма. Под усиленной охраной его повели в село. Силы Старостина были па исходе. Он с трудом держался на ногах. В доме колхозницы Олимпии Гордиенко помещался отдел гестапо. Сюда и привели майора. Хозяйку и ее дочь гестаповцы выселили, они жили по соседству. Однако днем им разрешалось приходить и работать во дворе.

День, стоял тихий, не по-осеннему теплый. Гестаповцы вышли из хаты, солдаты вынесли на улицу стол и три стула, поставили их под развесистую грушу, которая росла во дворе. Во двор зашли и полицаи. Сейчас, они стояли у забора, курили.

Старший из гестаповцев тоже закурил. Перед вторым гестаповцем лежала стопка чистой бумаги— он собирался протоколировать допрос. Но, судя по тому, что самописку он не взял в руку — она продолжала лежать на столе, — не особенно верил в успех мероприятия, которое задумал провести его шеф. Третий офицер, который сидел под грушей, не был гестаповцем: он — армейский лейтенант — участвовал в захвате группы парашютистов.

Старший гестаповец знал русский язык — это позволяло обходиться без переводчика. По собственному опыту нацист знал, что переводчики часто не решались дословно переводить все то, что говорили пленные.

— Вам не жарко в десантной куртке? — спросил Старостина гестаповец. — Солнце светит так жарко, и нам бы не хотелось доставлять вам излишние неудобства.

Он сделал знак полицаям, и те стащили со Старостина его ту самую, счастливую, вязьминскую куртку. Руки у майора не были связаны, и он привычным солдатским жестом расправил складки под ремнем. На гимнастерке майора все увидели два ордена — Красного Знамени и Красной Звезды…

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *