Четыре великие княжны Романовы

Четыре великие княжны Романовы
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Дочери императорской четы были единственным прекрасным явлением, в котором выразил себя царизм, пришедший в упадок и приближавшийся к своему концу. Юные великие княжны, единственные в мире благодаря своему высокому положению, считались также воплощением красоты и элегантности при всех европейских дворах. Многочисленные фотографии, дошедшие до нас, полностью подтверждают рассказы об очаровании сестер. Однако мы видим грустные, неулыбающиеся лица, охваченные подспудным чувством тревоги, которое не могла победить даже молодость. Вероятно, причиной тому было само искусство фотографии: в те времена считалось, что при съемке нужно принимать чинные и совершенно неестественные позы.

Нам очень мало известно об этих четырех сестрах, названных традиционными русскими именами, а по воле судьбы они ушли из жизни до того, как история смогла зафиксировать их образ мыслей и устремления. Мы все же располагаем несколькими письмами, посланными девушками из заключения, перепиской родителей, а также воспоминаниями уцелевших родственников и придворных.

Четыре великие княжны РомановыОльга, Татьяна, Мария и Анастасия были сильно привязаны друг к другу и еще девочками придумали себе сокращение «ОТМА», соединив первые буквы своих имен; эта монограмма обозначала созданное ими «секретное общество», ею они подписывали письма и сопровождали подарки. Мать воспитывала дочерей в суровом спартанском духе; английское пуританство и немецкая точность, отличавшие характер Александры Федоровны, не позволяли ей делать им какие-либо поблажки. Девочки спали без подушек, в кроватях, похожих на походные койки, и каждое утро должны были принимать холодную ванну. Они жили по двое, «большие» и «маленькие», Ольга с Татьяной и Мария с Анастасией, и даже в их одежде сохранялась такая система.

Родители выбрали себе местопребыванием Царское Село, в двадцати четырех километрах от Петербурга, и их резиденция представляла собой великолепный дворец из ста комнат, построенный итальянским архитектором Кваренги для царя Александра I. Сестры жили уединенно, практически в полной изоляции от остального мира, пребывая в полном неведении относительно происходящих там событий. Они имели возможность разговаривать лишь с многочисленными придворными дамами, горничными и казаками Александровского дворца, а во время отдыха — с матросами императорской яхты «Штандарт».

Единственной возможностью вырваться из этой золоченой, но душной клетки были публичные церемонии и военные парады: дело в том, что каждая из сестер имела звание полковника и считалась шефом полка. Все остальное — балы, театры, светская жизнь — внезапно перестало для них существовать: сначала война, а потом революция превратили царских дочерей в настоящих пленниц. Они покинули Царское Село лишь для того, чтобы достичь конечных пунктов своего жизненного пути: Тобольска и Екатеринбурга.

Все четыре сестры были очень разные, и со временем эта разница увеличивалась, однако их взаимная привязанность не ослабевала никогда. Они говорили как маленькие девочки и, казалось, сознательно старались сохранить в себе чисто детские черты, как будто предвидели свой трагический конец.

Старшая из сестер, великая княжна Ольга, больше всех была похожа на отца и внешностью и характером. У нее было типично русское лицо, широкое и скуластое, голубые глаза и прекрасные светло-каштановые волосы; она впервые собрала их в узел, как было принято у взрослых женщин, на одном из немногих балов, которые давали родители. В тот вечер 1911 года, в летней резиденции в Ливадии, отмечалось Ольгино шестнадцатилетие, и в своем первом взрослом наряде она была похожа на розовое облако.

Ольга была самой способной из сестер, может быть, самой умной: она играла на фортепиано, пела (у нее было сопрано) и очень неплохо рисовала, но за ее внешней робостью и словно бы покорностью скрывалась душа, слишком хорошо осознававшая все превратности судьбы и сумевшая примириться с ними. И полковник Кобылинский, верный спутник царской семьи во время ее пребывания в Тобольске, впоследствии отметит, что великая княжна Ольга, казалось, испытала в жизни какое-то горе, которое не прошло бесследно.

В то время при европейских дворах Ольга считалась одной из лучших партий, и ей уже было сделано два предложения, но оба претендента получили отказ. Первый раз она сама отвергла жениха — румынского принца, будущего короля Кароля II, — а во второй раз это сделала Александра Федоровна, не согласившись отдать дочь за Бориса Владимировича, сына старшего дяди Николая II. Без сомнения, одной из причин отказа была глубокая неприязнь императрицы к Марии Павловне, матери Бориса, женщине светской и тщеславной, чей салон был одним из интеллектуальных и политических центров столицы.

Александра Федоровна пишет по этому поводу письмо мужу. Говоря о Борисе Владимировиче, императрица в очередной раз выказывает рабскую приверженность пуританским взглядам и уверенность в том, что придворная жизнь — это порождение дьявола. Она высказывает опасение, что его будущая супруга окажется среди чудовищных личностей, окруженная бесконечными интригами. К тому же ее дочери, чистой и юной девушке, которая на восемнадцать лет моложе Бориса Владимировича, придется поселиться с ним в доме, где он прежде сожительствовал с другими женщинами.

Вторая великая княжна, Татьяна, была особенно привязана к матери, и та отвечала ей дружбой и откровенностью; Татьяна отличалась высоким ростом, стройностью, горделивой осанкой и редко улыбалась. В ней, как считалось, чувствовалась «дочь императора». У нее были рыжие волосы и серые глаза; в обществе она пользовалась успехом, поскольку по натуре была общительной и уверенной в себе. Татьяна не проявляла особых склонностей к искусству, да и религия — в отличие от Ольги — была для нее лишь исполнением долга. В семье она выделялась своей решительностью и организаторскими способностями; именно ей, а не Ольге, родители, вынужденные уехать из Тобольска в Екатеринбург, доверят ухаживать за больным Алексеем.

Самой красивой из сестер была, конечно же, Мария, о чем мы можем судить по фотографиям; она была неуклюжим и полным ребенком, но затем превратилась в настоящую русскую красавицу с огромными темно-голубыми глазами, которые ее домашние называли «блюдечками». Мария была статной и жизнелюбивой девушкой и обладала такой физической силой, что, как сказал впоследствии следователю Соколову ее учитель английского языка Сидней Гиббс, она с легкостью могла приподнять его. У Марии — родные ее звали просто «Машка» — были такие земные устремления, как замужество и дети, и ей нравилось беседовать с солдатами даже во время пребывания царской семьи под арестом: она единственная всегда все знала об их жизни.

И, наконец, Анастасия, которая в ту страшную июльскую ночь была заколота штыками; по свидетельству Юровского, непосредственного исполнителя этого преступления, именно корсаж Анастасии оказался непробиваемым для пуль, поскольку в нем были спрятаны бриллианты. Несмотря на ее страшную смерть — не вызывающую ни малейшего сомнения — четвертая дочь Николая II навсегда останется самой знаменитой. Во время долгой истории с Анной Андерсон и последующего нескончаемого процесса были изучены все особенности — настоящие и вымышленные — внешности и характера юной великой княжны; в отношении многих из этих ее черт так и не удалось установить, соответствуют ли они внешности и характеру Андерсон.

Четыре великие княжны РомановыАнастасия была «enfant terrible» (Enfant terrible (фр.) — озорной ребенок.) и казалась прирожденной актрисой. Только ей удавалось рассмешить всех, самой оставаясь при этом серьезной; благодаря исключительным возможностям своей мимики она умела выявить в человеке комичное и, пародируя его, посмеяться над ним. Коренастая и неграциозная фигура Анастасии, слишком полной для ее низкого роста, вызывала постоянное беспокойство у Александры Федоровны. В одном из своих писем к Анне Вырубовой, написанном в Тобольске в декабре 1917 года, императрица сетует, что ее младшая дочь слишком толстая; такой же, впрочем, одно время была и Мария, но у Анастасии уж очень широкая талия и короткие ноги. Царица надеялась, что со временем она станет повыше ростом…

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *