Безбилетник на подлодке Маринеско

Маринеско
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Наши войска уже шли по Германии, Венгрии, Польше. Только что пал Кёнигсберг, а незадолго до этого — Данциг и Готенхафен… Только Пиллау еще был в руках фашистов. В штабах 1-го Украинского и 1-го Белорусского фронтов уже зрели планы Берлинской операции. Победа совсем рядом! И потому с особым чувством провожали подводники товарищей, уходящих навстречу опасности.

— Отдать кормовой! Отдать носовой!

Винты всколыхнули спокойную воду гавани, и Турку медленно начал уплывать в синеватую мглу.

Все дальше и дальше родные лица товарищей, тех, рядом с которыми проведены четыре боевых года, пережита блокада Ленинграда, смерть многих друзей. Как живые перед глазами — один из закадычных друзей Маринеско командир лодки «М-102» капитан-лейтенант Петр Гладилин, погибший на мостике при налете вражеской авиации на остров Лавенсаари, капитан 3 ранга Александр Мыльников—старый друг и соперник еще с «малюток», погибший вместе со своей новой лодкой «С-9», и бывший старпом «С-13» капитан-лейтенант Гусев, не вернувшийся из январского похода на «С-4».

Сколько пережито с ними, сколько перечувствовано, какие испытания пройдены!

Мысли теснились, подталкиваемые разгоряченными чувствами, однако Александр Иванович волевым усилием оборвал их. Надо было готовиться к погружению. Вахтенный офицер уже нетерпеливо поглядывал на командира.

— По местам стоять, к погружению! — отдал команду Маринеско.

«…Распрощались с друзьями. Лодка отошла от борта плавбазы «Смольный»,— вспоминал позднее штурман лодки Н. Я. Редкобородов.— Через несколько часов, когда шхерный район закончился, корабли охранения и сопровождения легли на обратный курс, а мы по приказанию командира начали готовить лодку к погружению. Матросы и старшины бросились на боевые посты, к механизмам. И вдруг к командиру прибежал побледневший старший рулевой-сигнальщик старшина 2 статьи Анатолий Виноградов:

Маринеско

— Товарищ капитан 3 ранга, Мишка в надстройке!

Оказывается, юнга Миша Золотарев с плавбазы, когда лодка стояла у ее борта, пробрался в надводный гальюн и спрятался там, надеясь наконец-то выйти в море.

— Золотарев, ко мне! — крикнул рассерженный командир. Струсил Миша: таким сердитым он не видел Александра Ивановича. Но приказ надо выполнять — подбежал.

— Товарищ капитан 3 ранга, юнга Золотарев по вашему приказанию прибыл!

— По моему приказанию вы должны быть там, на базе! Кто вам разрешил идти в поход?

Растерялся Миша. Он стоял навытяжку и молчал, всем видом своим показывая, что от стыда и обиды готов провалиться сквозь палубу.

— Сообщите в штаб бригады. Пусть решают, что делать: возвращаться в базу или следовать дальше… — со вздохом приказал командир вахтенному офицеру. А потом повернулся к Мише и вдруг крикнул: — Марш в лодку! Бегом!

В одно мгновение юнга проделал путь от рубки до первого отсека. Забился в угол и сидел там до тех пор, пока не пришел радист старшина Булаевский:

— Командир решил не возвращаться!..

Юнга ликовал: сбылось то, к чему он давно стремился!

Моряки знали, что «морской охотник», на который попал сначала Золотарев, часто выходил в дозор, сопровождая вместе с тральщиками идущие в Балтику подводные лодки. Только Мишу в эти походы не брали. Он, оставаясь на базе, часто выбегал к морскому берегу и каждый раз, завидя вдали знакомый силуэт грозного подводного мстителя, замирал от восхищения.

Знал он, что доставалось боевым друзьям. В то время легких походов не было. Ведь едва в Морском канале появлялся боевой корабль или катер, а то и шлюпка, десятки снарядов засыпали весь район. Фашисты били, не жалея снарядов. И все- таки Миша рвался в море. Однажды катерники взяли его с собой.

Это было осенью сорок четвертого. Именно в этом походе «морской охотник» не сумел увернуться от града снарядов. Пришлось поставить его в ремонт. Команду расписали по другим экипажам. Вот тогда-то Золотарев и оказался на подводной лодке, стоявшей в ремонте. Это была «С-13».

Сухощавый, невысокого роста, с не по-детски взрослыми глазами мальчик переходил из отсека в отсек, заглядывая во все уголки огромного и совершенно незнакомого боевого корабля.

Но особенно привлекало мальчика то, с чем он был знаком еще с «морского охотника»,— рулевое хозяйство. Охотно помогал он в корабельных работах то Ивану Матвеевичу Антипову, то Анатолию Яковлевичу Виноградову, то самому боцману.

Матросы, старшины и офицеры команды полюбили любознательного и веселого мальчишку.

И вот — он впервые в море на подводной лодке.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *