«Азиатский филиал» центрального аппарата разведки военного ведомства

русско-турецкая война
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 4,40 из 5)
Загрузка...

В начале декабря 1879 г. Военный Совет рассмотрел данные предложения, утвердив новый штат Канцелярии в составе Управляющего делами и 14 делопроизводителей: 5 старших и 9 младших, с «четким возложением задач» на каждого из них. Решение Совета 26 января 1880 г. было утверждено Александром II. Новый штат было поведено ввести с 1881 г., а в 1880 г. «в виду недостаточности средств Военного Министерства ограничиться увеличением канцелярии Комитета тремя старшими делопроизводителями». В послевоенные годы это был единственный акт, направленный исключительно на совершенствование внутреннего устройства центрального аппарата разведки, вне связи с общими мероприятиями по улучшению структуры военного управления.

В начале 80-х годов XIX в. государственное и военное руководство под влиянием опыта войн в Европе и последней русско-турецкой войны признало необходимым рассмотреть возможность дальнейшего совершенствования устройства военного ведомства. В октябре 1881 г. была образована особая комиссия под председательством члена Государственного совета графа П. Коцебу для обсуждения состояния различных частей военного управления. Комиссия признала необходимость изменений, после чего в январе 1882 г., последовало «Высочайшее повеление» приступить к составлению проектов соответствующих преобразований.

Замысел преобразования центрального аппарата сводился к разделению Главного штаба на Главное управление Генерального штаба (ГУГШ) и Главное инспекторское управление с целью привести его устройство в соответствие с достигнутым за последние годы уровнем развития военного дела в государстве и за рубежом, повысить роль Главного штаба как органа стратегического руководства. Проектом предусматривались изменения и в организации центрального аппарата военной разведки.

русско-турецкая война

Первоначальный вариант этого проекта предусматривал разделение ГУГШ на ряд отделений. «Собирание и разработка новейших сведений обо всех европейских армиях; собирание сведений и постоянное наблюдение за всеми текущими преобразованиями в иностранных армиях» возлагалось на 5 (иностранное) отделение ГУГШ. Оно также было обязано всесторонне изучать «театры военных действий в соседних с нами странах: Швеции. Германии, Австро-Венгрии, Румынии, славянских землях и Турции». Изучение Китая, Японии и других азиатских стран возлагалось на 6 (азиатское) отделение. В процессе рассмотрения проекта был предложен несколько иной варианту устройства ГУГШ. Управление предполагалось разделить на строевой, военно-ученый отделы и отделение общих дел. Военно-ученый отдел должен был состоять из частей: военно-статистической, азиатских дел, военно-топографической и военно-исторической.

Военно-статистическая часть, в свою очередь, разделялась на две редакции: военной статистики России и военной статистики иностранных государств. Последней приписывалось решать те же задачи, что и 5 отделению, с рядом уточнений и дополнений. Проектируемая деятельность части азиатских дел теснее связывается с решением разведывательных задач на Дальнем Востоке, и в сравнении с прежней организацией (1867 г.) это направление предлагалось сделать для нее приоритетным.

Очевидно, что предлагаемая организация Главного штаба была полнее и рациональнее прежней. Проектирование в ней «чисто» разведывательного органа, не обремененного по сравнению с Канцелярией ВУК решением некоторых других задач службы Генерального Штаба, могло бы заметно повысить эффективность работ по сбору, обработке и систематизации данных «о военных силах и средствах» иностранных государств. Однако вследствие «тяжелого финансового положения России» после войны 1877 — 1878 гг. и связанных с этим значительных затруднений «по недостатку денежных средств, отпускаемых военному министерству, бюджет которого с 1881 по 1888 год был уменьшен на 30 млрд рублей», а также по ряду субъективных причин данный проект не был реализован. Канцелярия ВУК до конца XIX века продолжала выполнять роль центрального органа военной разведки в прежнем устройстве.

В пореформенный период постепенно развивалось и содержание разведывательной функции Азиатской части Главного штаба. Активизация деятельности России на азиатских границах объективно влияла на расширение сферы «занятий» Части. Помимо занятий, закрепленных за Азиатской частью Положением 1869 г., в ней стала сосредотачиваться «вся военно-политическая переписка, ведущаяся в Военном министерстве по делам Азии, как по устройству там нашей государственной границы в военном и политическом отношениях, так и по изучению положения дел в соседних государствах». Возраставший объем решаемых задач уже не соответствовал возможностям ее штата. Такое несоответствие отчетливо сознавалось высшим руководством, но, как отмечал военный министр П. Ванновский, «решение вопроса откладывалось год за годом в силу собственно затруднительного положения средств государственного казначейства». Частично эту проблему пытались решать временным прикомандированием к части офицеров, состоящих «для поручений» при Главном штабе.

В связи со сложившимся положением руководством Главного штаба в конце 1885 г. был подготовлен проект преобразования Азиатской части, включавший предложения по увеличению штата с двух до пяти человек и выработки нового положения о ее деятельности. Этот проект получил согласие Военного министра, а в июне 1886 года был одобрен Военным Советом и затем утвержден императором. Государственным Советом были утверждены и финансовые расходы на новый штат Азиатской части.

В новом «Положении об Азиатской части» ее разведывательные функции официально заключались, как и ранее, в «снаряжении военно-ученых и других экспедиций», а также подразумевались за формулировкой «ведение военно-политической переписки о положении в соседних Азиатских государствах». В отличие от канцелярии ВУК, официальное распределение обязанностей между делопроизводителями Части не определялось. В последующие годы дальнейшее «развитие наших Азиатских окраин» и «периодическое осложнение в сопредельных с нами государствах…» объективно расширяли функции и объем делопроизводства Азиатской части, в том числе и делопроизводства разведывательного. Вследствие этого, командованию приходилось, как и ранее, усиливать численность «рабочих сил» Части за счет прикомандированных к ней лиц.

В справке Главного штаба «О делах Азиатской части», составленной в начале 1894 г. отмечалось, что к ее обязанностям, помимо отмеченных в Положении 1886 года, относятся «сбор и обработка сведений о вооруженных силах Азиатских государств; сношения с военными агентами в Азиатских государствах». Из справки следовало, что к моменту ее составления Азиатская часть имела неофициальное, но четко определенное внутреннее устройство. Она подразделялась на три делопроизводства. Первые два — «по делам» азиатских военных округов, а третье — «по военно-статистической части», задачами которого являлись «сношения с военными агентами и снаряжение ученых экспедиций». Личный состав Части состоял из заведующего, трех делопроизводителей и четырех помощников, двух чиновников и одного «топографического офицера».

Таким образом, в дореформенный период разведывательные функции Азиатской части под воздействием объективных факторов постепенно расширялись, закрепляя за ней роль своеобразного «азиатского филиала» центрального аппарата разведки военного ведомства.

Впервые разработку проектов общего плана действий России против возможной коалиции германских государств начали в 1873 году под руководством Д.А. Милютина вследствие объединения Германии, где ведущую роль захватила Пруссия. Этот процесс активизировался под влиянием недоброжелательной позиции, занятой Германией и Австро-Венгрией на Берлинском конгрессе 1878 года, где Россию лишили плодов ее победы над Турцией, когда правительство Александра III отказалось от продления союзного договора с ними и начало учитывать их в дальнейших планах как наиболее вероятных противников.

С 1880 года Германия приступила к значительному усилению своей армии и военного флота, что непосредственно задевало интересы России на Западе и в Балтийском море. С этого момента приходилось серьезно считаться с непрерывным ростом германских вооруженных сил. В том же 1880 году вновь создалось тревожное положение на Кавказском, Черноморском и Юго-Западном направлениях. Англия отняла у Турции Египет. Россия опасалась, что Босфор также попадет в руки англичан. Однако отсутствие на Черном море линейного флота парализовывало активные шаги со стороны правительства Российской империи.

На Дальнем Востоке между Японией и Китаем назревал конфликт, который мог вызвать вмешательство европейских держав. Россия не могла остаться безучастной и в этом вопросе. Революция Мейдзи 1868 года в Японии нарушила вековую изоляцию этой страны от остального мира и пробудила шовинистические стремления воинствующих самураев. Усилившаяся центральная власть стремилась проникнуть на материк, пользуясь слабостью смежных стран. В 1874 году Япония предприняла первую завоевательную экспедицию для захвата острова Тайвань. Попытка не смогла закрепить владение островом вследствие вмешательства Англии, вставшей на «защиту прав» Китая.

Таким образом, к 1881 году военно-политическая обстановка в мире для России осложнилась на всех главных сухопутных и морских театрах, где требовалось иметь солидные силы сухопутных войск, военного флота и опорные базы. Поэтому развитие армии и военно-морского флота приобретало важное значение во внешней политике царского правительства как в Европе, так и в Азии — в первую очередь на Дальнем Востоке.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *