Что думали танкисты о пленных немцах

Три танка т-34 ВОВ
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 1,00 из 5)
Загрузка...

Боем за деревню Солдатки и закончился путь 150-й отдельной танковой бригады по воронежской земле. В том же феврале получила приказ двигаться на Касториую. Вскоре пересекли железную дорогу, ведущую на Курск. Воронежская область осталась за кормой боевых машин.

По пути встретили большую колонну пленных гитлеровцев другой раз проехали бы мимо, не остановившись. Но вот эта колонна была необычной. Вернее, необычен был вид конвоиров.

Во главе степенно вышагивал седобородый дед, повесив на грудь, как автомат, охотничью берданку, по древности не иначе свою ровесницу. А по боком колонны шли тоже вооруженные охотничьими ружьями, трофейными винтовками и даже простыми вилами-тройчатками женщины. Подобного танкисты еще не видывали. Дивились:

— Нет, это ж надо! Женщины за конвойных! Неужто нашего брата-солдата для этого дела нет?

— А что, и не хватает. Пленных-то вон сколько, по всем дорогам — колонны. И если на каждую хотя бы по отделению.

— А они, бабоньки-то, знают хоть из какого конца ружье стреляет? А ну как немцы разбежаться вздумают.

— Куда уж им разбегаться! Небось рады, что в плен- то угодили. Считай, для них война закончилась.

Петр, подавшись вперед, тоже смотрел из открытого люка на шагавших мимо пленных. Были они грязные, заросшие многодневной щетиной, укутанные поверх пилоток женскими платками, тряпками. Многие из них были с обмороженными щеками, носами. Шли, затравленно и испуганно глядя на советские тридцатьчетверки, на танкистов, высунувшихся из своих машин.

Да, это уже были другие немцы. От прежней наглости, самоуверенности, которые Петр подмечал у пленных фашистов там, на полях Подмосковья, в тяжелую осень сорок первого года, сейчас не осталось и следа. Даже выглядели они жалко.

Жалко? Нет, Петр не жалел их. Это вот раньше — и как ни странно, в труднейшую для нас пору осени 1941 года — он еще с любопытством вглядывался в лица! пленных гитлеровцев. Что ж, люди как люди. С руками, ногами.

До войны каждый из них, думалось, тоже, как и он, занимался вполне земным делом — выращивал хлеб, собирал умные машины, любил жену, детей. Потом их поставили в строй, вложили в руки оружие — воюй. Что ж, дело солдатское, подневольное.

Подневольное?!

Потом было наше контрнаступление под Москвой. Первые освобожденные от фашистов села и деревни. Но что! это были за села и деревни! Их названия значились теперь лишь на картах-трехверстках. А так — закопченные трубы и груды пепла.

И жгла их не война, а специальные вражеские подразделения. Солдаты-факельщики. Методично и хладнокровно сжигали они целые населенные пункты! И их сердца не содрогались от мысли, что оставляют без крова, на лютом морозе, совсем ведь и не войска, а женщин, детей, беспомощных стариков.

А трагедия Красной Поляны? Там танкисты 27-го бронетанкового дивизиона освободили запертых в каменной конюшне жителей этой деревни. Их было 106. Старики, женщины, дети. Целых восемь суток они провели в этих прокаленных морозом стенах! Без пищи и воды! Петр потом собственными глазами видел, как несколько обезумевших от горя молодых матерей выносили трупики замерзших у них на руках грудных детей!

То же самое — в сожженной деревне Проскурово. Там к одному из домов, были прислонены леденящие душу распятия, к которым ржавыми гвоздями были прибиты мужчина и женщина. Чуть поодаль лежала на снегу еще одна женщина. Молодая. Видно, дочь и сноха тем двум. Лежала с обрубленными кистями рук, лежала навзничь, прижимая этими обрубками к груди голенький трупик тоже грудного ребенка.Горящая советская изба

А фотография, которую нашли у пленного фашистского фельдфебеля? На ней запечатлен момент, когда гитлеровские изверги закопали живьем в землю молоденького советского командира, судя по кубикам на петлицах — лейтенанта.

Нет, Петр, никогда не был жестокосердным Помнится, даже на пахоте, подметив в старой борозде  свитое какой-то пичужкой гнездо с шевелящимися в нем птенчиками, остановил трактор. Загрубелыми ладонями перенес гнездо в сторону. Живи.

Ну а вот эти. Нет, не способен на подобные зверства солдат, если он только подчиняется приказу свыше! Садистом может стать только тот, кто безраздельно поверил в бредовую идею превосходства арийской расы, кто готов во имя нее вешать, жечь, рубить на куски по фашистским меркам и не людей вовсе, и Представителей, существ «низшей» расы, «недочеловек»,

И почему и нет теперь у Петра сострадания к ним, затравленно бредущим но заснеженной русской дороге.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
4 комментариев на тему “Что думали танкисты о пленных немцах
  1. воронежский фронт проводил воронежско-касторненскую операцию проводил в январе-феврале 1943 года, 75 лет тому назад
    фронтом командовал генерал Голиков ФИ
    были освобождены воронеж и курск, немцы бежали аж до новороссии
    в ходе операции в окружение попали 8 немецких дивизий, но им удалось избежать разгрома, ушли бросив все оружие и технику,
    есть мнение что боец невидимого фронта Голиков не справился с командованием видимым фронтом

  2. Студентка 3-го курса Московского института советской кооперативной торговли Вера Волошина добровольно вступила в ряды РККА в октябре 1941 года и была зачислена в войсковую часть № 9903 при разведотделе штаба Западного фронта. После короткого обучения в составе диверсионно-разведывательных групп приступила к выполнению заданий в тылу противника. На первое задание Вера была отправлена 21 октября 1941 года в район станции Завидово, после у нее было еще шесть удачных засылок в тыл врага. 21 ноября 1941 года Вера в составе диверсионной группы из десяти человек была отправлена в тыл к противнику в Наро-Фоминском районе Московской области, задачей был поджог населенных пунктов в которых были расквартированы немцы. Из оружия у диверсионных групп были только пистолеты и бутылки с зажигательной смесью. Вместе с группой Веры линию фронта перешла еще одна группа, в которой находилась Зоя Космодемьянская (13.09.1923 — 29.11.1941).
    Это цитата из соседней статьи, о том, кто на самом деле поджигал деревни морозной осенью под Москвой.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *