Бой под Дрезденом

под Дрезденом
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Это случилось под Дрезденом в самом конце войны. Войска Второй Польской армии генерала Сверчевского вышли на рубеж Кенигсварте — Доберппотц — Баркау.

В ночь на 23 апреля 1945 года гитлеровское командование произвело перегруппировку войск Гёрлицкото участка и, нащупав стык между войсками 52-й советской армии и частями Второй Польской армии, нанесло удар силами двух мотострелковых дивизий при поддержке сотни танков.

Гитлеровские части двигались вдоль Шпрее на север, в направлении к городу Шпремборг, надеясь соединиться со шпремборгской группировкой. Но это была уже агония: шпремборгскую группировку к этому времени ликвидировали.

К утру ударная группировка гитлеровцев продвинулась на север на двадцать километров, вышла в тылы польским войскам. Казалось, катастрофа неминуема. Много бед мог причинить наступающим частям бронированный кулак. И хотя тылы польских войск были сильно растянуты, а сами части совсем недавно сформированы, поляки не растерялись: они встретили гитлеровцев перевернутым фронтом.

К месту прорыва срочно перебросили 1-й отдельный танковый корпус Войска Польского. Трудно пришлось танкистам. Непрерывно участвуя в боях, они потеряли много боевой техники, чувствовалась острая нехватка в людях. Тем не менее танкисты сражались мужественно и стойко, понимая, что в их руках сейчас находится судьба всей Второй Польской армии.

27-й польский полк самоходных орудий с марша занял позиции на склоне безымянной высоты. Впереди — ровное поле, синеющий в дымке холм, справа — лесной массив. Разведка донесла, что гитлеровцы накапливаются для атаки за склонами холмов.

Едва самоходчики успели занять позиции, как вдали показались танки врага. Стальные махины двигались в шахматном порядке, изредка останавливаясь, чтобы произвести прицельный выстрел. Поляки молчали — на счету каждый снаряд.

Но вот грянул залп самоходок, за ним второй. Факелами вспыхивали танки. Оставшиеся продолжали продвигаться вперед. Из-за склонов выползали все новые и новые колонны. Двадцать седьмой с трудом сдерживал натиск озверелого врага. И хотя было подбито более десятка машин, хотя все поле перед самоходчиками усеяли трупы солдат, гитлеровцы лезли вперед.

под Дрезденом

Все реже и реже стреляли польские самоходки: кончался запас снарядов. Близился к концу долгий весенний день. Накал боя не спадал. Начальник боепитания вызвал к себе командира взвода доставки боеприпасов подпоручника Грядушкина.

— Собери все исправные машины — и срочно за снарядами. В дороге будьте осторожнее: она насквозь простреливается.

Подпоручник быстро собрал водителей автомашин. Двадцать два человека, двадцать два знакомых лица. Много сотен фронтовых километров пройдено с ними. Молодые ребята, каждому из которых лишь немногим больше двадцати лет. Знает командир, что путь опасен… Подпоручник немногословен. Да и зачем здесь слова, каждый понимает, как много сейчас зависит от них.

— По машинам! — отдает команду Грядушкин.

Колонна трогается. Лощину проскочили спокойно. А дальше дорога шла по открытому со всех сторон склону. Гитлеровские наблюдатели сразу заметили автоколонну, едва первая машина вырвалась из лощины: до позиции немецких артиллеристов — считанные километры. Стена разрывов выросла в двухстах метрах впереди машины Грядушкина. Не успела осесть взметнувшаяся вверх земля, как грянул новый залп и выросла новая стена огня, только она была намного ближе первой.

Водитель остановил машину, выжидательно глянул на командира: «Что он предпримет?» Грядушкин глянул на сидящего рядом водителя, ничего не сказал. Но тот и без слов все понял. Машина рванулась вперед, в бушующее пламя. Грядушкин открыл дверцу кабины, выскочил на подножку, глянул назад: вся колонна неслась вслед за головной машиной.

Грядушкин был горд за своих бойцов. Никто из них не повернул назад, не бросил машину, спасаясь в кювете. Рвутся снаряды, швыряют грузовики из стороны в сторону. Металл рвет металл. Осколки распарывают деревянные борта. Выбиты взрывной волной все стекла.

— Вперед! — торопит командир шофера.

Все. Проскочили. Грядушкин приказывает остановиться. Он выскакивает, считает сбегающие вниз по склону грузовики: «Один, два, три… восемнадцать…». Ждет еще минуту и подает команду:

— Вперед!

Колонна трогается. А на взрытой снарядами дороге, среди искореженных автомашин, остаются четыре неподвижных солдата…

Через час колонна возвращается. Можно ехать и другой дорогой, в объезд, но это значит потерять драгоценнейшие минуты.

«Нет, только по этой дороге», — решает подпоручник. Другого решения он принять не мог: полк отбивался, расходуя последние снаряды. Вот и самый опасный отрезок пути. Впереди — лес разрывов. Владислав, водитель, взглянул на командира, спросил: «Что будем делать?»

И снова машина Грядушкина, как и в первый раз, стремительно ринулась в самую гущу разрывов. Оглушительно рвануло сзади. Огромная сила подтолкнула машину вперед. Владислав, не оборачиваясь, проговорил:

— Вторым шел Шиманский…

Чуть более десятка автомашин из взвода Грядушкина вернулось в полк. В самый раз подвезли они снаряды. Гитлеровцы, как бы решив наверстать упущенное за день безрезультатных атак, решились на последний штурм позиций самоходчиков. Но дружные меткие залпы расшвыряли танковые колонны немцев — теперь поляки снарядов не жалели. Попытка прорыва гитлеровцев была сорвана. Седьмого мая части Второй Польской армии начали наступление на Дрезден с северо-востока.

В этот день 1-й отдельный танковый корпус Войска Польского, прорвав оборону гитлеровцев, продвинулся вперед на пятнадцать километров. В его боевых порядках шли самоходчики. Самоходные орудия бесперебойно снабжал снарядами взвод доставки боеприпасов подпоручника Ивана Грядушкина.

А восьмого мая советские пехотинцы 3-й и 5-й гвардейских армий, танкисты 3-й гвардейской танковой армии и польские солдаты обнимались на улицах древнего города.

Дрезден был взят!

Но еще не окончилась война, еще лилась кровь чешских патриотов на улицах златой Праги. Советские войска, в их составе были Вторая Польская армия и 1-й отдельный танковый корпус Войска Польского, быстрым маршем двинулись в Чехословакию на помощь братьям-славянам.

Долгожданный день Победы подпоручник Войока Польского Иван Федорович Грядушкин встретил в чешском городе Мельник. Подходило к концу первое послевоенное лето. Грядушкин продолжал служить в самоходном полку. Однажды прибежал вестовой, передал приказание:

— Срочно прибыть к командиру полка!

«Может, пора и на родину? — подумал Иван. — Не затем ли так спешно вызывают?» Хорошо было служить с братьями-поляками, но, признаться, тянуло Грядушкина домой, в Россию. Поспешил он в штаб.

Командир приветливо встретил офицера. Непринужденно лилась беседа. Разговорились, вспомнили недавние бои, погибших товарищей.

— А помните бой на подступах к Дрездену? Крепко тогда навалились на нас проклятые фрицы. И кто знает, может, сейчас бы мы с вами и не разговаривали, не доставь ваш взвод вовремя снаряды…

— Разве такое забывается, — ответил Иван Федорович.

— Да, такое никогда не должно забыться. И ваш подвиг не забыт: командование полка представило вас, советского гражданина, добровольно пришедшего в состав Войска Польского, к высокой награде «Кресту храбрых».

В начале сентября сорок пятого года Иван Федорович Грядушкин в составе группы однополчан выехал в Варшаву для получения награды. Город был в развалинах. Но радостно было оттого, что не топтал сейчас варшавские улицы кованый сапог гитлеровского солдата.

А затем он стоял в одном строю с товарищами по оружию. И когда седоусый генерал прикреплял к его мундиру польский орден, Грядушкин громко сказал:

— Служу Советскому Союзу!

В тысяча девятьсот сорок седьмом году Иван Федорович Грядушкин вернулся в родной Воронеж. На каждой улице все еще виднелись следы войны. И Грядушкин уже через несколько дней пришел на фабрику технических тканей. Он возводил ее своими руками, он не мог смотреть на нее, лежащую в развалинах.

Идут чередой годы. Сейчас на Воронежской фабрике технических тканей трудится в основном одна молодежь. Но есть и ветераны. И среди них — помощник мастера ткацкого цеха Иван Федорович Грядушкин. Его бригаде одной из первых на фабрике присвоено звание коллектива коммунистического труда.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *