Борьба с артиллерией противника

под Ленинградом
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

В подготовительный период обращалось большое внимание на организацию связи.

Наконец наступило время нанесения огневого удара. Это было 27 октября 1943 года.

Батареи 73-го Краснознаменного полка изготовились к стрельбе. Аэростаты набрали высоту. В их гондолах — по двое в каждой — занимали места мужественные офицеры-корректировщики 1-го воздухоплавательного дивизиона. Они имели для наблюдения 8-кратные бинокли и 18-кратные панкратические трубы.

Корректировщики докладывали: «Батарея к стрельбе готова», «Дивизион к стрельбе готов», «К корректированию огня готов»…

По проводам понеслись команды. Прозвучало суровое «По фашистской батарее — огонь!», и грянули один за другим два залпа.

И вот уже на командном пункте воздухоплавательного дивизиона записывают: «Первый — влево 3», «Второй — влево 5», «Третий — влево 5».

Это наблюдатели-корректировщики со всех трех аэростатов доложили отклонения разрывов второго залпа от линии цели в делениях угломера.

Тут же результаты наблюдений наносились на радиальные сетки, с помощью которых было определено положение группы разрывов: влево 100 м, перелет 100 м. О величине отклонений командный пункт дивизиона доложил штабу 73-го Краснознаменного артиллерийского полка.

под Ленинградом

Прошло не более 1,5 минуты после второго залпа, как полк снова открыл огонь. В течение 15 минут полк вел методический огонь, посылая снаряд за снарядом на батарею врага. Наблюдатели с аэростатов продолжали тем временем докладывать отклонения разрывов.

Уточнив установки, батареи полка все одновременно обрушились на врага мощным огневым налетом. Наблюдатели с аэростатов и штурман контрольного самолета-корректировщика передали, что цель накрыта разрывами снарядов, в районе цели замечено несколько сильных взрывов.

После такого огневого удара весьма активная прежде вражеская батарея больше себя не проявляла. Опыт корректирования огня тремя аэростатами с использованием радиальных сеток показал, что при хорошей видимости на дальности до 20-25 км можно определять отклонения разрывов от цели с точностью до 20 м. Снос аэростата в результате ветра на точности засечек сказывается мало. Большее влияние на результаты засечек оказывает точность прибора наблюдения, которая, как известно, для бинокля составляет 0-05.

Практика показала, что задание на подавление цели нужно давать с таким расчетом, чтобы воздухоплавательное подразделение успело соответствующим образом подготовиться. Артиллерийский полк, проводящий стрельбу с несколькими аэростатами, должен заранее уточнить с наблюдателями-корректировщиками все вопросы, касающиеся порядка стрельбы. Должны быть согласованы цели, координаты подъемных полей аэростатов наблюдения, когда и какой огонь ведет полк, порядок обработки наблюдений и т. д. Связь с командным пунктом воздухоплавательного дивизиона устанавливает штаб артиллерийского полка.

Большое значение имело для успешного решения огневых задач тесное боевое содружество и полное взаимопонимание артиллеристов-огневиков и наблюдателей-корректировщиков 1-го воздухоплавательного дивизиона и подразделений корректировочной авиации. Своей отличной работой они внесли большой вклад в борьбу с артиллерией противника.

Огромны боевые заслуги и разведчиков артиллерийской инструментальной разведки. Без них была бы просто немыслима боевая работа артиллеристов-огневиков.

«Глаза и уши артиллерии» — так называли огневики своих боевых друзей-разведчиков. Здесь уже приведено немало примеров, характеризующих славные дела разведчиков, но о них следует рассказать еще. Контрбатарейщикам не раз приходилось стрелять с подразделениями звуковой разведки по незвучащим целям, точнее говоря, по батареям врага, которые за несколько дней до этого были засечены звукометрической разведкой, но потом огнем себя не проявляли.

В этих случаях для получения координат батарей, действительных на время их поражения, широко использовались способы контроля стрельбы по звуковому реперу.

В то время когда батареи противника вели огонь, а у советских батарей не было возможности нанести им немедленное поражение или они в данный момент не причиняли нам больших неприятностей, потому что либо огонь их был неточным, либо они обстреливали малозначащие места в нашей обороне, тогда приходилось вести засечку их звукометрической разведкой. Засекая в течение нескольких часов выстрелы вражеских орудий, подразделение звуковой разведки определяло координаты батарей и докладывало их в штаб полка или группы, где они регистрировались.

Получив таким образом одну или несколько групп (семейств) целей, примерно в центре их создавали по одному звуковому реперу, как бы впрок готовя исходные установки для поражения батарей.

Когда через несколько дней появлялась возможность для нанесения огневого удара по этим батареям и нужно было уточнить их координаты, артиллеристы проводили контрольную стрельбу по ранее пристрелянному звуковому реперу. Координаты репера, полученные в результате повторной пристрелки, сравнивали с его первоначальными координатами и, найдя разницу, использовали ее для уточнения координат всех ранее засеченных батарей данной группы. Поправки в координаты батарей вносились со своими знаками. Так однажды с 10.00 до 13.00 батарея звуковой разведки засекла пять батарей противника, которые были зарегистрированы как цели № 143, 146, 148, 153 и 154.

Ширина района по фронту, в котором располагалась такая группа целей, обычно была не более 5-00, по 2-50 в обе стороны от центра группы.

На основе вновь полученных координат были уточнены исходные данные для стрельбы и открыт огонь на поражение батарей.

Артиллеристы Ленинградского фронта имели хорошую связь с партизанами и с агентурной разведкой, которые не раз давали ценные сведения о скоплении эшелонов противника на железнодорожных станциях, о крупных штабах, о складах, о различных торжественных мероприятиях, проводимых противником с участием большого количества солдат и офицеров, и т. п.

Естественно, что такие объекты очень интересовали артиллеристов. Зная не только их расположение, но и время для наиболее выгодного поражения, артиллеристы нередко совершали на них огневые нападения. Но так как из-за больших дальностей не всегда можно было достать до той или другой подобной цели с огневых позиций наземной артиллерии, приходилось вводить в действие железнодорожный транспортер 152-мм калибра артиллерии береговой обороны Краснознаменного Балтийского флота.

Транспортер устанавливался на временной огневой позиции как можно ближе к переднему краю и в наиболее безопасном месте для наших войск. Временная огневая позиция устраивалась на железнодорожных усах, которые быстро укладывались из заранее собранных звеньев железнодорожного пути. Привязку позиции производили подразделения топографической разведки. Данные для стрельбы готовились на основе полной подготовки с учетом коэффициента дня.

Транспортер полностью изготавливался к налету на основной позиции, затем быстро выходил на временную огневую позицию, в максимально короткий срок производил точный огневой налет и немедленно уходил. На временную позицию немцы всегда обрушивали сильный огонь нескольких батарей, но никогда не накрывали нашего транспортера. Это объясняется тем, что временные огневые позиции всегда выбирались в новых местах, а транспортер производил налет быстро и всегда успевал уйти, пока немцы засекали его, готовили данные и открывали огонь.

Особенно эффективны были ночные огневые налеты транспортера, о результатах которых штаб также знал из докладов нашей разведки и партизан.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *