Брестская крепость все еще держится

Брестская крепость все еще держится

Был уже полдень 22-го июня. Мы снова включили приемник и наконец услышали правительственное сообщение: фашистская Германия без объявления войны напала на Советский Союз. «Наше дело правое. Враг будет разбит. Победа будет за нами!» — эти слова, услышанные здесь, в городе, где враг уже сеял смерть, ободряли, вселяли надежду. Никто из нас и не предполагал тогда, что пройдет три очень долгих года, прежде чем на улицы Бреста, опаленного первыми залпами войны, вновь вступят советские войска.

К вечеру стрельба стала затихать. «Неужели фашисты заняли крепость?» — охватила нас тревога.

— Мы с Ниной сходим в город, узнаем, что там делается,— предложила Леля, жена Михаила.

Вернулись они часа через два и рассказали, что гитлеровцы выкатили на центральную улицу тяжелые орудия и направили их в сторону крепости. Значит, крепость не взята!

На рассвете все вокруг содрогнулось от артиллерийских залпов. Потом «юнкерсы» стали сбрасывать на крепость бомбы. От их разрывов гудела земля, из окон вылетали стекла.
Прошло три дня. А в среду, в полдень, к нам прибежала девушка, подруга Лели.

— Какой ужас! — она еле перевела дыхание.— Выхожу из дому, а навстречу немецкий офицер. Улыбается и по-русски говорит: «Здравствуйте, фрау! Не узнаете?» Я опешила. Да ведь это тот самый командир, с которым я танцевала в субботу в клубе! Представляете?!

— Диверсант, не иначе,— заключили мы.

— Что мне было делать? Убежать от него? — продолжала девушка.— Он стал расспрашивать, как живу, что делаю. Потом посетовал, что русские плохо встречают немцев. В гарнизоне крепости безумные фанатики, не хотят
сдаваться. Вчера погиб его друг, который прошел Польшу, Бельгию, Францию.

Тогда можно было лишь догадываться, что все это значило. Теперь достоверно известно: фашисты не гнушались ничем. Еще утром 21 июня, выполняя договорные обязательства, мы отправили в Германию эшелон с продовольствием, а вечером товарным составом с углем гитлеровцы перебросили в Брест диверсантов, переодетых в форму советских командиров. В ночь на 22 июня в городе и на железнодорожной станции погас свет, вышел из строя водопровод. Диверсанты перерезали телефонные и телеграфные провода, пробрались в крепость.

Мы с Михаилом допоздна стояли у окна. Над крепостью беспрерывно взлетали ракеты.

— Надо пробиваться к нашим,— предложил я.

— Вам это проще. А как быть нам с Лелей? Мы ждем ребенка,— вздохнул Михаил.

Леля решительно заявила:

— Ты пойдешь, а я останусь. Пока…

Выбраться из города оказалось нелегко. Нужен был специальный пропуск. Нам с Ниной помогла крестьянка, приехавшая на подводе к родственникам, в соседний дом. Она согласилась взять нас с собой. Условились: если встретится патруль, скажем, что мы ее дети.

Выехали на следующий день. Миновали окраину города и там простились с нашей доброй попутчицей. Пешком направились к лесу. Со стороны крепости все еще доносились взрывы бомб и уханье артиллерийских батарей, поднимались огромные столбы огня и дыма. Крепость жила, сражалась.

Вскоре мы оказались на той самой проселочной дороге, по которой еще недавно я ехал на торфопредприятие. Все вокруг изменилось, помрачнело. Рожь измочалена гусеницами танков. Вокруг воронки от бомб и снарядов. Знакомая деревня почти вся сгорела, обуглились деревья. В уцелевших избах настежь распахнуты двери, не видно ни одного человека. Должно быть, спасаясь, люди укрылись в лесу.

К полудню мы добрались до густого соснового бора, присели отдохнуть. Казалось, никогда еще так вкусно не пахла трава, не было таким голубым небо, как в эти минуты. Тишину леса нарушал только легкий ветерок, шелестевший в верхушках сосен. Не слышно ни свиста снарядов, ни разрывов бомб, ни сухого треска автоматных очередей.

Брестская крепость все еще держится

Так было лишь в глубине леса. Продвигаясь на восток, немецко-фашистская армия оставляла за собой руины, пепелища, людское горе. Однако не легкой прогулкой оборачивался для врага этот «дранг нах остен». По обочинам дорог, уткнувшись стволами пушек в борта, стояли обгоревшие танки с крестами, валялись перевернутые, покореженные автомашины, орудия. Возле деревень мы видели свежие могилы с березовыми крестами, и на каждом — фашистская каска.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *