Даже метель не могла сорвать наступление

Даже метель не могла сорвать наступление

Очень много трудоемкой и опасной работы пало на плечи саперов. В условиях зимы они под постоянным светом вражеских ракет, благодаря исключительной дисциплине и умению маскироваться, смогли проделать десятки проходов в минных полях и проволочных заграждениях противника.

Частым гостем у нас в эти дни был командующий армией Николай Иванович Гусев. Как-то в один из приездов мы поехали с ним в полк Евсеева. Здесь были видны траншеи переднего края противника, проглядывались даже некоторые доты и дзоты.

— Подполковник, — обратился Гусев к Евсееву, — ваш рубеж атаки находится в трехстах метрах от вражеских траншей, не так ли? Скажите, когда вы намерены поднять полк в атаку?
— За полторы минуты до того, как артиллерия перенесет огонь на вторую линию траншей противника, товарищ командарм! Во время артподготовки полк должен приблизиться к врагу на сто пятьдесят метров.
— Правильно! — подтвердил генерал Гусев. — Чем ближе вы сможете под прикрытием огня подойти к противнику, тем успешнее будет атака.
Затем командарм обратился к танкистам, поинтересовался, когда они думают начать атаку, сколько проходов проделано в минных полях противника на каждую роту.

Рубеж атаки танкистов, которым предписано действовать вместе с частями дивизии, находится в полутора километрах позади нашей передней линии. Если учесть, что средняя скорость танков в бою составляет 12 километров в час, то, чтобы обогнать первые ряды атакующей пехоты, им понадобится 7,5 минуты. Появись они раньше или опоздай хотя бы на полминуты, все может рухнуть, и тогда все начинай сначала. Во время учений повторить, конечно, можно, а вот в бою… Поэтому самая простая арифметика сейчас приобретала огромное значение.

Здесь нужно рассказать еще об одном обстоятельстве. Чтобы ввести противника в заблуждение, было уделено много внимания созданию ложных объектов наступления в стороне от направления главного удара. В этих целях в каждой дивизии выделялись отдельные подразделения, которые осуществляли часть мероприятий оперативной маскировки. Во время маршей эти подразделения разжигали на ложных направлениях костры, создавали шумовые эффекты. Фашистское командование «клюнуло» на эту уловку: вражеская артиллерия и авиация не раз совершали налеты на наши «силы», находящиеся на марше. Оперативная маскировка сыграла свою положительную роль.

В Восточно — Прусской операции войскам сорок восьмой армии предстояло наступать в составе ударной группировки второго Белорусского фронта на Млаву — Мариенбург.

Наша дивизия получила задачу прорвать оборону противника на главном направлении корпуса с исходного положения южнее города Макув.
Перед нашим фронтом оборонялся батальон 7-й пехотной дивизии.

Главная полоса обороны состояла из двух-трех позиций с четырьмя-шестью траншеями, глубиной шесть-восемь километров. Кроме третьей позиции, в глубине обороны имелись заранее подготовленные три рубежа и отсечная позиция Макув — Малехи, усиленная инженерными сооружениями.

Исходя из характера глубокоэшелонированной обороны принято было решение построить боевой порядок в два эшелона: в первом — полки Евсеева, Боковни, а во втором — Окропиридзе. Однако этот боевой порядок имел свои особенности. Он заключался в том, что шесть батальонов из десяти сосредоточили во втором эшелоне для наращивания удара.

Это было вызвано еще тем, что исходное положение справа ограничилось берегом реки Ожиц и имело сложную конфигурацию потому, что река имела форму дуги, обращенную выступом к участку прорыва дивизии, и резко сокращало полосу наступления (1550 метров).
По плану наступление должно было начаться с действий авиации. Однако утро 14 января выдалось на редкость метельным. Чувствуя, что день не распогодится, я позвонил в штаб корпуса.
танки вов
— Как быть?
— Самолетам сегодня нечего делать. Однако операция не откладывается, будем действовать по второму варианту. После артналета штурмовые батальоны поднимутся в атаку, — ответил генерал Карцев.
Вместо полуторачасовой артподготовки был намечен лишь 15-минутный артналет.
До начала наступления остается час с небольшим, а видимость с нашего наблюдательного пункта не более 50—60 метров. Сыплют крупные хлопья снега, все покрыло кисеей тумана.
За несколько минут до начала артналета еще раз выслушал доклады командиров полков и доложил в штаб корпуса о боевой готовности дивизии.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *