Атауальпа Апо Инка — индейский спаситель

Завоевание Мексики и Перу

Легенды о восстаниях индейцев, живущих в дремучих лесах, в своем большинстве не сумели пробиться через густую чащу джунглей. Один из немногих эпизодов, который мы смогли отыскать произошел  на самом краю Амазонии — уже у истоков великой реки.

Там, где Амазония почти соприкасается со склонами южноамериканских Кордильер, на берегах рек Перене, Тамбо, Укаяли, жили пиры, конибы, сипибы. Там же жили и храбрые воины многочисленного племени кампа, о котором пойдет сейчас речь.

История племени кампов

С кампами белые пришельцы познакомились впервые вскоре после открытия Америки. Спустя многие десятилетия, в девятнадцатом веке, они снова встретились с ними в амазонских джунглях на границе Бразилии и Перу. Путешественники рассказывали, что кампы верят в какого- то индейского «спасителя», живущего на небесах, который когда-нибудь вернется к своим индейцам. И вместе с ним вернутся счастье и свобода.

Такая вера в бога-спасителя, который, прежде чем взойти на небеса, жил, мол, с кампами на земле, уже на первый взгляд похожа на традиционные христианские верования. Зато совершенно не соответствует религиозным представлениям, традиционным для других областей тропической части Южной Америки.

Объединение индейцев

Объяснение, очевидно, следует искать в имени этого удивительного индейского спасителя. Кампы называют его Атауальпа Апо Инка. Да-да, Атауальпа Апо Инка. Ведь Атауальпа был последним властелином самой могущественной индейской империи доколумбовой Америки — страны инков; Этот Атауальпа не обладал, однако, качествами героического вождя, и поэтому испанцы Писарро уничтожили империю инков, собственно, за один день.

Преемники Атауальпы, занявшие после его смерти золотой трон инков, боролись еще некоторое время в отдаленных областях своего когда-то огромного государства. Но в 1572 году коварный испанский вице-король победил последнего из этих инков Тупака Амару I и приказал его торжественно обезглавить на площади бывшей столицы их государства — Куско.

Инки мертвы. Мертва уже и их империя. Однако огонь, вернее, огонек сопротивления против новых порядков в Перу все время вспыхивает. И как только он вновь вспыхивает, его вожди по традиции принимают имена умерших властелинов этой великой, уничтоженной конкистадорами индейской империи. Вместе с их именами они берут и официальные титулы их обладателей, т. е. «инка», «апо» или «сапа». Индейский спаситель как раз и носит такое имя — Атауальпа Апо Инка.

При этом инки этой территорией восточноперуанских дремучих лесов в доколумбовый период никогда непосредственно не владели. Здешние индейцы даже не говорят на языке кечуа. Что-то здесь не так и, значит, надо искать другие следы.

Кто такой Атауальпа Апо Инка

В перуанских архивах есть сведения о том, что сюда со второй половины семнадцатого века отправлялись францисканские и иезуитские миссионеры для того, чтобы обратить здешних индейцев в истинную веру.

Миссионеры в южной Америке

Иезуиты постепенно создали тут ряд миссий. Главным опорным пунктом их деятельности стала сегодняшняя Гран Пайонал — холмистая местность, которая несколько возвышается над тропической амазонской низменностью. Здесь миссионеры основали в 1635 году что-то вроде столицы Пайонала — Камири.

Пролетело сто лет. Францисканцы и иезуиты постепенно поработили свободолюбивых кампов. Похоже было, что и тут установился порядок, который господствовал в испанских колониях Нового Света.

Тогда и пришел к кампам индеец из другого мира. С его приходом в Великом Пайонале все изменилось. Говорят, что этого индейца по-испански звали Хуан Сантос. Однако сам он называл себя Атауальпа Апо Инка. Он действительно спустился к индейцам дремучих лесов почти с неба — с надоблачных вершин Анд, где долго скрывался в высокогорных областях от преследований испанских властей.

Объединение кампов

Индеец с гор, который разжег огонь восстания в западной Амазонии, по стечению обстоятельств родился в Кайамарке, то есть как раз там, где был побежден последний властелин империи инков Атауальпа. На способного индейца из Кайамарки обратили внимание местные иезуиты и решили воспитать себе помощника. Священники даже послали молодого кечуа на учебу в Европу. В конце концов Хуан Сантос одним из первых индейцев попал даже в Африку.

Эффект воспитания оказался неожиданным. Путешествия позволили молодому индейцу посмотреть на действительное положение вещей как бы со стороны. Поэтому интеллигентный индеец стал не прислужником колониального порядка, а наоборот — его решительным противником. Он даже тайно начал готовить восстание, собирать войско.

Конкистадор убивает индейца

Сантос понимал, что на открытых горных плато Анд он не сможет противостоять испанской кавалерии, поэтому он спустился со своими воинами в дремучие леса. Как раз в то время, когда миссионеры окрестили кампов.

Своим гостеприимным хозяевам он объяснил, что привело его в их страну. И случилось непредвиденное. Принявшие христианство кампы, жившие уже сто лет под влиянием миссионеров, сразу увидели в спустившемся с гор брате своего истинного спасителя. И восприняли его мысли, его идеалы. Они отреклись от христианства и направили своих лучших воинов на тропу войны.

Великая война племени кампов

Кечуанский спаситель начал свою великую войну в джунглях ударом в самое сердце колонизации — Великий Пайонал. Он взял столицу Кимири, овладел Кисопонго и большинством поселений, основанных белыми.

Как раз в это время по другую сторону перуанского вице-королевства в его прибрежных водах появилась сильная эскадра английских кораблей под командованием адмирала Джорджа Ансена. Возможно, что между Атауальпой Апо Инкой и англичанами действительно существовало тайное соглашение о совместном нападении на испанское Перу.

Тогдашний управляющий вице-королевством маркиз дё Вильагарсиа, напуганный опасностью, угрожавшей власти испанцев в стране, быстро направил в востичные джунгли против войск Атауальпы два крупных военных отряда, которые должны были ударить с флангов по уже освобожденной индейской территории и снова захватить ее.

Поражение конкистадоров

Первый отряд, возглавляемый высоким представителем администрации вице-королевства Мальо, должен был одновременно овладеть и столицей независимой индейской «республики» Атауальпы. Другому отряду под командованием губернатора Тренкосо предстояло захватить главную индейскую снабженческую базу в селении Кисопонго, охраняемую малочисленным гарнизоном.

Тренкосо удалось овладеть Кисопонго. Но заметив приближающуюся к городу армию Атауальпы, он предпочел оставить Кисопонго и вернуться назад в безопасное место. Когда один из двух испанских отрядов покинул поле боя, у Атауальпы остался один противник — армия Мильо. Ее индейцы уничтожили с помощью ловушек, засад, западни.

Скоро стало ясно, что даже отлично вооруженный отряд Мильо не сможет противостоять индейским войскам в открытом бою. Испанцев становилось все меньше и меньше, и в конце концов длительное, утомительное отступление из джунглей Амазонии пережило лишь несколько воинов Мильо.

Победы, обратившие колониальные войска в бегство, вызвали у кампов преклонение перед Атауальпой почти как перед богом. Вера в сверхъестественные силы вождя была всеобщей, вера эта еще более укрепилась, когда в 1744 году войска Атауальпы в битве у реки Чанчамайо разбили отряды, которые против них направили юйский и тармский «коррегидоры» (у испанцев что-то вроде областных управляющих).

По иронии судьбы решающую роль в бою Атауальпы за переправу через Чанчамайо (тогдашнюю границу снова свободной страны кампов) сыграли небольшие испанские пушки, которые индейская армия захватила два года назад при взятии города Кимира. Индейцы дремучих лесов, привыкшие воевать при помощи луков, стрел и воздушных трубок, учились теперь владеть странным оружием, подобным небесным молниям.

После четырех дней ожесточенных боев за переправу через Чанчамайо битва закончилась тяжелым поражением колониальных войск. Независимость индейской страны в западноамазонских джунглях снова была восстановлена на некоторое время. Перуанский вице-король Вильягарсиа так никогда и не решился направить вторую экспедицию против Атауальпы Апо Инки.

Новое нападение на племя кампов

Однако в 1746 году новым перуанским вице-королем стал Хосе Мансо де Веласко, испанский граф из Суперунды. И новый вице-король хотел доказать, что способен победить ненавистных индейцев дремучих лесов. Поэтому Мансо де Веласко направил против кампов самую крупную в истории завоевания Амазонки карательную экспедицию. А во главе ее он поставил обладателя самого высокого воинского звания вице-королевства — своего заместителя по военным делам генерала Ламаса.

Конкистадоры Испании

Армию Ламаса, вступившую на независимую территорию индейцев в области Хуанкабамби, вели через джунгли прекрасно знающие эти места миссионеры Доминигес и Матео. С другой стороны снова наступал полковник Тронкосо, ветеран походов против непокорного Атауальпы.

Тронкосо, имевший горький опыт борьбы с индейцами, советовал действовать осторожно. Но главнокомандующий испанскими войсками генерал Ламас и жаждущий славы и успеха граф Мансо де Велласко стремились к быстрой и эффектной победе.

Кампы, наоборот, не торопились вступать в решающий бой. Ведь они имели хороших союзников: дремучие леса, непроходимые заросли, палящее над головой солнце, дикие стремительные реки. Плюс — миллионы москитов.

Высокая влажность джунглей уничтожала одежду испанских солдат, их продукты и, самое главное, порох. Вот почему испанцы, не встретившись с кампами Атауальпы ни в одном открытом бою, тем не менее умирали десятками. Одни от голода, другие — и их было большинство — от малярии, от москитных укусов; многие жизни унесли стремительные потоки местных рек.

На Соляном холме генерал Ламас наконец-то осознал, что от его армии осталось совсем немного, жалкая горстка изнуренных, небоеспособных солдат. Пришлось отступать.

Из западноамазонских джунглей испанцы возвращались тем же путем. Но все изменилось. Как будто реки в дремучих лесах стали еще глубже, москиты еще более привязчивыми, ядовитые змеи еще более агрессивными, а голод, голод — еще более ненасытным.

Отступление конкистадоров

Трагическое возвращение, собственно говоря, бегство почти полностью ликвидировало экспедиционную армию Ламаса. Отряд же опытного и благоразумного Тронкоса сумел добраться до места назначения, где он должен был встретиться с главными силами ламасовского войска. Понятно, что встреча не состоялась. Поэтому Тронкосо предпочел приказать трубить отступление.

Кампы уничтожили большую половину его войска. Печальный финал крупной военной экспедиции окончательно покончил с планами жаждущего славы вице-короля.

Атауальпа, который новыми победами еще больше укрепил неприкосновенность своей территории в джунглях, хотел теперь освободить от испанцев не только низменную, но и горную часть Перу. Итак, после длительной подготовки в 1752 году Атауальпа отправился со своими воинами в Анды.

Индейцы дремучих лесов плохо переносили горный мороз, и поэтому экспедиционной армии пришлось вскоре вернуться назад, и здесь уже до самой смерти кечуа Атауальпа Апо Инка управлял своей независимой «республикой» кампов, сипибов и симиринчей.

Смерть Атауальпа Апо Инка

Неумолимый закон жизни и смерти, увы, свидетельствует о том, что люди смертны. И даже такие, каким молва приписывает бессмертие. Наверное, именно поэтому Атауальпа Апо Инка должен был умереть преждевременно. Виной всему была зависть одного из низших вождей кампов, который с неудовольствием следил за растущей популярностью и авторитетом прибывшего с гор кечуа.

Он хотел убедить своих земляков в том, что вера в бессмертие их нового вождя не имеет оснований. И однажды, на военном совещании в Монтрере, этот до невменяемости завистливый вождь ударил Атауальпу каменным топором по голове и убил.

Каменный топор индейца

Естественно, смерть не поколебала веры в святость Атауальпы. На месте гибели кампы построили усопшему святилище, украшенное восемью колоннами. Они поместили тело индейского воина в большой саркофаг головой к востоку, откуда восходит солнце, бывшее, по их представлениям, первым инкой и самым главным богом кечуа.

Через сто пятьдесят лет, когда эта страна свободных индейцев дремучих лесов в конце концов была присоединена к Перу, тогдашний префект этой области приказал перенести останки вождя на тармское кладбище. Но кампы и другие индейцы в восточноперуанских джунглях и в настоящее время не посещают тармское кладбище, а поднимают голову к небу, так как верят, что Атауальпа Апо Инка живет именно там, где находятся звезды и золотое солнце инков.

И никто не сможет отнять у них веру в то, что когда-нибудь индейский спаситель вернется сюда, в западную Амазонию, чтобы дать наконец полное освобождение своим боевым братьям.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *