Бронебойщики

вов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Большой боевой путь прошел по дорогам Великой Отечественной войны русский солдат Егор Григорьев. Этот путь исчисляется сотнями и тысячами огненных километров. Мелитополь, Ковель, Хелм, Люблин, Радом, Лодзь, Кенигсберг, Познань… А сколько было сел, хуторов, поселков, небольших городков, водных преград, дотов и дзотов…

Каждый приходилось брать с бою. Сколько их было, кровопролитных боев, когда Егор Григорьев, двадцатилетний воронежский паренек, вместе со своими боевыми друзьями выкатывал на огневой рубеж свое орудие и встречал смертоносным огнем врага…

— Тут уж, ребята, не зевай. У истребителя танков должно быть все в ажуре: и твердый характер, и зоркий глаз, и верная рука. Только один снаряд, только один выстрел отпускается для уничтожения вражеского танка. Промахнешься, парень, и не миновать тебе беды. Не успеешь второй снаряд дослать в орудие, времени не хватит. Не уничтожишь врага с одного снаряда — он тебя уничтожит, — не раз говорил Григорьев товарищам, обучая их ратному мастерству.

В Мелитополе фашисты бросили против советских воинов танки и самоходные орудия. Бить их в открытом поле куда сподручнее, чем на городских улицах. То из-за угла вывернется, то с тыла появится, успевай только орудие разворачивать да с места на место его перетаскивать. До сих пор помнит Егор, как тогда, в Мелитополе, выскочил откуда-то танк с крестами и устремился на орудие, у которого находились Григорьев и Подкорытов.

Расстояние — сто пятьдесят метров, не более. Попробуй промахнись, артиллерист, и быть тебе под гусеницами фашистского танка. Взяли врага в перекрестие и — огонь! Снаряд угодил туда, где смотровая щель, где водитель и радист. Застыл на месте танк, больше не двигается с места. Но следом за этой машиной появилась другая — самоходное орудие. Выстрел — и самоходка взорвалась, окуталась черным дымом.

Уничтоженные Подкорытовым и Григорьевым танк и самоходное орудие закрыли собой улицу. Фашистские танки пошли в обход и стали появляться один за другим в самых неожиданных местах. Один выполз из переулка, открыл бок. Огонь! Есть! Готов фашист. Еще один появился из-за разрушенного здания…

В тот день Подкорытов и Григорьев уничтожили еще одно самоходное орудие и два танка.

После боя командир бригады генерал Горбунов вручил Григорьеву орден Красной Звезды, а Подкорытову — орден Отечественной войны второй степени. Поздравляя Егора, генерал выразил уверенность, что этот боевой орден не будет последней наградой у молодого истребителя танков. Предсказание генерала сбылось. За бой в городе Ковеле Егор Григорьев был награжден орденом Славы третьей степени.

вов

Бой выдался тяжелый. Все время приходилось менять огневые позиции. То к дому перетащат орудие, то выкатят его прямо на середину улицы. Ни одной минуты отдыха, бьет и бьет орудие Егора, один за другим вспыхивают вражеские танки. И не только танки. В тот день Егор уничтожил несколько орудий и минометов врага, много солдат и офицеров.

Бой закончился в полночь. А начался утром — в пять часов. Присел на лафет Егор, смахнул пот, посмотрел на своих друзей, пересчитал их. Все живы. Добрые, верные боевые товарищи, готовые друг за друга в огонь и в воду.

Боевые друзья! Кто был на фронте, тот знает, что такое фронтовая дружба. Сколько лет прошло с той поры, .а Егор Егорович помнит своих верных друзей так, будто вчера с ними распрощался. Хурмат Хусаинов, командир орудия. Смелый парень. Все о своей Казани рассказывал. Бывало, рассудительный Подкорытов, сибиряк, человек уже в годах, послушает Хурмата и вздохнет:

— А вот у нас в Сибири…

Не удержатся казах Нурматов, узбек Рустамов, Лунев, Власов. Поспать бы перед боем, отдохнуть, а они наперебой о своих родных местах, о женах и невестах, об отцах и матерях, о пельменях сибирских, о дынях узбекских, о степях казахских. Рассказывал о своем привольном Воронежском крае и Егор Григорьев, о том, как пахал землю на тракторе, о том, какая это земля щедрая и плодородная.

Орден Славы второй степени Егор Григорьев получил за бой в Лодзи. Схватка вспыхнула на вокзале. Егор и его друзья установили орудие прямо на железнодорожной линии, на открытом месте. Сошники упирались в шпалы и рельсы, и орудие от этого было намного устойчивее, чем обычно. Артиллеристы Хусаинова посылали снаряд за снарядом по скоплениям фашистов, по их огневым точкам. Показались три танка. Один за другим они переходили железнодорожную линию. Три выстрела сделал Егор, и все попали в цель: три танка уничтожены.

Затем расчет Хусаинова вел бой с танками уже в самом городе. Там Григорьев уничтожил еще три вражеские машины и одну поджег.

Бригаду, в которой служил Егор Григорьев, перебросили под Кенигсберг. В то время Егор уже занимал должность командира расчета. Четыре танка вывел из строя расчет Григорьева на подступах к городу и столько же в самом городе. А затем снова волнующий момент — вручение Егору ордена Отечественной войны первой степени.

Отчаянное сопротивление гитлеровцы оказали нашим войскам в польском городе Познани. Расчет Григорьева вступил в бой в пригороде, на одиннадцатом разъезде. Накануне артиллеристы получили новое орудие, более крупное и более мощное.

Там, на одиннадцатом разъезде, расчет Григорьева уничтожил два фашистских танка, а затем в городе — еще семь. Всего за двое суток девять танков. За подвиг, который Егор совершил в боях за город Познань, он был представлен к награждению орденом Славы первой степени. Но Григорьев об этом не знал. 19 апреля 1945 года уже под Берлином Егор получил тяжелое ранение. Его отправили в госпиталь, откуда по излечении он возвратился домой.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *