Бои против дивизии «Мертвая голова»

Переходы границы ВОВ

В ночь на 1 октября 1944 года получили боевой приказ о переходе румыно-югославской границы и начале военных действий. В перечне противников 4-й гвардейской дивизии назывались дивизии «Мертвая голова» и другие части. С ними предстояло биться за землю наших братьев.

Маленькая пропускная способность моста через пограничную речку Тимиш сразу затормозила продвижение наших войск. Командир дивизиона приказал разведчикам Хромова найти брод.

Помогли местные жители. Они показали очень удобное место с пологим берегом и твердым грунтом дна. Вскоре дивизион в полном составе был уже на территории Югославии. И очень даже вовремя: фашисты пошли в контратаку.

Из населенных пунктов Сарча и Шупля к мосту мчались немецкие танки. Два батальона 3-го гвардейского полка под командованием капитанов Новалова и Пушкарева пошли в обход, а наши батареи встретили врага лоб в лоб.

— По мертвой голове, залпом, огонь — командует комбат капитан Толстогузов.

Тут же ударила батарея капитана Матюшинского. Рядом со мной командир полка подполковник Космачев. Корректирует работу батарейцев и тоже про мертвую голову, только уже покрепче. Запылали танки, отползают, теряя убитых, автоматчики. Над полем боя гремит русское «ура». После короткой, но жестокой схватки селения Сарча и Шупля освобождены.

Осень выпала дождливая, и дороги размыло. Совсем как у нас в России и на Украине. Но опыт продвигаться по бездорожью есть. Пехота разместилась на автомашинах артиллеристов, — и вперед.

В одну из темных ночей въехали в Лазарево, освобожденное накануне партизанами. Обрадовались и мы, и югославы: если уж придется обороняться, то вместе, конечно, легче. К утру подошли все подразделения артполка, и мы взяли курс на Петровград. Казалось, весь поселок вышел на улицы проводить нас. Возгласы приветствий, цветы, расшитые полотенца.

Партизанский отряд остался в поселке, но несколько человек отправились с нами в качестве проводников.

Уже на дальних подступах к городу разгорелись ожесточенные бои. Фашисты, пользуясь близостью своего аэродрома, жестоко бомбили нас. Гибли наши товарищи. Тогда гвардейцы 8-й и 9-й гаубичных батарей обрушили массированный огонь по взлетному полю.

Через 15 минут там бушевал пожар. Тем временем воины 3-го и 8-го стрелковых полков завязали уличные бои. Их поддерживали артиллеристы.

В разгар боя к нам пробился югославский гражданин и передал карту города с нанесенными на ней огневыми точками, другими военными объектами. Это ускорило разгром фашистов. К вечеру бой стих.

Югославские власти с благодарностью приняли от нашего командования богатые трофеи, в том числе несколько самолетов. Жители выходят из укрытий, озираясь, по одному. Да вдруг как повалят группами, семьями.

Стихийно возникают митинги, наших бойцов обнимают. На улыбающихся радостных лицах слезы. От счастья освобождения и горечи пережитого. В скорбном молчании проходят похороны советских воинов. Короткие речи, салют. На могилах вырастают горы цветов.

А нам пора в путь. Утром следующего дня получаем приказ двигаться на север. За последние месяцы это уже второй крутой поворот. После Тимишоар мы резко повернули на юг. Теперь — на север. Движение войск проходит по живописнейшему берегу Тиссы. Как-то не вяжется война с этой красотой.

На полях работают югославские крестьяне. Они готовятся к озимому севу. Война — войной, а жить-то надо. Четыре года здесь свирепствовали гитлеровцы и местные четники. Они буквально грабили крестьян, не оставляя продуктов даже для детей. Мы передали им несколько лошадей с упряжью. Как они нас благодарили — не передать. Это и приятно, и грустно: до чего довели людей.

Кстати, обходились без переводчиков. Особенно те, кто владел русским, украинским, белорусским.

Наш путь пролегает по землям Воеводины. Кто только ни пытался завоевать этот благодатный край: кельты, римляне, гунны, лангобарды, авары, австрияки, немцы… Против фашистов встали все — от мала до велика.

Советские войска на марше ВОВ

Ускоренным маршем движемся через города и населенные пункты Вечей, Драгутовка, Велика Кикинда. Здесь нас догнало известие об освобождении Белграда. На улицах всеобщее ликование. Москва салютует освободителям.

Многие наши гвардейцы награждены орденами и медалями, а командир 8-го гвардейского стрелкового полка полковник Панченко удостоен высокого звания «Народный герой Югославии».

С чувством исполненного долга покидали мы югославскую землю. Курс на Венгрию.

В районе Сегеда форсировали Тиссу. Передовые эшелоны советских войск ушли вперед, и нашей задачей на этом этапе было закрепление их успехов. Вскоре мы вошли в город Кечкемет.

Из Москвы поступила приятная новость: отныне будет торжественно отмечаться День артиллерии. Поздравляли друг друга, пели, танцевали. Тон веселью задавал майор Бородин — комдив-2. Он был большим мастером не только артиллерийского огня, но и организации общего веселья.

Когда его повысили в должности, мы радовались за боевого товарища и огорчались, что лишились острослова и всеобщего любимца.

Тревога, — новый приказ: выступить в направлении города Дунапатай, что южнее Будапешта. В конце ноября прибыли в район Дунафельвар, и в ночь на 30 ноября начали погрузку на суда Дунайской военной флотилии. Река здесь широка и шумлива. Потому, наверное, и решило командование использовать эффект неожиданности.

В десант вошли подразделения 11-го гвардейского стрелкового полка под командованием моего старого друга Забабашкина. От самого Миус-фронта, где мы воевали бок о бок, наши дорожки не сходились так близко. И вот снова вместе, поскольку несколько орудий и я вместе с ПНП тоже входили в состав десанта.

По нашему сигналу артиллерия на восточном берегу открыла массированный огонь по позициям противника в районе предполагаемой высадки десанта. Очертания западного берега все ближе. И тут пошли в ход пулеметы и автоматы. В ответ — ни одного выстрела. Венгерские артиллеристы отсиживались в блиндажах. А потом по нашему приказу развернули орудия и открыли огонь по немцам.

После короткого боя город Дунафельвар был взят. С северо-запада прибыли батареи майора Березуева и капитана Литашова, заменившего майора Бородина. Их батареи сопровождали огнем другие полки дивизии.

Дальнейшее продвижение к столице Венгрии было не столь бескровным: немецкие и венгерские части усилили сопротивление. Мелкие хутора стали укрепленными пунктами хорошо оснащенной оборонительной системы.

Бои шли с переменным успехом. Пехотинцы и артиллеристы несли потери. Смертью храбрых пал разведчик дивизиона Коля Шилов, совсем еще юноша, но необыкновенно храбрый и находчивый. Очень мы его любили.

Наконец-то к нам прибыла гаубичная и 8-я батареи. Их привел по наведенной через Дунай переправе майор Коваль. Дела пошли лучше, плотность огня значительно возросла.

Если вы посмотрите на карту Венгрии, то поймете, почему фашисты ужесточили оборону. С востока и юго- востока столицу атаковали наши соседи, a с юга, но уже на западном берегу Дуная, ударила наша дивизия и другие соединения фронта. Создавалась угроза окружения Будапешта. Немецкое командование возлагало большие надежды на оборонительную линию «Маргарита».

5 комментариев на тему “Бои против дивизии «Мертвая голова»
  1. Фашисты, пользуясь близостью своего аэродрома, жестоко бомбили нас. Гибли наши товарищи. Тогда гвардейцы 8-й и 9-й гаубичных батарей обрушили массированный огонь по взлетному полю.

    А сразу(упреждающим) разбомбить партия не позволила?

  2. «…биться за землю наших братьев…» ???
    Кто — братья? Румыны, захватившие Румынию и Бессарабию??
    Зачем биться за чужую землю — своей не хватало? Мы же пели «чужая земля не нужна»!!

  3. «Маленькая пропускная способность моста через пограничную речку Тимиш сразу затормозила продвижение наших войск. Командир дивизиона приказал разведчикам Хромова найти брод.»
    Опять — на авось, без плана, без разведки? Прежде чем выдвигаться, должны быть определены пути, препятствия, разведаны переправы и намечен маршрут каждому подразделеню!!
    От этого бардака и такие большие потери!! (мой дядя погиб в Румынии в октябре 1944 под у села Кокшены, возможно в этой дивизии)

  4. Извините за неточности: сначала понял, что речь о советско-румынской границе (пограничный столб на фото направил не туда мысли). Оказывается, братья — югославы. Извините.

  5. А где описание собственно боев? Название почти не соответствует содержанию статьи. Сравните с книгами А. Драбкина.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *