Бой у Твердохлебовки

Бой у Твердохлебовки
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Под палящими лучами июльского солнца мы шли по дороге в сторону Твердохлебовки. По этой дороге вот-вот прорвутся фашисты. Мы должны были задержать их любой ценой. Не пропустить вражескую пехоту и мотоциклистов к Дону — таков приказ. Через Дон, с правого на левый берег, переправлялись наши отступавшие части, а нам необходимо было обеспечить их отход…

Командир полка приказал продержаться три-четыре часа. И мы пошли навстречу врагу. Шли по раскаленной земле. Кругом — палящее солнце да зловещий гул фашистских стервятников…

Появление немцев для нас было неожиданным. Раздался звонкий голос Ивана Орлова:

— Лож-и-ись!

Залегли в колючий будяк.. Это и было наше укрепление, наша оборона…

У противника — три танка, десятки мотоциклистов А нас небольшая горстка.

Фашисты не сразу пошли в атаку. Сначала из-за переднего танка вышел офицер. Шел он во весь рост Он, видимо, знал, сколько нас.

— Сволочь! — сказал Орлов, выглядывая из-за будяка. — Смотри, даже не пригнулся!..

Бой у Твердохлебовки

— Русс, сдавайсь! Нас много, вас мало!..

Да, нас было очень мало. Двадцать пять— тридцать бойцов, не более. И почти все — мальчишки восемнадцати-девятнадцати лет.

Иван Орлов — сержант. Несколько дней назад мы вместе окончили полковую школу и получили по два треугольника на петлицы. Наши сверстники теперь называли нас: «Товарищ сержант». А мы никак не могли к этому привыкнуть, не могли привыкнуть и к уставным командам.

Нет-нет да и прорвется в нас «гражданка». Все это происходило, быть может, потому, что еще свежи были в нашей памяти недавние дни нашей довоенной юности, а может, и потому, что слишком недолгой была наша учеба в полковой школе. Так это или не так, но мы, новоиспеченные сержанты, иногда подавали команды, которых нет в уставе. И сейчас, видимо, не вспомнил Иван той команды, которую необходимо подать перед боем. Но он нашел другие слова, которые тогда прозвучали не менее уверенно и решительно, чем воинская команда.

— Держитесь, ребята! — крикнул Иван.

Я выстрелил. Офицер взмахнул руками и, как сноп, рухнул у танка. Это был мой первый враг. Друзья мои открыли дружный огонь.

Танки не пошли в будяк. Они проползли мимо нас, торопились к Дону и поэтому не вступили в бой с нами. Нам тоже было приказано не вступать в бой с танками. Там, у реки, их встретят противотанковые батареи. Нам приказали отсекать от танков пехоту.

Мы не пропустили мотоциклистов к Дону. В том бою у села Твердохлебовки мы потеряли восьмерых ребят. Среди них был и мой друг Иван Орлов, парень из-под Костромы…

Ночью мы добрались до села Радченского. Там мы сделали кратковременный привал. Рядом со мной лежал Мкртчян. Он — самый старший среди нас и по возрасту и по должности. Он — политрук роты. В бою мы находились рядом. Мкртчян был ранен. В бою он метко разил врагов из своей самозарядной винтовки. Затем он вскрикнул. Я взглянул на него. Его смуглое южное лицо стало сизым, бледным, как полотно. Он прошептал:

— Еще немного осталось. Продержитесь еще немного…

Мы отбили все атаки мотоциклистов, а когда стемнело, двинулись на Богучар. Нас встретил Иван Рябков. Он мчался на тачанке, чтобы передать нам приказ отходить. На тачанке — пулемет, и это подняло наше настроение. По степи, недалеко от того места, где мы днем вели бой, бродили лошади, которых колхозники не успели угнать за Дон. Вскоре весь наш небольшой отряд сел на лошадей, и мы тронулись в путь.

Иван Рябков, Мкртчян и я в тачанке ехали впереди. За нами скакали ребята. Мы прорвались через занятый врагами Богучар и часам к двум ночи добрались до Радченского. На привале Мкртчян сказал мне:

— Запомни все это, сынок. (Мкртчян раза в два был старше меня и часто наедине называл меня сынком.) Если мы останемся живы, то расскажем людям о мальчишках, погибших у Твердохлебовки.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *