Битва на реке Ворскле 1399 года

Битва на реке Ворскле 1399 года

Этот день вошел в историю позднего Средневековья как день самой жестокой и кровопролитной битвы. Она произошла 12 августа 1399 года на реке Ворскле, являющейся левым притоком Днепра. Эта битва явилась доказательством сохранившейся мощи уже угасающего татарского государства.

Беклербек Идегей мурза, желая лично встретиться с великим князем Витовтом, отправил ему посла. Через несколько часов они встретились на берегу реки Ворсклы. Хотя они много слышали друг о друге, но до сих пор им встречаться не приходилось.

Переговоры Идегея и Витовта

Наконец-то их встреча состоялась. На одном берегу, держа поводья коня, сидит в седле высокорослый, несколько щеголевато одетый великий князь, на другом, — на боевом коне сидит среднего роста, горделивого вида великий беклербек. Между ними начинается откровенный разговор. Через некоторое время выясняется, что ни одна из сторон не может идти на уступки. Князь Витовт, еще не вступив в бой, считает себя победителем и ведет разговор в соответствующем духе, потому что переговоры с Тимур Кутлуг ханом окончательно убедили его в том, что сил у Золотой Орды недостаточно, иначе татарская сторона не шла бы на такие уступки. При разговоре держался он высокомерно, считая, что это как раз тот случай, когда на татар можно оказывать давление и урвать жирный кусок у ослабевшего, по его мнению, государства.

А Идегей мурза, наоборот, все делал для того, чтобы уберечь государство от разграбления врагом. Он хотел укрепить его и восстановить прежние порядки. Для чего же он всю жизнь стремился к высшей власти? Чтобы ее вот так легко потерять?..

Идегей мурза знал, что вчера князь Витовт предложил Тимур Кутлуг хану стать его «сыном», то есть подчиниться ему и стать его вассалом. Именно на этом бесстыжем предложении князя решил заострить внимание беклербек Идегей мурза.

— Да, у тебя, великий князь, есть право назвать хана своим «сыном». Я это признаю, потому что ты старше его. Однако подумай сам: я ведь тоже старше тебя, а ты моложе меня. Раз так, я тоже гожусь тебе в «отцы», а ты можешь быть мне «сыном». Поэтому со всех земель, которыми ты владеешь, будешь платить мне ежегодно ясак. Еще знай — на монетах, которые будешь чеканить, пусть будет мое имя!

Так великий беклербек поставил перед князем те же условия, которые тот вчера ставил перед Тимур Кутлугом. Это была ответная пощечина великому князю, которая его крайне возмутила и оскорбила. Его, великого князя Литвы, кто-то осмеливается назвать своим «сыном». И от кого он это слышит? От того человека, который некогда был на службе у Тохтамыш хана! Как это можно стерпеть?!

У князя Витовта от оскорбления даже дыхание перехватило, лицо стало багровым. Он, не зная, как успокоить яростно бьющееся сердце, резко повернув коня, поскакал к своему войску. И тут же отдал приказ приготовиться к наступлению.

Диспозиция войск перед началом битвы

Два огромных войска стояли на противоположных берегах реки. Одетые в железо, ощетинившиеся копьями и жаждущие смерти, они смотрели в лицо друг другу. Их грозный вид вызывал в душах страх. Две огромные силы готовились к смертельной и кровопролитной битве.

Идегей мурза, сидя на коне, наблюдал за своим войском. Сегодня на нем была богатая кольчуга из мелких колец и оттого он казался элегантным и помолодевшим. В движениях ощущалась уверенность и вера в себя. Он следил за расположением кулов и точным выполнением своих приказов иногда давал дополнительные распоряжения. Вот впереди войска встала легкая конница, вооруженная саблями и луками. За ней стоял центральный кул, а с двух сторон, как пара крыльев, располагались левый и правый кулы. Каждый кул имел свое особое знамя. В бою воины каждого кула стараются следить за своим знаменем, чтобы знать по нему ход сражения.

А в центре войска возвышается тяжелое расшитое знамя Тимур Кутлуг хана. Собственный тюмень Идегей мурзы, состоящий из опытных всадников, спрятан за ивняком на повороте реки. Он оставлен на крайний случай, чтобы ударить по врагу в самый критический момент. Выстроенное в ряды войско, лес копий над ним и трепещущие на ветру флаги и знамена — все это рождало в душе великого беклербека Идегей мурзы чувство гордости и уверенности.
Это войско готово исполнить каждый его приказ. «Стыдно просить мира, имея таких богатырей», — подумал он.

Затем повернулся в сторону противника. Князь Витовт в центр поставил полки литовских, южнорусских княжеств и немецких рыцарей, у которых развевались большие черные знамена с белыми крестами. По сторонам выстроены тюмени Тохтамыш хана и собственно литовская конница. Вдали, где располагалась ставка князя Витовта, стоят полки польских и литовских рыцарей. Перед огромным войском, собранным из различных народов, выстроились легкие пушки, направленные в сторону татар. Свободное пространство между пушками заняли стрельцы из аркебузов и арбалетчики. Они являются гордостью князя Витовта, так как такого оружия у татарского войска еще нет.

Начало битвы на Ворскле

Вот на каждой стороне начали бить в барабаны, послышались звуки труб. Это был сигнал к наступлению. Сначала тронулась легкая конница татар, разливаясь как весенний поток. В сторону врага со свистом полетели тысячи стрел. Конница легко преодолела мелководье и перешла на противоположный берег, хотела броситься на литовские полки, но в это время заговорили пушки, открыли огонь аркебузчики и арбалетчики. Татарская легкая конница, будто споткнувшись об что-то, теряя скорость, повернула направо и, осыпая врага стрелами, некоторое время двигалась перед строем врага, потом вернулась к берегу реки. Здесь она, сомкнув ряды, совершила еще один натиск на врага.

Не успела татарская конница завершить маневр, как за ней погнались всадники Тохтамыш хана. Они стали преследовать нападавших, что заставило их разделиться и найти прибежище у кулов, стоявших на флангах. После натиска Тохтамыш хана в движение пришли основные силы противника. Русские и литовские полки с ходу преодолели речку. Их, словно щит, встретили татарские Тюмени. Обе стороны, воодушевляя себя громкими криками, устремились вперед. И вот два мощных потока столкнулись лицом к лицу.

Начало битвы на ВорсклеВ этот момент поднялся страшный грохот: ломались сотни копий, трескались множество лат, ударялись друг о друга бесчисленное количество кольчуг, мечей и сабель, ржание раненых лошадей и душераздирающие крики умирающих людей сотрясали поле боя. Стонала вся окружающая природа, потрясенная обилием страданий. Смешались люди и кони, началась жестокая сеча, в которой нет ни к кому ни пощады, ни жалости. В этом месиве людей и коней уже трудно было уловить какой-то порядок и осмысленное действие. Только по возвышающимся над полем сражения флагам и можно было более менее определить, как идет ход сражения.

Конница находилась в постоянном движении, вела бой то наступая, то отступая. Одни встречали врага грудью, другие ударяли сбоку, третьи копили силы для нового натиска, приводили расстроенные ряды в порядок. Все эти маневры совершались для того, чтобы разделить врага на отдельные группы, заставить его отступить, даже бежать с поля боя. Но пока ни одна из сторон не может достичь цели — превосходство переходит то на одну, то на другую сторону. Одна сила никак не может одолеть, перебороть другую такую же силу. Ярость одной стороны наталкивается на такую же ярость другой стороны. Прямой меч врага встречает кривая татарская сабля, копье врага упирается в крепкий щит золотоордынского воина.

Ход битвы на Ворскле

Жестокий бой идет уже несколько часов. Над полем сражения стоит облако пыли, оттуда слышны яростные крики, ржание лошадей, звон металла, стоны людей. Из кипучего пекла боя время от времени вырываются отдельные лошади без всадников. Страшная мельница бойни требует все новых и новых жертв, перемалывая воинов с той и другой стороны.

Идегей мурза с небольшой возвышенности наблюдает за ходом боя. Время от времени подзывает к себе какого-нибудь эмира или бека и дает указание ввести его подразделение в бой — они бросаются на помощь к ослабевшим. Но свой главный козырь, личный тюмень, он пока держит в запасе.

Особенно тяжело приходится центральному кулу, где развевается ханское знамя. Уже сколько времени этот кул бьется с литовско-русскими дружинниками, отражая их отчаянные атаки. Но у них силы уже на исходе, и они понемногу начинают отступать, сдавая позиции. Тимур Кутлуг хан уже несколько раз, послав гонца, просил оказать ему помощь, но беклербек повторял одно и то же:

— Сражайтесь, Аллах вас без помощи не оставит!

И слабеющему центральному кулу приходится напрягаться еще и еще, сражаться из последних сил.

Вот тяжелое положение центрального кула замечает и князь Витовт. Чтобы захватить ханское знамя, он бросает туда свой последний резерв — отборные полки из польских, литовских и немецких рыцарей. Вот они с развевающимися флагами, воодушевляя себя криками, вклиниваются в гущу кула Тимур Кутлуг хана. Так центральный кул получает страшный удар и остается в тяжелейшем положении. За короткий срок погибают сотни воинов. Остальные из последних сил продолжают сражаться, но силы уже иссякают, они начинают отступать, с огромным усилием держат строй. Вот-вот цепь должна разорваться на отдельные части…

Козырь Идегея

Но почему же Идегей мурза вовремя не оказал помощь центральному кулу? В этом состоял весь секрет его тактики. Князь Витовт, видя, что татары бьются из последних сил, что их силы тают с каждой минутой и начали уже отступать, решил бросить на центральный кул свой последний резерв. Как только конница врага перемешалась с воинами Тимур Кутлуг хана, Идегей мурза пустил в дело своих испытанных в боях багатуров, до сих пор находившихся в засаде. Это был его личный тюмень, состоящий из опытных воинов. Вооруженные пиками, одетые в железо всадники не имели себе равных. Они редко сражались в общей массе, но своим неожиданным ударом в конце завершали сражение.

Козырь ИдегеяУдар тяжело вооруженной татарской конницы был таким внезапным, что они с ходу смяли фланговые полки князя Витовта и разогнали оставшихся в живых. Затем начали окружать врага, оказавшись у него сзади. Увидев это, рыцари растерялись и поспешили выйти из окружения. Это привело к путанице и хаосу, ряды смешались. Часть рыцарей попыталась остановить татарские тюмени, но в их души уже проник страх, который не позволял им сражаться в полную силу. Чувство опасности все росло и разрывало их строй.

В это время воодушевленные от пришедший помощи Тюмени Тимур Кутлуг хана снова вступили в бой. Их дружный натиск еще больше раздробил ряды врага, который стал неуправляемым. Там началось смятение и замешательство, которые никто уже не мог остановить.

В это время во вражеской стороне главной заботой стало спасение души, и эту мысль уже никакой приказ не мог ни заглушить, ни остановить. Враг побежал, оставляя на поле боя раненых и обозы. Первым повернул назад Тохтамыш хан, потому что он хорошо знал, что боем управляет Идегей мурза и опасался попасть в плен. За ним отступил сам князь Витовт. Татары стали преследовать отступающих, яростно секли их, многих брали в плен. Работы хватало всем.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *