Чекист-разведчик на задании

Владимир Александрович Молодцов
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

Павел Бадаев отправился в Одессу 19 июля 1941 года. К этому времени на фронте сложилась очень тревожная обстановка. Гитлеровские войска, используя внезапность удара и превосходство в танках и авиации, быстро продвигались в глубину Советской страны. Прошло немногим более трех недель, а враг уже захватил Латвию, Литву, значительную часть Белоруссии, Украины и Молдавии. Упорные бои шли на юге страны. Здесь в трудном положении оказались 6-я и 12-я советские армии, в тыл которых через Шполу к Первомайску прорвались механизированные корпуса 1-й немецкой танковой группы; одновременно по советским войскам нанесла удар 17-я армия противника. Основная часть двух советских армий оказалась в окружении, остальные отступали на юг. В это время вражеские войска прорвали оборону нашей 9-й армии, которая также начала отходить на юг.

Непосредственная угроза нависла над Одессой. Партийные органы готовились к партизанской и подпольной борьбе в городе и его окрестностях. Одним из звеньев этой подготовки была организация отряда под командованием чекиста-разведчика Владимира Александровича Молодцова (П. Бадаев).

Положение Одессы, которая оказалась в глубоком тылу противника, становилось все более сложным. Военный совет Одесского оборонительного района делал все возможное, чтобы обеспечить защиту города.

Немецко-фашистское командование бросило на Одессу 4-ю румынскую армию. В ней насчитывалось двенадцать дивизий и семь бригад. Врагу противостояла Отдельная Приморская армия в составе трех дивизий, двух полков и нескольких отдельных отрядов морской пехоты. С моря защитников города поддерживали боевые корабли Черноморского флота.

Советские войска вели изнурительные бои.

После очередной встречи с членом Военного совета секретарем обкома А. Г. Колыбановым Бадаев начал переправлять свой отряд в Нерубайские катакомбы — надо было готовить и обживать подземные помещения.

А дни все летели… Незаметно кончился август, промелькнул в хлопотах и приготовлениях сентябрь. Октябрь заявил о себе штормовыми ночами, пожарами, грохотом боев, что шли уже под самым городом. Фашисты все сильнее сжимали кольцо вокруг Одессы.

С первых чисел октября корабли Черноморского флота скрытно начали эвакуацию войск. В течение двух недель эта операция была блестяще осуществлена…

Все труднее становилось бойцам отряда Бадаева незаметно проникать в Нерубайские катакомбы. Командир отдал приказ переходить на нелегальное положение. Ведь никто не должен был знать о том, что в катакомбах затаился отряд.

16 октября Бадаев докладывает в Центр Григорию: накануне наши войска начали планомерный отход с оборонительных рубежей. Сегодня утром из порта уходят последний транспорт с войсками и сторожевые пограничные катера.

Это было в ночь на 16 октября 1941 года. А уже наутро бадаевцы вышли на выполнение первой боевой операции…

Занимающаяся заря застала бойцов отряда на местах. Командир еще раз проверил .правильность выбранных заранее позиций. Бадаев понимал, насколько важен успех этой операции для всей дальнейшей борьбы его отряда с фашистами. Первый бой должен стать как бы запевом, который определит все последующие победы, поможет пережить неудачи, укрепит дух и боеспособность каждого бойца отряда, в том числе и его собственные. Да, и ему, может быть больше, чем кому бы то ни было, нужна эта первая победа над врагом.

Тщательно замаскировавшись в складках местности, прижавшись к земле, ждали бойцы врага. Вот уже и солнце перешагнуло зенит, а дорога, ведущая в Нерубайское, была все еще пустынной.

— Нет, ну до чего же тихо, — мечтательно протянул Яша Гордиенко, лежавший рядом с Бадаевым, — словно и войны никакой нету. Чуете? Даже стрелять перестали.

— Да, видно, боятся фашисты вступать в город, — предположил командир. — Ждут подвоха. И не думают, что Одесса уже оставлена нашими…

партизаны вов

В этот момент парторг, лежавший за соседним порыжелым от высохшей травы бугорком, сказал:

— Вон они, треклятые. Ишь, запылили…

И действительно, на дороге, ведущей в небольшую балочку, которую контролировали партизаны, показался головной отряд врага. Впереди на лошади ехал долговязый офицер, за ним шла колонна автоматчиков. В тот момент, когда последний автоматчик вошел в балочку, Бадаев отдал приказ:

— Огонь!

Партизаны открыли прицельный огонь. Фашистский офицер был убит. Солдаты сначала растерялись и никак не могли сообразить, откуда ведется обстрел. А бадаевцы, пользуясь их замешательством, усилили огонь. Наконец кое-кто из фашистов залег за скирдами соломы, начав беспорядочно отстреливаться. Но партизаны быстро выкурили их оттуда, забросав гранатами.

Вскоре бой закончился. Лишь немногим вражеским солдатам удалось спастись бегством. Бадаев дал сигнал к отходу.

— Ну и задали мы им жару! — восторгался по пути в катакомбы Яша. — Пусть знают, как соваться!

— Если бы это могло их остановить… — сокрушенно ответил командир.— Ведь за ними придут сотни, тысячи… Но и им не будет пощады, правда, Яша? — и он крепко обнял паренька за плечи.

— Да, командир, не будет им покоя на нашей земле.

Бадаев вовремя укрыл истребительный отряд в катакомбах. Через некоторое время враг открыл ураганный огонь по месту, где партизаны провели свой первый бой.

— Они, очевидно, приняли нас за бойцов регулярной армии! — удовлетворенно потирая руки, смеялся заместитель командира Васин. — И невдомек фашистам, что это мы, партизаны, заявили о себе!

Так началась 907-дневная эпопея борьбы оккупированной, но непокоренной Одессы. И одним из ее участников был коммунист Бадаев.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *