Боевые действия МиГ-21 в Эфиопии и Сомали

МиГ-21 в Эфиопии
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (5 оценок, среднее: 4,80 из 5)
Загрузка...

Напряженность в отношениях между Эфиопией и Сомали возникла в результате притязаний сомалийского президента, генерала Мохаммеда Сиада Барре, на эфиопскую область Огаден. Его армия была полностью оснащена советским оружием и обучена по советским уставам. ВВС насчитывали около шестидесяти боевых самолетов. Количество МиГ-21 оценивалось западными источниками примерно в четыре десятка. Все машины — модификации «МФ».

24 июля в Эфиопию вторглись части регулярной армии. Началась серьезная война. На земле сомалийцам сопутствовал успех, и они достаточно быстро захватили большой кусок эфиопской территории.

Несколько иначе обстояло дело в воздухе

С началом вторжения в Эфиопию сомалийские ВВС оказывали непосредственную поддержку своим наступавшим войскам, однако вскоре понесли серьезные потери от противодействия противника, как авиации, так и наземной ПВО.

Эфиопские ВВС накануне войны по численности были примерно равны сомалийским. Поскольку до недавнего времени Эфиопия была союзницей США, то ее военная авиация имела авиатехнику американского и, отчасти, британского производства: истребители F-5A «Фридом Файтер» HF-86 «Сейбр», бомбардировщики и легкие штурмовики «Канберра», А-34 «Дрэгонфлай», Т-28 «Троян». Часть этой техники, в первую очередь «Сейбры», имела выработанный ресурс. Советская матчасть еще не успела поступить. Эти силы оказали агрессору серьезное сопротивление.

Первый полноценный воздушный бой в этой войне состоялся 26 июля, когда встретились между собой несколько F-5 и МиГ-21. Для сомалийцев дело завершилось полнейшим фиаско: два их истребителя было сбито эфиопами, и два столкнулись между собой в воздухе в ход е выполнения каких-то непонятных маневров (насколько можно судить по имеющейся информации, это был первый бой между F-5 и МиГ-21. Во Вьетнаме эти машины в боях друг с другом не встречались).

Сомалийцы подали информацию о «первом оборонительном применении» своих ВВС, которым удалось сбить шесть F-5. Эфиопская сторона признала потерю трех машин. В середине июля сомалийский МиГ-21 уничтожил на аэродроме г. Джиджига эфиопский гражданский DC-3, но сразу же был сбит сам (возможно, различные источники по-разному трактуют эпизод от 21.07.77 г.).

11 августа группа МиГ-21 совершила налет на эфиопскую базу Айша, однако потеряла две машины, сбитые ракетами дивизиона, сооруженного комплексом С-125. В этот же день сомалийцы недосчитались на различных участках фронта еще пяти самолетов, в том числе четырех МиГ-21. Всего же к началу сентября 1977 года эфиопам, согласно их заявлению, удалось уничтожить не менее 23 самолетов противника, как МиГ-17, так и МиГ-21.

Сразу же после первых выстрелов в Огадене Советский Союз прервал всякие военные поставки в Сомали, а также отозвал оттуда советников и специалистов. Посему сомалийскому диктатору пришлось обратиться за помощью к странам исламского, в первую очередь арабского, мира. Те быстро откликнулись. Помимо военной техники, оружия и боеприпасов, в Сомали прибыли также военные специалисты, в том числе и летчики, которые сели в кабины сомалийских истребителей. Поначалу было отмечено прибытие авиаторов из Египта, Ирака и Сирии, а в начале 1978 года — двадцати человек из Пакистана. Как отмечала мировая печать, все они приняли участие в боевых действиях.

Помощь Эфиопии

Военную помощь Эфиопии в первую очередь оказал СССР, отправивший в страну большое количество вооружения, военного снаряжения и боевой техники, а также советников и специалистов, и Куба, направившая на Африканский рог свои воинские контингенты, принявшие активное, притом решающее, участие в боях. В их числе были и военные летчики. Некоторое количество американской авиатехники предоставили эфиопам вьетнамцы, а военнослужащих, в том числе и авиаторов—южные йеменцы.

Если говорить о поставках МиГ-21, то, по данным западной прессы, их уже к началу сентября было получено из СССР 48 штук. Общее же количество их, прибывшее в Эфиопию к завершению войны (середина марта 1978 г.) некоторыми источниками оценивается примерно в сто единиц, хотя, по всей видимости, МиГ- 21 было все-таки меньше. Самолеты доставлялись по воздушному мосту, на борту транспортных Ан-12 и Ил- 76.

Пока эфиопские летчики осваивали новую технику, полеты на МиГ-21 совершали кубинцы. Последовал ряд налетов на сомалийские аэродромы, расположение и устройство которых были прекрасно известны ранее работавшим в этой стране советским советникам, затем оказавшихся в Эфиопии. ВВС генерала Барре были большей частью уничтожены на земле, а остатки боевой авиатехники оттянуты на авиабазы в глубине территории. Таким образом, уже с сентября сомалийские войска в Огадене остались без воздушного прикрытия. Эфиопы и кубинцы, захвалив господство в воздухе, полностью переключились на действия всеми имеющимися у них типами самолетов, в том числе и МиГ-21, по наземным объектам противника.

Эфиопо-кубинские части готовились изгнанию противника из Огадена. Одним из важнейших подготовительных к готовящемуся наступлению было ведение разведки, в том числе и воздушной. Помимо эфиопских F-5 и «Канберр», к ней была привлечена специально прибывшая в декабре 1977 года из Союза пара МиГ-21 Р. Наземный обслуживающий персонал был советским, а вылеты на боевые задания совершали кубинцы. В течение месяца было совершено 120 разведвылетов, в ходе которых было обнаружено 136 различных объектов.

С середины января 1978 года кубино-эфиопские войска провели ряд успешных наступательных операций, и к 13 марта сомалийские части были полностью изгнаны из Огадена. В ходе боев авиация активно поддерживала свои войска, нанося удары по вражеским объектам как на эфиопской, таки на сомалийской территории. Сомалийцы заявили, что в конце декабря 1977 —начале января 1978 годов ими было сбито несколько F-5 и МиГ-21. Кроме того, еще три МиГ-21 было сбито «двадцать первыми» ВВС Сомали (видимо с пакистанскими летчикам в кабинах) в ходе воздушных боев 1-4 марта. Эти частные успехи не могли, естественно, склонить чашу весов в пользу Сиада Барре, и вскоре ему официально пришлось заявить о выводе своих войск из Огадена. К этому времени у него осталось не более двенадцати МиГ-21.

Эфиопы не стали переходить границу

Однако окончательное спокойствие в Огадене так и не наступило: вновь здесь начали вести «малую войну» полурегулярные формирования ранее упоминавшегося «фронта», а время от времени сомалийские войска совершали глубокие рейды вглубь эфиопской территории. Эфиопы давали отпор, привлекая и авиацию, которая, помимо всего, наносила удары и по объектам в глубине Сомали. Сомалийцы несколько раз заявляли об уничтожении эфиопских самолетов, например, одного МиГ-21 в конце июня 1980 года, другого — 11 июня 1982 года.

Огаденское поражение серьезно ослабило позиции режима Сиада Барре в своей стране, где развернулась борьба с ним отрядов вооруженной оппозиции. Против них генерал бросил верные ему части, в том числе и ВВС. В боях с повстанцами были применены и оставшиеся МиГ-21. Летали на них, как отмечалось, наемники из разных стран, в том числен ЮАР—бывшего «врага №1» (на словах) «прогрессивного сомалийского руководства». Оппозицией отмечена потеря одного из МиГов 28 октября 1985 года, разбившегося в ходе боевого вылета в районе г. Харгейса. К началу 1986 года осталось всего восемь МиГ-21,пришедшихвполнуюнегодносгь:шесть МиГ-21М Фидаа МиГ-21УМ. Когда в 1995 году войска ООН высадились в столице страны, Могадишо, они на местной авиабазе обнаружили эти машины (вернее, то, что от них осталось) в полностью разукомплектованном состоянии.

Также Эфиопия имела серьезные внутренние проблемы: еще с императорских времен, с 1962 года, шла война в Эритрее со сторонниками отделения этой провинции от всей страны, что, в конечном итоге, и произошло. А с середины 80-х годов и в провинции Тыгре начал свою борьбу Народный Фронт Освобождения Тыгре (НФОТ), оппозиционный руководству в Аддис-Абебе.

Поэтому, естественно, после боев в Огадене основные силы эфиопских ВВС были брошены на действия против формирований обеих группировок. Само собой разумеется, что и МиГ-21 принимали участие в этих операциях. Поскольку противники генерала Менгисту Хайле Мариама не имели своей авиации, то МиГи, не встречая воздушного противника, действовали в качестве истребителей-бомбардировщиков.

«Внутренний враг»

«Внутренний враг» требовал к себе самого серьезного внимания, и поэтому неудивительно, что согласно данным печати, на главной базе эфиопских ВВС в Эритрее, Асмаре, базировалась половина имевшихся на то время у правительственных войск МиГ-21. Отсюда они совершали налеты на районы Западной Эритреи, захваченные повстанцами. Одной из серьезнейших операций с участием МиГ-21, была оборона стратегически важного порта Массауа в январе — феврале 1990 года, который, все-таки, правительственным войскам удержать не удалось.

Потери ВВС несли в результате наземного огня (крупнокалиберные пулеметы, малокалиберная зенитная артиллерия, ПЗРК), а также в результате рейдов диверсионных отрядов эритрейцев против авиабаз. Наиболее известной операций! последнего рода был налет на Асмару в ночь с 20 на 21 мая 1984 года, когда на земле было уничтожено 30 самолетов и вертолетов различных типов.

В печати также отмечалось два случая уничтожения МиГ-21 в Эритрее. Один имел место 16 мая 1981 года, летчик спасся и был захвачен в плен. Предполагается, что был применен ПЗРК. Второй был зарегистрирован 28 февраля 1990 года, в ходе боев за Массауа. На этот раз летчик погиб.

Вскоре война в Эфиопии завершилась победой обеих группировок. Все авиационное наследство Менгисту, в том числе и МиГ-21, досталось НФОТ, ставшему у руля в Аддис-Абебе.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *