Боевое совещание в подвале

Боевое совещание в подвале ВОВ

Майор Коробов спал на полу, положив под голову чей-то вещевой мешок. Не отрывая телефонную трубку от уха, полудремал связист и изредка хрипло выкрикивал позывные командира полка. Санинструктор Рублев спал рядом с комбатом, положив голову на сапоги Коробова.

В подвал спустились трое разведчиков. Один из них принес ведерную банку сахарного песку и поставил посредине подвального отсека. Второй выкладывал из вещмешка в перевернутый ящик стеклянные банки с консервной дичью. Третий принес целое ведро воды.

— Завтрак подан! — весело произнес один из разведчиков.
— А кухня? — раздался голос из темного угла.
— Кухня давно потухла,— ответил тот же веселый разведчик.

Полк находится в полуокружении и пищу приносили, если удавалось, старшины в термосах по ночам издалека по «коридору».
— Опять трофеями занимаетесь? — приподнимаясь, строго спросил майор. — Я же запретил!
— Так точно, товарищ майор, запретить-то запретили, но никакого приварка с собой не захватили, — смело ответил бойкий разведчик. — Сами знаете, какое положение с продуктами. Так что надо искать выход из положения.
— Ну, смотри у меня! — уже не так строго произнес майор.

Громкие голоса разбудили и тех, кто совсем недавно уснул.
— А где же хлеб? — протирая глаза, спросил лейтенант Тур.
— Пища без хлеба все равно что патрон без пороха. Никакой отдачи не будет.
— Хлебный магазин на нейтралке, — не то шутя, не то всерьез сказал разведчик. — Не удалось подойти к нему… Но я сейчас. — Разведчик бегом исчез из подвала. Вскоре он вернулся, неся в руках буханку хлеба, завернутую в фольгу.
— Вот у господа бога вымолил.
— Совсем неплохо приготовили фрау,— заключил майор, когда было покончено с дичью.

— Я бы один, пожалуй, все эти банки навернул,— произнес лейтенант Тур. И с его молодостью, его высокой фигурой вполне увязывался большой аппетит. Тур носил самые большие по размеру сапоги в батальоне.
— Ты мне лучше скажи, лейтенант, сколько у тебя осталось снарядов?
— А что? Три ящика,— чуть слышно вымолвил Тур.
— Что три ящика? Чем дальше стрелять будешь? Прикажешь наступление остановить?
— Сначала нужно позавтракать,— простодушно ответил лейтенант.
— В полку тоже хоть шаром покати. Трофейную бы пушку захватить со снарядами.
— Попадется, без внимания не оставим. Но эти три ящика используй с умом. Пусть будет редко, но метко! — отрезал майор и черпанул ложкой сахарного песку из банки, запил водой.

Остальные последовали его примеру.
— Орудия подкатить ближе к атакующим, чтобы никаких задержек!
— Есть!
— Товарищ майор,— вмешался в разговор командир минометной роты капитан Ерошкин.— Где взять мин? Ни одной не осталось.
— Ты не втирай мне очки,— пригрозил пальцем майор.— Сам видел, есть у тебя мины, есть.
— Тут с минами одна морока. Улицы узкие. Стреляем почти в зенит. Чуть не по часу ждешь разрыва. Того и гляди, своя мина на голову упадет тебе.

— Ладно, хватит,— оборвал его майор. — По своим стрелять не имеешь права. — И, обращаясь к разведчикам, приказал: — Немцам и днем не давать покоя! Изматывать и изматывать. Они боятся пожаров, выбрасывают домашнюю рухлядь на улицу. Мешать им это делать! Держать под напряжением! Задача штурмовых групп взять кирху! Измотав противника, мы заставим его сдавать одну позицию за другой.

Так за кружкой воды и ложкой сахарного песку комбат проводил боевое совещание, нелегкими были условия Второй мировой войны.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *