Что такое разведка боем для бронепоезда

Что такое разведка боем для бронепоезда
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Обычно 44-ый дивизион выдвигали на какую-нибудь маленькую станцию между Графской и Отрожкой, где в определенное время предполагалась высадка войск или разгрузка боевой техники. Чаще всего выгрузка происходила ночью или ранним утром и — очень быстро, так что фашисты зачастую бомбили уже пустые составы.

Кроме охраны станций и эшелонов, дивизион выезжал ночами для разведки боем на огневой рубеж к Отрожке или в сторону Лисок на станции Придача, Масловка, Колодезная. Железная дорога проходила параллельно линии фронта на расстоянии от восьми до полутора километров от окопов.

Со стороны Отрожки хорошо был виден Воронеж, который все время горел. Пожары то утихали, то разгорались с новой силой, но не прекращались ни на один день.

На Графской и Тресвятской в зиму 1942 года мы жили в теплушках неподалеку от своих боевых поездов. Команда каждой площадки по очереди несла караульную службу у жилых и вспомогательных вагонов. Другая команда была в наряде на боевой части. У жилых вагонов или непосредственно у бронепоездов проводили учебу, разбирали боевые действия поездов, разъясняли положение на фронтах, вслух читали армейские и центральные газеты, готовились к новым боям.

Первым пострадал на станции Тресвятская наш повар. Взрывной волной подбросило вагон-кухню, опрокинулся бак с похлебкой и обварил повара. Его пришлось отправить в госпиталь. Вот тебе и «мирная» профессия.

Потом попал в переделку бронепаровоз, возвращавшийся с промывки из Грязей. На перегоне Масловка — Графская он угодил под бомбежку. Был убит техник-лейтенант П. Т. Тиунов и ранен врач В. С. Бабушкин, который ездил за медикаментами. После выздоровления Владимир Сергеевич вернулся в дивизион.

В тот же день на Графской были ранены машинист и несколько бойцов «Котовского».

Обычно вечером, когда начинало темнеть, нам объявляли о выезде на огневой рубеж. Одевались потеплее, захватывали с собой по дощечке (чтобы не так холодно было сидеть на стальном полу).

До Отрожки сидели кто где, после Отрожки все занимали свои боевые места. На каждую площадку назначались дежурные специально следить за проводами. Дело в том, что окопы стрелковых частей располагались по одну сторону железнодорожных путей, а их резервы — по другую.

От окопов к резервам поперек путей провисали на времянках телефонные провода. По сигналу дежурного с передней площадки паровоз сбавлял ход, дежурный подхватывал провод шестом с развилкой на конце, приподнимал и передавал на следующую бронеплощадку. И так — до последней площадки. Затем бронепоезд прибавлял ходу и двигался дальше.

Как правило, в Отрожке на паровоз, где находилось наше командование, подсаживался артиллерийский командир с передового наблюдательного пункта.

Не доезжая станции Масловка, наш «Щорс» остановился. Артиллерист и командир бронепоезда старший лейтенант Толстых с комиссаром дивизиона майором Ериным отправились на НП. Мы развернули орудия. Вскоре Толстых вернулся. Прозвучала команда командира нашей бронеплощадки лейтенанта Булгакова: «Орудия к бою!» Затем — «угол… прицел…-два снаряда… огонь!» Заложило уши. Где-то вдалеке полыхнули зарницы, донеслись глухие удары разрывов. Новая команда: «Изменить угол прицела… огонь»! Еще выстрелы. Наша бронеплощадка вела пристрелку. «Всему поезду по пять снарядов на орудие… Первое, второе, третье, четвертое!..» Грохот и вспышки разрывов на вражеской стороне.

Немец молчит. Нам весело. Беглый огонь по десять снарядов. Команды, вспышки, разрывы.

Но что это? Мы заряжаем, а перед амбразурой вдруг взрыв, смерч снега с песком в лицо. Дзинь-дзинь, стук-стук — осколки и камни молотят по броне. Свист, еще грохот где-то позади бронепоезда. Уже не до веселья. Видно, враги загодя пристрелялись к полотну.

Что такое разведка боем для бронепоезда

Наконец, бронепоезд Командир бронепоезда «Григорий Котовский» двииулся назад. Немцы продолжали обстреливать пути, но нас там уже не было. Артиллеристы с НП засекли гитлеровские батареи. Основная задача «Щорса» выполнена: огневые точки противника обнаружены.

Отъехав немного, остановились. Паровозники осматривали ходовую часть, командиры — орудия. От сердца отлегло, нервное напряжение разрядилось — громкие разговоры, шуточки, пересмех.

Все было в порядке. С наблюдательного пункта вернулся на бронепоезд комиссар Ерин. Связисты смотали провода, и мы направились на исходную позицию.

Вот так и проводили разведку боем.

Иногда при ответном огне противника бронепоезд отходил, но затем, при необходимости, возвращался или открывал огонь с другой позиции. Когда немецкие снаряды разбивали путь, его восстанавливали, иной раз под огнем, своими силами и средствами. Эти работы вела в основном площадка № 3, бойцы которой были специально обучены, хотя команды других площадок тоже изучали железнодорожное дело и помогали бойцам третьей бронеплощадки.

Проходили дни, недели, месяцы. Мы радовались успехам нашей армии. Горевали о погибших товарищах

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *