Боевая закалка маршала

боевая закалка
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (4 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Ноябрь 1941 года. Фашистские войска рвались к столице. Ценой огромных потерь им удалось овладеть Клином, Солнечногорском, Истрой. Возникла угроза прорыва танков врага к Москве. На ее северо-западных окраинах была сосредоточена 143-я отдельная танковая бригада, еще не закончившая восстановления своих подразделений.

Вся зима 1941/42 года для бригады прошла в боях в районе от Старицы до Оленина. Особенно трудная обстановка сложилась западнее Ржева, где противник выводил из окружения свою крупную группировку. Здесь Куликову вновь приходилось не раз бывать непосредственно в цепях стрелковых подразделений.

Летом сорок второго главным центром вооруженной борьбы на огромном советско-германском фронте стал Сталинград. Взоры народов мира были прикованы к этому волжскому городу.

Чтобы не допустить переброску сил противника с Московского направления на юг, Калининский и Западный фронты предприняли наступательную операцию. Их войска прорвали оборону гитлеровцев и стали продвигаться к Ржеву и Сычевке. Неприятель ввел в бой свежие резервы и усилил сопротивление. Начавшиеся дожди усложнили и без того нелегкую обстановку.

По изрытому воронками полю танки едва продвигались, многие застревали или оказывались подбитыми. Но атаки необходимо было продолжать, чтобы сковывать силы врага. Поэтому командиру 143-й танковой бригады майору В. И. Приходько требовалось точно знать, сколь-ко танков оказалось подбитыми или подорвавшимися на минах, какие из них можно быстро восстановить, с тем чтобы уже на следующее утро снова направить их на передовые позиции.

Задача эта была возложена на Куликова, бывшего теперь уже офицером связи бригады.

Много раз он пробирался к подбитым танкам, чтобы узнать, живы ли экипажи, можно ли отбуксировать машины или устранить поломку на месте. Нередко подбитые танки оказывались в нейтральной зоне и даже за передним краем врага.

Самое трудное задание выпало на долю Куликова в ту ночь, когда стало известно, что танк лейтенанта А. С. Пашинина, ворвавшийся в деревню Галахово, которая закрывала путь к Ржеву, проутюжил траншею противника, но подорвался на мине. Полагали, что танк подбит, а экипаж погиб. Однако ночью в глубине позиции противника разразилась ожесточенная пальба, в небо то и дело взвивались ракеты.

боевая закалка

Командир бригады присмотрелся к месту боя и сказал:

— Кажется, наш танк бьется. Куликов, попробуй узнать, что с экипажем.

Пришлось ползти на высотку за передний край, чтобы разобраться, что же с танком, с какими силами его экипажу приходится вести неравную схватку. Танк оказался в огненном кольце, противник, видимо, намеривался взять его экипаж в плен.

После доклада Куликова наша артиллерия окаймила танк огнем, стремясь помочь экипажу продержаться до утра, когда можно будет освободить его в ходе общей атаки. К сожалению, атаковавшие пехотинцы и танкисты совсем немного не дотянули до танка Пашинина. Танкисты, сражавшиеся в осаде, погибли. К своим прорвался лишь сержант Бовт.

После ржевских боев Куликова назначили заместителем, а в боях на Смоленщине — начальником штаба бри-гады. Хотя ему приходилось заниматься обеспечением управления подчиненными частями и потому находиться на некотором удалении от командира бригады, чаще всего он был вместе с ним на наблюдательном пункте, вблизи линии атакующих танков, а в Невельской операции и впереди него.

Танки пошли по проходам в минных полях и неожиданно для всех начали подрываться. Под минами, извлеченными саперами, оказался второй слой взрывных сна-рядов. Они-то и сработали, вызвав временное замешательство в танковых подразделениях.

Подскочив на «виллисе» к танкистам, Куликов начал разбираться в сложившейся обстановке. В это время артиллерия противника снова открыла огонь. Ждать полной расчистки проходов в минном поле под огнем врага означало запоздать с помощью пехоте. И Куликов, развернув танковый батальон, повел его к проходам соседа.

Этот тактический маневр позволил выиграть более часа времени, быстро нагнать пехоту и вместе с ней овладеть вражеским узлом сопротивления, созданным в Большой Буднице, что помогло сделать бросок через заболоченную местность и выйти к шоссе Невель — Витебск.

Приказом Верховного Главнокомандующего от 7 октября 1943 года соединениям и частям, отличившимся в боях за освобождение Невеля, в их числе и 143-й танковой бригаде, было присвоено почетное наименование Невельских.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *