Братство, рожденное в бою

бросить свой самолет под огненную трассу
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (3 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Почти легендой кажется подвиг, совершенный Михаилом Паникаха — бойцом батальона морской пехоты, сыном украинского народа. Не находится слов, которые могли бы описать то, что совершил моряк, прибывший в пылающий город с Тихоокеанского флота.

Батальон морской пехоты держал оборону близ завода «Красный Октябрь». 2 октября 1942 года здесь разгорелся ожесточенный бой. Одна атака следовала за другой, казалось, им не будет конца.

К рубежу моряков, поднимая облако дыма и пыли, устремилась колонна из нескольких фашистских танков.

бросить свой самолет под огненную трассу

Отложив в сторону пулемет, Михаил Паникаха взял две бутылки с горючей смесью и, приподнявшись из окопа, размахнулся, пытаясь поразить ближайший танк. Но вражеская пуля опередила его, разбив бутылку, поднятую над головой. Одно мгновение — и языки пламени поползли по одежде. Живым факелом вспыхнул отважный моряк. Еще была возможность сбросить одежду, сбить пламя, но Паникаха схватил вторую бутылку/ Оставшиеся мгновения жизни он отдал борьбе с врагом.

Нестерпимая боль не парализовала воли и не затуманила его сознания. Объятый пламенем, он с трудом выскочил из окопа и пошел навстречу подвигу. Не прячась от пуль, Паникаха подбежал вплотную к фашистскому танку. Произошло невероятное: горящий человек ударил бутылкой по решетке моторного люка. Танк с черными крестами на броне замер на месте.

Подвиг М. Паникаха служил выражением массового героизма всего личного состава 193-й стрелковой дивизии, в рядах которой он сражался.

Совместные бои, горечь утрат и радость побед, общие трудности и общая слава — все это сближало защитников Сталинграда, верных боевому девизу: один за всех и все за одного. Они поддерживали друг друга, по-братски делили окоп, пайку хлеба и последнюю коробку патронов.

Братство, рожденное в бою, преодолевало любые преграды, ибо это самое крепкое, действительно кровное братство — дружба, скрепленная кровью, пролитой в борьбе с общим врагом.

Эта дружба, делая родными воинов разных национальностей— русского и грузина, украинца и таджика, белоруса и армянина, умножала силы и звала на подвиг.

В один из июльских дней летчик 628-го истребительного авиаполка Абрамов находился в разведке вместе с командиром эскадрильи старшим лейтенантом Алалукиным. Обнаружив самолеты, противник обстрелял их зенитным огнем. Вскоре самолет командира, получив серьезное повреждение, совершил вынужденную посадку в расположении врага. Абрамов не оставил в беде боевого товарища. Он посадил свою машину около раненого командира, перенес его в кабину и вновь поднял в небо. Прошло несколько минут, и оба летчика вернулись на свой аэродром.

…Четыре раза заходил на цель командир звена лейтенант Шакро Хиталишвили. Каждый заход — сокрушительный удар по врагу. Когда машина в пятый раз шла на бомбежку, в нее угодил зенитный снаряд. Мотор был выведен из строя, самолет задымил. Ценой героических усилий его удалось посадить на землю, но в тылу врага. Сержант Савельев видел, как подбитая машина совершила вынужденную посадку. Не колебаясь, он сделал разворот и быстро сел рядом с подбитой командирской машиной. В это время в воздухе парил самолет сержанта Михеенко. Он оберегал жизнь своих боевых товарищей от вражеского нападения. Вскоре летчики вернулись на родной аэродром. Из одного самолета вылезли два летчика: командир звена и его питомец, 20-летний сержант Савельев.

В воздушной схватке погиб летчик гвардии старший лейтенант Владимир Микоян. Его гибель боевые друзья не видели: ушел в небо и не вернулся. Он пожертвовал собой, но спас командира полка И. Клещева. Произошло это 18 сентября 1942 года.

В разгар боя И. Клещев бросился в погоню за «мессершмиттом» с зубастой пастью дракона на фюзеляже. В яростном увлечении он не заметил, как остался без ведомого. Вспомнил об этом, когда добился цели — расстрелял из пушки ненавистного фашиста, но и сам оказался под прицелом врага. На него в «кривой атаке» шел немецкий ас. Еще одно мгновение — и беда оказалась бы неотвратимой. Первым это заметил Владимир Микоян, но было слишком поздно. Оставалась одна- единственная возможность — принять удар на себя, бросить свой самолет под огненную трассу. Он так и сделал — метнулся под выстрелы врага.

Летчики эскадрильи, в которой служил В. Микоян, написали на фюзеляжах своих самолетов «За Володю!». Они мстили врагу упорно и беспощадно. Никто не делал большего количества боевых вылетов, чем эта эскадрилья. Позднее ее так и называли: эскадрилья «За Володю!».

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *