Бой разгорался, словно костер на ветру

бой разгорался
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Лейтенант Кирюхин раздвинул руками густой куст лозняка, посмотрел на серебряные гребешки Днепра и произнес:

— Ух ты, какой шалопутный! Да еще и крутит на середине… Товарищ Брянцев, ко мне! — скомандовал Кирюхин своему ординарцу.

Сержант Брянцев подполз к лейтенанту и лег рядом с ним.

— Ты географию не забыл? — спросил Кирюхин.

— Кое-что помню,- не понимая к чему клонит лейтенант, ответил Брянцев.

— Куда течет Днепр?

— С севера на юг.

— Мы лежим по течению?

— Так точно, товарищ лейтенант, по течению.

— Где же должно быть солнце?

— Утром — слева, а в полдень — перед нами.

— А почему же оно — справа?

— Не могу знать… А мы сейчас проверим: разрешите, товарищ лейтенант, ваш компас?

— Возьми, — передавая ординарцу компас, ответил Кирюхин.

Брянцев, словно танкетка с поврежденной гусеницей, повертелся на месте несколько раз и с удивлением произнес:

— Выходит, что Днепр течет на север… Вот стрелка показывает… Он у вас не испорчен? — обратился он к лейтенанту.

— До сих пор действовал безотказно.

— А может, шар земной перевернулся от войны? — съязвил Брянцев.

— Эх, ты, Серега, соображать надо, кумекать…

— Так точно, в любом деле кумекать надо… Получается, что мы лежим на правом берегу и форсировать Днепр не надо?

— Вот что может наделать излучина. Не разберешься, что река здесь, как говорят украинцы, «кругаля дае», и напутать можно.

Кирюхин достал из футляра бинокль, повертел левой рукой барашек, подгоняя оптику под свое зрение. Он внимательно рассматривал откосы, овраги, прибрежные кустарники, стараясь обнаружить вражеские огневые точки.

— Да… Вот это горушка! Тут ни танку, ни тягачу с пушкой не подняться. Да и мы с пулеметами попыхтим.

— А если ее обойти? — заметил Брянцев.

бой разгорался

— Обойти, говоришь? Это верно. Но где и каким образом?

— А тут надо покумекать, товарищ лейтенант.

— Вот мы с тобой и кумекаем, кукарекаем, лежа под кустом, а фашисты эти кручи бетоном залили да колючкой стальной обвили: думают усидеть здесь.

Смотрели тогда командир пулеметного взвода 835-ro стрелкового полка лейтенант Кирюхин и его ординарец сержант Брянцев на ту легендарную Ватурину гору, под которой когда-то стоял древний Заруб- крепость, охранявшая брод через Днепр, смотрели и не подозревали, что именно здесь, на Букринской излучине, произойдет такая схватка с фашистами, которая войдет в историю под названием «Борьба за букринский плацдарм».

И вот наступило утро 22 сентября 1943 года. Передовые части 3-й гвардейской танковой армии начали форсирование Днепра именно здесь, в излучине. Одновременно правее 3-й гвардейской танковой армии начала форсировать Днепр и 40-я армия.

Первым к излучине подошел мотострелковый батальон капитана Балаяна. Он успешно форсировал Днепр и насмерть стоял на высотах, отбивая несчетные бешеные атаки гитлеровцев. К сожалению, других частей, которые могли бы оказать ему помощь и расширить букринский плацдарм, здесь в тот день не оказалось.

Справа от балаяновского батальона передовые части 40-й армии под покровом ночи переправились через Днепр в районе Ржищева и окопались на берегу. В одном из подразделений 237-й стрелковой дивизии был пулеметный взвод лейтенанта Михаила Кирюхина.

— Ну, хлопцы, вы в рубашках родились: переплыть такую ширь и без потерь… — шепотом произнес Кирюхин, осматривая отрытую его взводом траншею.

— А Днепр вообще-то неплохая река, — проговорил Брянцев.— Зря вы ее, товарищ лейтенант, вчера нехорошим словом обозвали.

— Так это я в шутку. Да и вечером он мне показался хмурым, сердитым.

— Я прибыл недавно… Любил читать Пушкина, Гоголя, Тургенева…

— А кто их не любит? — заметил из темноты Брянцев. Михаилу Кирюхину было всего 18 лет, а на фронте — уже более года. Опыт приобрел и закалку. Вот и сейчас он прошел по всем боевым расчетам, проверил исправность пулеметов, наличие пулеметных лент и гранат, а потом спустился к берегу, где в круче по его приказанию заканчивалось рытье землянки для санчасти и отдыха.

«Еще бы по две-три гранаты на каждого»,- сверлило в сознании Кирюхина, хотя у каждого бойца его взвода их уже было по четыре.

На рассвете фашисты обнаружили храбрецов Кирюхина и атаковали их ротой пехоты и четырьмя танками. Метким пулеметным огнем атака была отбита. Но тут же захлопали вражеские пушки и тягуче заскрипели многоствольные минометы. В небе появились черные угловатые «хейнкелю» .

Высота, на которой находился взвод Кирюхина, окуталась дымом и пылью. «Хейнкелю» заходили со стороны солнца и, пикируя, сбрасывали бомбы. Уже ничего не было видно, только удушливее становился воздух. И снова вой, снова грохот…

Едва вражеские самолеты ушли на запад, атака фашистов повторилась. Прямо на пулеметчиков Кирюхина шло несколько бронетранспортеров и автомашин с пехотой.

Рядом с Клименко оказался Кирюхин:

— Почему не стреляете? Пулемет неисправен, что ли?

— В полной исправности. Да пусть подойдут поближе.

— Значит, выжидаете… Хорошо… А почему рукав мокрый?

— Осколком немного задело.

— Давайте руку, перевяжу.

Но тут из-за рощи показались фашистские автоматчики и вскоре очутились недалеко от окопа. Клименко потянулся за гранатой и схватил почему-то противотанковую. Кирюхин остановил его:

— Не нужно, товарищ Клименко, на эту дрянь такую «грушу» тратить. Граната нам пригодится.

Лейтенант припал к пулемету и длинной очередью срезал до десяти фашистов.

Гитлеровцы откатились назад.

Целый день вражеские атаки следовали одна за другой. Смрадными кострами горели фашистские танки, подбитые нашей артиллерией и грозными «илами», сотни трупов вражеских солдат и офицеров лежали по склонам высот.

К ночи все утихло. За день взвод Кирюхина уничтожил автомашину с пехотой, два станковых и 12 ручных пулеметов и до 90 гитлеровцев.

Напряженность боев нарастала с каждым днем. Гитлеровцы бросили сюда танковую, моторизованную и несколько пехотных дивизий.

На букринском плацдарме к 30 сентября, несмотря на то, что он имел всего лишь 11 километров по фронту и 6 километров в глубину, сосредоточились основные силы 27-й и 40-й армий и мотострелковые части 3-й гвардейской танковой армии. Борьба приняла крайне ожесточенный характер.

Взвод лейтенанта Кирюхина стоял насмерть.

— Один, два, три, четыре…- считал Кирюхин фашистские танки, шедшие на высоту. Точно, он не ошибся: их было 14. За танками, едва различимые в утреннем тумане, бежали трусцой автоматчики, постреливая на ходу.

Вот и первый снаряд фашистов разорвался на высоте, как раз в том месте, где находился окоп бронебойщика Федора Лахтикова. Но вреда не причинил, потому что окоп был оборудован по всем правилам военно-инженерного искусства: глубокий, с запасными площадками для противотанкового ружья.

Федор Лахтиков — воин бывалый. Ему за тридцать перевалило, да и на фронте он с сорок первого года. На груди — медаль «За отвагу». Он был не только однополчанином Михаила Кирюхина, но и его земляком: родом из шиловского села Юшта, что над Окой.

Бой разгорался, словно костер на ветру. Ударили по врагу наша дивизионная артиллерия и орудия прямой наводки, сумевшие переправиться на плацдарм. Заработали пулеметы и противотанковые ружья, пошли в ход и гранаты…

Защитники «малой земли» за Днепром героически отражали бешеный натиск фашистов. Один танк подбил Кирюхин, другой уничтожили Брянцев и Клименко: очень пригодилась та самая противотанковая граната, которую чуть не истратили на вражеских автоматчиков в первый день в бою на излучине. Два «тигра» подбил Лахтиков…

И все же несколько «тигров» ворвались на высоту. Утюжа гусеницами окопы и траншеи, гитлеровцы часто высовывались из люков и кричали: «Рус, сдавайс!» Но в ответ летели гранаты.

Потом в наградном представлении командир 835-го стрелкового полка майор Лебедев писал: «30.9.43 г. при отражении двадцати трех атак гитлеровцев взвод лейтенанта Кирюхина уничтожил: 2 танка, 9 ручных пулеметов, 5 автомашин с пехотой и до 120 фашистов…»

Земляки были в одном бою, они стояли рядом и в Указе Президиума Верховного Совета СССР о присвоении им звания Героя Советского Союза.

«30.9.43 г. при отражении двадцати трех атак гитлеровцев взвод лейтенанта Кирюхина уничтожил: 2 танка, 9 ручных пулеметов, 5 автомашин с пехотой и до 120 фашистов…»

Земляки были в одном бою, они стояли рядом и в Указе Президиума Верховного Совета СССР о присвоении им звания Героя Советского Союза.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *