Безымянные высоты как столицы крупных государств

высоты
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

С 23 июня по 10 сентября 1941 года мы ежедневно приходили в военкомат с одним вопросом: «Когда?» Но там упорно хранили молчание. А события на фронте не радовали.

Каждый день, слушая радио, мы узнавали: «В результате кровопролитных боев наши войска оставили… оставили… оставили…».

Названия этих никому не известных больших и малых населенных пунктов, безымянных высот произносились как названия столиц крупных государств. А мы ходили по пыльному дворику симферопольского военкомата и ничем не могли помочь Родине.

Наконец добились приема у военкома.

— Ждать, — сказал он, — никуда не уезжать. Вы причислены к категории — «до особого распоряжения».

И вот 10 сентября 1941 года мне сообщили, что я направлен в Майкопское военно-воздушное училище. То же направление получил и Михаил. Итак, авиация. Как сейчас помню этот день. Сборный пункт — симферопольский велотрек.

Огромное скопление народа: призывники, родственники, друзья, знакомые. И вот все уже позади: и слова прощания, и напутствия, и слезы. Симферопольский вокзал и громкий крик:

— По вагонам!

высоты

В день отъезда меня пришла проводить одноклассница Нина Радченко. Она подарила на память свою фотографию с такой надписью: «Моряку по призванию, летчику по призыву».

С сентября наш эшелон прибыл в Керчь. На море сильно штормило, нижнюю палубу заливало водой, шаланду кренило. Из Темрюка по Кубани мы добрались до Краснодара, а спустя несколько дней маршировали по Maйкопу.

Первое время в качестве курсантов военно-воздушного училища мы жили за городом в летних лагерях. Я думаю, что в те дни мы еще не осознали, что же такое война. Много было шуток, розыгрышей. Спали в шалашах, человек по десять.

Не во всех наших жилищах гнили двери, а ночи уже стояли холодные. Тот, кто первым просыпался от холода, выходил на свежий воздух, «заимствовал» дверь у другого шалаша и, утеплившись, продолжал прерванный сон. В общем, двери кочевали всю ночь.

Вместе со мной служил парень Боря Фогель. В один из вечеров мы договорились сходить за молоком. «После занятий готовь посуду, пойдем»- говорит он мне. «Да и ребятам тоже молочка принесем. Но сам понимаешь, из лагеря надо уйти незаметно».

Соблюдая все правила конспирации, в 6 часов вечера я пришел на условленное место. Весь наш взвод — в полном сборе, с котелками, хоть на парад выводи! Разумеется, кроме Бориса. Это была его очередная шутка.

С сентября по ноябрь мы занимались строевой и политической подготовкой, изучали материальную часть. Но быстрое наступление гитлеровцев изменило все планы. Пришел приказ: пешим маршем двигаться в Нальчик.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *