Четверть часа и нет немецкого подкрепления

четверть
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (7 оценок, среднее: 4,43 из 5)
Загрузка...

Высокое мастерство разведчика, смелость и отвагу Николай Габов проявил  в марте 1944 года в боях за освобождение Правобережной Украины. Наша дивизия, входившая тогда в состав 40-й армии, вела жестокие бои на Винничине, сдерживая бешеный натиск фашистских танковых соединений, которые рвались на помощь окруженной немецкой группировке.

Особую отвагу и мужество в этих боях проявили тогда наши артиллеристы. В сложной обстановке быстро занимали огневые позиции, выставляли орудия па прямую наводку, стояли там насмерть, расстреливая в упор вражеские «тигры» и «пантеры», прикрывали свою родную пехоту.

Николай Габов воевал в батарее управления (опа именовалась тогда штабной). Артиллерийский разведчик по нескольку суток подряд, вместе со своим отделением, то находился па наблюдательном пункте, то выдвигался вперед к расположению вражеских войск, чтобы точнее засечь нужные цели, по которым корректировался огонь артиллерийских батарей.

В наградном листе на рядового Габова есть запись о том, что 10 марта 1944 года оп обнаружил и засек три батареи противника, 8 блиндажей и 12 пулеметных точек, которые были уничтожены пашей артиллерией. Па другой день, командуя передовой группой разведки, оп перед передним краем 12-го полка заметил большое скопление пехоты и танков противника.

Эти сведения были срочно переданы по радио на НП полка. А через 20 минут 8-я артбатарея, которой командовал старший лейтенант В. Лежепко, мощным артналетом уничтожила на этом участке скопление фашистской техники и живой силы.

А буквально через день он совершил дерзкую вылазку в расположение вражеских позиций и произвел там немало шума. На этот раз пошел с ним в разведку молодой солдат Алексей Кравченко, который помогал Николаю с радиостанцией. Они пробрались через нейтральную зону переднего края и зашли во фланг обороняющегося пехотного батальона в районе села Яструбинцы.

Устроившись на опушке небольшой рощи, Габов стал наблюдать за поведением фашистов. Он знал, что части дивизии должны скоро начать наступление на этом участке фронта, и именно этим объяснял ту паническую нервозность, которая царила среди гитлеровских солдат и офицеров.

Они почему-то бесконечно сновали из одной траншеи в другую, бегали из одного блиндажа в другой. «Наверное, готовятся к отражению наших атак», — подумал Габов и тут же перевел бинокль в сторону дороги, пролегающей от села к дальнему лесу. И вдруг, как бы застыв в таком положении, начал внимательно всматриваться в даль.

на войне

— Что там?— спросил его Алексей Кравченко.

— Плохи, видимо, наши дела, — сказал Николай.— Мы ждем, что фашисты будут смываться отсюда, а к ним идет подкрепление. Вижу большую колонну машин с солдатами. Впереди бронетранспортеры.

— Надо передать об этом на НП, — забеспокоился было солдат.

— Подождем, посмотрим, где они начнут сосредоточиваться, — ответил Габов.

А тем временем вражеская колонна, свернув с дороги, направилась в сторону лесной чащи, где расположились наши разведчики.

— Надо срочно найти укрытие. Пошли!—приказал Габов и первым двинулся вперед. А за ним с радиостанцией за плечами последовал Кравченко.

Пройдя несколько метров вглубь леса, они увидели глубокий и узкий овраг, а спустившись в него, обнаружили небольшую штольню в виде пещеры. Похоже, что жители села брали там глину.

— Вот здесь и будет наша хата, как говорят у вас на Украине, — сказал Николай своему другу.— Располагайся, будь как дома.

Но было не до шуток. Оба они понимали почти безвыходность своего положения. Уйти из леса незамеченными было уже поздно. Но и находиться здесь тоже опасно.

— Сделаем так, — предложил Габов.— Ты остаешься здесь, готовишь рацию к работе. А я пойду понаблюдаю, что они собираются здесь делать. Идет?

Когда Габов пробрался по оврагу ближе к опушке, то увидел такую картину: у обочины дороги фашисты тщательно маскировали машины и бронетранспортеры. Солдаты и офицеры группами стояли у сложенных в штабеля ящиков и получали боеприпасы, а к опушке все подходили и подходили повозки. 66 машин, 28 бронетранспортеров, более 40 повозок и до двух батальонов пехоты насчитал разведчик. Не было никакого сомнения: прибыло подкрепление, гитлеровцы готовились к отражению нашего наступления.

Габов быстро определил по карте координаты, где рас-положился противник и, не чувствуя под собой ног, побежал к штольне. Там, настроившись на нужную волну, его уже поджидал Кравченко. И тут же на НП полка были переданы важные сведения.

А через 30 минут глухие разрывы потрясли землю. Николай безошибочно определил, что снаряды ложатся левее цели и тут же внес поправку, требовательно, открытым текстом передал:

— Правее, правее! Слышите? Вызываю огонь на себя! На какое-то мгновение установилась мертвая тишина. Потом она раскололась. Это артиллеристы 3-го артдивизиона, которым командовал капитан Е. Сегал, открыли ураганный огонь по скоплению врага. Более четверти часа долбили они этот участок. Все вокруг было изрыто воронками, в беспорядке валялись срезанные снарядами деревья, горели машины и бронетранспортеры, ржали мечущиеся из стороны в сторону лошади.

И только два солдата — Николай Габов и Алексей Кравченко—сидели в штольне оврага и ожидали подходящего случая, чтобы возвратиться в свою батарею. Тем же маршрутом, в полночь, они возвратились в часть.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *