Через полуразрушенный город

разрушенный Новороссийск

Разгромом гитлеровцев в районе Новороссийска была прорвана «Голубая линия» обороны немцев, положено начало поражению 17-й немецкой армии и ликвидации оперативно важного для противника Кубанско-Таманского плацдарма.

Долгожданная весть о взятии Новороссийска молниеносно облетела и обрадовала всех. В Шесхарисе, где размещались штабы 318-й, артиллерии дивизии и 796-го артполка, дивизионный медсанбат и еще многие штабы и подразделения, все пришло в движение, становилось оживленно и шумно. Военным имуществом грузились повозки и автомашины. Между ними сновали возбужденные, в приподнятом настроении писари, начальники отделов, старшины, врачи, интенданты. Одни выносили и грузили штабные ящики с бумагами, готовясь к переезду в другое место, чтобы быть ближе к войскам; другие — укладывали раненых в большие крытые автомобили для транспортировки их в армейский госпиталь; третьи — получали хлеб, консервы, сахар и спешили отправить это на передовую, туда, где все еще клокотали бои.

Ночью главные силы 18-й армии вступили в Новороссийск. Сюда перебирались штабы соединений и частей, подходили резервы и тыловые подразделения. На каждом шагу руины, следы пожарищ и развалин. Все разграблено или уничтожено. Жителей почти нет, большая часть их уничтожена гитлеровцами, а другие разбежались, ища спасения.

После освобождения Новороссийска было установлено, что около 7 тысяч жителей города было замучено в застенках гестапо, более 32 тысяч угнано в Германию.

По городу непрерывным потоком двигаются войска: танки, артиллерия, пехота, обозы, машины. Чувствуя, что наши части втягиваются в только что освобожденный Новороссийск, противник ведет по его центральным и другим магистральным улицам сильный артиллерийский огонь.

Особенно опасными оказались мины. Отступая, гитлеровцы наставили их везде: на проезжей части дорог, на тротуарах, в канавах, в домах. Несколько автомашин взорвалось у цемзавода «Октябрь». От этих «сюрпризов» противника появились и человеческие жертвы. В работу по розыску взрывоопасных предметов включились саперы. Длинными щупами они искали и тут же обезвреживали мины, расставляли указатели, предупреждающие об опасности. Это помогало. Бойцы стали действовать более осторожно.

796-й артполк в ночь на 17 сентября меняет боевой порядок. Первыми перемещаются НП полка, 1-го и 3-го дивизионов. Разведчики и телефонисты еще с вечера перебрались на безымянную высотку севернее поселка Мефодиевский. За ними на новые наблюдательные пункты с наступлением темноты перебазировались командиры с радистами.

Но если смена НП прошла быстро и безболезненно, то перемещение штаба полка и батарей сильно задержалось. К Новороссийску со стороны Шесхариса подходит только одна, да и то довольно разбитая, дорога, т. н. Приморское шоссе. По ней-то непрерывным потоком вперемешку и двигались машины, танки, обозы, пехота. Забитость пути невероятная. Противник непрерывно обстреливает, оттого скопление увеличивается.

освобождение Новороссийска

Штабная машина и транспорт штабной батареи 796-го артполка к Новороссийску подошли все же относительно быстро. А вот в городе, у завода «Пролетарий», застряли. Стоим и ни с места. Почти вплотную к штабу полка подошли конные батареи первого дивизиона нашей части. Длиннющая колонна продолжает все еще стоять. Проходит пять, десять, пятнадцать минут. И впереди зашумели, засуетились.

— Заводи моторы!— раздались команды. — Приготовиться к движению!

Едем со скоростью не больше 5 км в час. По пути — рытвины, глубокие выбоины, воронки. Скоро свернули в Адамовичу Балку, проехали еще километр-полтора и начали размещение штаба полка.

За штабом переехали на новое место батареи первого и третьего дивизионов. Их огневые позиции разместились в Балке Пролетарской. Затемно успели перебраться на новые позиции в Адамовичу Балку и батареи второго дивизиона.

18 и 19 сентября развернулись тяжелые бои за станцию Гайдук. Фашистские войска оказывали яростное сопротивление, стремились задержать наступающих и выиграть время. На Гайдук фашисты возлагали особые надежды. Здесь было много каменных и кирпичных зданий. Но вот к Кирилловне подошли первый и третий дивизионы 796-го артполка. Залповым огнем всех трех дивизионов фашистская оборона теперь была парализована, вражеские батареи и пулеметные точки подавлены. К вечеру 19 сентября наша пехота захватила станцию Гайдук. Противник потерял здесь много живой силы и боевой техники. Не обошлось без потерь и у нас.

Наступление развивается дальше в направлении Раевской. На рассвете наши войска обошли этот опорный пункт, создав угрозу полного уничтожения там врага. Заметив неладное, фашистские солдаты и офицеры начали поспешно удирать из образовавшегося мешка.

В дивизионной газете в статье «Успехи наших войск растут», написанной капитаном В. Тороповым, об этих боях рассказывалось: «Утром рано, 21 сентября, наши части взяли станицу Раевскую и стали стремительно преследовать противника, отходящего на Анапско-Николаевскую. На подступах к этой станице враг оказывал упорное сопротивление, однако наши части, сломив это сопротивление, к 18 часам 21 сентября овладели этой станицей.

По предварительным данным взято 7 орудий, крупный склад боеприпасов, много винтовок. Есть пленные».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *