Что такое фашизм?

фашизм

Фашизм является сложной идеологией. Существует множество определений фашизма: одни описывают его как тип или набор политических действий, другие – как политическую философию или массовое движение. Большинство определений сходятся в том, что фашизм авторитарен и любой ценой поощряет национализм, однако его основные характеристики являются предметом многих споров.

Фашизм обычно связывают с немецкими и итальянскими нацистскими режимами, которые пришли к власти после первой мировой войны, хотя фашистские режимы или их элементы также присутствовали и в нескольких других странах. Адольф Гитлер в Германии, Бенито Муссолини в Италии, Франсиско Франко в Испании и Хуан Перон в Аргентине были известными фашистскими лидерами 20-го века.

Роберт Пакстон, почетный профессор социальных наук Колумбийского университета в Нью-Йорке, считается основателем исследований фашизма в США. Он определил данный термин, как «форму политического поведения, характерную для 20-го века, которая с помощью сложных пропагандистских методов вызывает у людей антилиберальные, антисоциалистические, насильственно разделяющие, экспансионистско-националистические намерения».

Пакстон утверждает, что другие определения слишком полагаются на документы, которые Муссолини, Гитлер и другие написали до того, как они пришли к власти. Оказываясь у власти, фашисты не всегда соблюдали свои ранние обещания. Как выразилась Американская историческая ассоциация, говоря о фашизме в Италии: «Провозглашенные цели и принципы фашистского движения были реализованы далеко не полностью. Они провозглашали почти все: от крайнего радикализма, в 1919 году, до крайнего консерватизма, в 1922 году».

Лачлан Монтегю, австрийский писатель и исследователь фашизма, экономической истории и межвоенных лет, писал в Live Science: «Фашизм определенно революционный и динамичный». Он утверждает, что некоторые определения фашизма, такие как описание Зеева Стернэлла в качестве «формы крайнего национализма» в работе «Не правые, не левые» слишком широки, чтобы быть полезными.

Хотя фашизму и трудно дать определение, все фашистские движения характеризуются некоторыми основными убеждениями и действиями.

Основные элементы фашизма

Фашизм подразумевает приверженность некоторым основным понятиям, таким как нация, национальное превосходство и высшая раса или группа. Основной принцип, который Пакстон описал, как единственное определение морали фашизма – сделать нацию более сильной, могущественной, крупной и успешной. Поскольку фашисты видят национальную силу единственным, что делает нацию «достойной», они будут использовать любые средства, необходимые для достижения этой цели.

Исходя из этого, фашисты стремятся использовать активы своей страны для повышения её же силы. Это приводит к национализации активов. По словам Монтегю в этом фашизм напоминает марксизм. «Если марксизм предполагал разделять активы во имя экономической идеи в громаде стран, то фашисты пытались сделать то же самое в одной стране», – сказал он.

Руководствуясь принципом крайнего национализма, фашистские режимы склонны совершать схожие действия, хотя некоторые их особенности различаются. Автор Джордж Оруэлл писал в своем эссе «Что такое фашизм?» соответственно утверждениям Пакстона, что эти режимы превосходят пропаганду и используют грандиозные жесты, такие как парады и яркие появления лидеров. Фашисты очерняют другие группы, несмотря на то, что эти группы отличаются по странам и времени. Вот почему немецкий нацистский режим чернил евреев и других, в то время как итальянский режим Муссолини порочил большевиков.

Пакстон, автор нескольких книг, в том числе «Анатомия фашизма», сказал, что фашизм основан скорее на чувствах, чем на философских идеях. В своем эссе 1988 года «Пять этапов фашизма», опубликованном в 1998 году в «Журнале современной истории», он определил семь чувств, которые действуют как «мобилизация страстей» для фашистских режимов:

  1. Главенство группы. Создается впечатление, что поддержание группы даже более важно, чем индивидуальные или общие права.
  2. Убежденность, что ваша группа является жертвой. Это оправдывает любое поведение против врагов группы.
  3. Вера в то, что индивидуализм и либерализм приводят к упадку и негативно влияют на группу.
  4. Сильное чувство общности или братства. Данное братство – это «единство и чистота, подкрепляемые общей убежденностью, если это возможно, или исключительным насилием, если это необходимо».
  5. Индивидуальная самооценка связана с величием группы. Пакстон назвал это «усиленным чувством идентичности и принадлежности».
  6. Экстремальная поддержка «естественного» лидера, который всегда является мужчиной. Это приводит к тому, что один человек берет на себя роль национального спасителя.
  7. «Красота насилия и воли, когда они посвящены успеху группы в дарвиновской борьбе», – писал Пакстон.

Идея естественно высшей группы или, особенно в случае Гитлера, биологического расизма, вписывается в фашистскую интерпретацию дарвинизма.

Пакстон отмечал, что, оказываясь у власти, фашистские диктаторы подавляли индивидуальные свободы, заключали в тюрьмы противников, запрещали забастовки, обеспечивали неограниченную полицейскую власть во имя национального единства и возрождения и совершали военную агрессию.

Почему так трудно дать определение фашизму?

«Вероятно, самый страшный момент для любого эксперта фашизма – это пытаться дать определение фашизму» — Л. Монтегю.

фашизм

В 1944 году, в то время как большая часть мира по-прежнему находилась под влиянием фашистских режимов, Оруэлл писал, что очень трудно определить фашизм. В эссе «Что такое фашизм?» он объяснял, что большая часть неприятностей заключается в многочисленных различиях между фашистскими режимами: «Нелегко, например, вместить Германию и Японию в одни рамки, и еще сложнее это сделать с некоторыми из малых государств, которые описываются как фашистские».

Фашизм всегда берет на себя индивидуальные черты страны, в которой он находится, что приводит к различным между собой режимам. Например, Пакстон описывал в «Пяти этапах фашизма», что «религия будет играть большую роль в фашизме, происходящем из Соединенных Штатов», чем в более светской Европе. Он также отмечал, что национальные варианты фашизма отличаются более широко, чем национальные варианты, например, коммунизма или капитализма.

Ещё больше осложняет дело то, что нефашистские правительства часто подражали элементам фашистских режимов, чтобы придать видимость силы и национальной жизнеспособности. Например, массовые мобилизации граждан в цветных рубашках не приравниваются автоматически к фашистской политической практике.

«Преобладание слова в простом разговорном языке также вызывает проблемы определения. В наши дни термин «фашист» использовался как оскорбление так сильно, что он разбавил смысл, и в особенности злую природу, которую это слово несёт», — поясняет Монтегю.

В отличие от большинства других политических, социальных или этических философий, таких как коммунизм, капитализм, консерватизм, либерализм или социализм, фашизм не имеет определенной философии. Как писал Пакстон: «Не было «фашистского манифеста», нет основополагающего фашистского мыслителя».

Подготовка сцены для фашизма

На протяжении всей истории 20-го века фашистские режимы поднимали определённые социокультурные и политические вопросы. Стоит также отметить, что во многих странах, таких как Великобритания в 1920-х и 1930-х годах, фашистские идеи обретали популярность и без прихода режимной власти, а фашистские партии становились звёздными политическими игроками.

Прежде всего, фашистским режимам в XX веке, чтобы завоевать популярность и власть, требовались экстремальные национальные кризисы. После поражения в первой мировой войне многие в Германии и Италии были озабочены культурой своих стран. По словам Монтегю им обещали национальную славу и экспансию, и потому они чувствовали стыд и разочарование после поражения.

«Первая мировая война привела к разочарованию большого количества мужчин. Люди, которые были на фронте, видели много смерти и привыкли к этому, они более не ценили жизнь так же, как те, кто не был на войне», — объясняет Монтегю.

Фашизму необходимо общее убеждение, что стандартные правительственные партии и институты неспособны улучшить национальную ситуацию. В начале 20-го века в Европе первая мировая война усиливала недоверие к правительству. Монтегю писал: «Ветераны были ужасно преданы своими политиками, которые безрассудно послали их на смерть».

Фашистский режим в Европе

Этот цинизм в отношении правительства сочетается с тем, что Монтегю называет «пылкой, но уязвимой национальной идентичностью». Например, Италия была небольшой страной, которая когда-то правила большей частью известного мира, но более не делает этого. Многие немцы чувствовали, что Версальский договор подавляет их. В Австралии многие считали, что страна должна обладать большей властью. А Великобритания начала чувствовать себя угасающей.

По мнению Монтегю, чтобы фашистская партия стала могучей, помимо сочетания сильной национальной идентичности и разочарования в правительстве ещё нуждается в неком катализаторе для того, чтобы заставить рядовых людей присоединиться к фашистским ораторам. В Германии и в какой-то мере Италии этим катализатором была великая депрессия. Она и первая мировая война нанесли ущерб экономике Германии. «Война запустила инфляцию, и все, кто имел сбережения или жили на фиксированном доходе, как пенсионеры, видели, как их денежные средства обесцениваются. Люди чувствовали отчаяние, позор и потерянность», – описывает Пакстон.

В своем эссе «Пять этапов фашизма» он утверждал, что фашизм может появиться только тогда, когда общество обладает политической свободой, и когда демократия учреждена достаточно давно, чтобы люди могли разочароваться в ней. В Италии была серия слабых непостоянных правительств. Германия в течение трех лет не имела постоянного парламентского большинства, прежде чем Гитлер был назначен канцлером. Были предложены два основных решения проблемы неэффективного управления, страдания людей и национального унижения: коммунизм и фашизм.

Пакстон подчеркнул этот момент: «Возникновение фашизма не совсем понятно, если оставлять без внимания подъем коммунизма. В XX веке они были теми двумя движениями, которые предлагали отбросить демократию и заменить её чем-то другим для того, чтобы сделать страну сильнее».

В обеих испытывающих трудности Германии и Италии левые, состоящие из коммунистов и социалистов, набирали силу. В Италии, в частности, оказалось, что социалистическая революция неизбежна. Но существующее правительство и консервативные капиталистические элиты неблагоприятно смотрели на коммунизм и социализм.

фашизм

Пакстон идентифицировал то, что фашисты заискивали у консерваторов в начале движения, как еще один фактор в постановке фашистского режима: «Единственный путь, доступный для фашистов – это консервативные элиты».

В Германии и Италии существующие правительства решили присоединиться к фашистам. «Фашистские партии привлекли внимание общественности в качестве самых жёстких и отъявленных противников социализма. Главы государств в обеих странах предложили фашистам должность глав правительств, потому что традиционные парламентские партии потерпели неудачу. Оба, и фашизм и коммунизм, предлагали решительные действия, и один победил бы, только уничтожив другого», — писал Пакстон

Существующие правительства, присоединившись к фашистам и боясь социалистической революции, отказались работать с левыми. Это привело к политическому тупику, еще одному из факторов, которые, по словам Пакстона, необходимы для того, чтобы фашизм пришел к власти.

История фашизма

Муссолини придумал термин «фашизм» в 1919 году. По словам Монтегю он был коммунистом, но изменил свое мнение после первой мировой войны. Слово «фашизм» происходит от итальянского «фасцио», что означает связку или группу, и считается термином для боевого братства. Согласно историческому отделу Королевского колледжа, слово «fasces» означает топор, тесно обвязанный с палками, который стал символом фашистского движения.

Фашизм Муссолини 1919 года сочетал экстремистскую националистическую экспансию с социальными программами, такими как избирательное право женщин и власть рабочих. Фашистские лидеры быстро смягчили свое послание, объединились с консерваторами и существующими правительствами и обрели власть. Фашистские движения появились в других европейских странах, которые испытывали трудности после первой мировой войны или беспокоились по поводу социализма. Монтегю определил австралийскую новую гвардию, Британский союз фашистов и, конечно же, немецкую национал-социалистическую рабочую партию (нацистскую партию) как наиболее выдающиеся европейские фашистские партии.

По данным Американской исторической ассоциации, в Италии в 1922 году силовые вооруженные формирования, известные как «Милиция чернорубашечников», которые финансировались промышленниками, сражались с социалистическими фермерскими организациями, проводили набеги на социалистические газеты и занимали города, возглавляемые социалистами. Они угрожали пойти на Рим в 1922 году. Правительство попыталось успокоить Муссолини, называя его премьер-министром, но в 1925 году он утвердился как диктатор. Последовало насильственное подавление инакомыслия; обожествление Муссолини; насильственная экспансия в Эфиопию, Албанию и другие страны; а в 1939 году – союз с нацистской Германией и участие во второй мировой войне.

Гитлер извлек много уроков от Муссолини, в том числе о важности пропаганды и насилия. В 1920-х годах он привел свою нацистскую партию к известности посредством ярких выступлений, грандиозных появлений и пылких речей против евреев, марксистов, либералов и интернационалистов, пишет Пакстон. В январе 1933 года президент республики Веймар Пауль фон Гинденбург назвал Гитлера канцлером, надеясь, что Гитлер остановит растущую коммунистическую партию. К лету господство Гитлера стало диктатурой.

Нарушая Версальский договор, Гитлер перевооружил Германию и начал вторгаться в соседние земли. Вторжение в Польшу 1 сентября 1939 года ознаменовало начало Второй мировой войны и Холокоста.

Европейские фашистские идеи вдохновили установить режимы на всю Латинскую Америку, в том числе в Боливии и Аргентине. «У этих стран также было очень трудный период во время депрессии, и обычные партии среднего класса, действующие в парламентских системах, были явно безуспешными», – описывал Пакстон, – Аргентина была богатой страной в 1900 году, экспортируя зерно и мясо, но её вытеснили из этих рынков, и Аргентина обеднела. Это было похоже на поражение в войне. Они обратились к военачальнику, который пользовался народной популярностью».

Испания и Португалия были диктатурами до 1975 года, но эти правительства представляли собой смесь консервативных и фашистских партий.

Фашизм в наши дни

После Второй мировой войны фашизм в основном потерял популярность в Европе и Северной Америке. «Это стало политическим оскорблением, что привело к чрезмерному употреблению и уменьшению значения этого определения», — говорит Пакстон. Тем не менее, в последние несколько десятилетий в Европе и Северной Америке происходят фашистские или протофашистские движения. «По мере того, как коммунизм терпел упадок после 1989 года, протофашизм стал основным средством протестного голосования в Европе», – пишет он.

фашизм в наши дни

Рост популизма в Европе и Соединенных Штатах в 2000-х годах заставил многих забеспокоиться, укрепится ли снова фашизм. Однако Пакстон не считает, что фашизм находится на подъёме в Соединенных Штатах: «Я думаю, в нашей стране преобладает традиционный консерватизм. Основная социальная политическая программа представляет собой индивидуализм, но не для всех, а для предпринимателей. Он поддерживает право бизнесменов добиваться максимальной прибыли без правил и контроля. У нас есть олигархия [Определена Оксфордским английским словарем как «небольшая группа людей, контролирующих страну или организацию»], которая научилась некоторым умным маневрам, чтобы завоевать популярность и поддержку ораторскими приёмами, которые напоминают фашизм.

Например, Соединенные Штаты находятся в значительно лучшей форме, чем Германия или Италия после первой мировой войны. Однако некоторые политики убедили многих американцев в том, что ситуация в стране близка к тяжелой».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *