Десант черкасской операции

Десант черкасской операции
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Группе капитана Кротова предстояло прыгать северо- западнее Канева, в район сел Костеняц и Тростянец. Место приземления хорошо знали и командиры и рядовые, но на войне — как на войне. Сильная противовоздушная оборона, созданная противником на правом берегу Днепра буквально в последние дни перед выброской десанта, вынудила пилотов изменить разработанную схему десантирования.

Уже над Днепром машины встретили мощный зенитный огонь, воздух был нашпигован осветительными ракетами, и, хотя транспортники вели опытные летчики из авиационного полка, которым командовала Герой Советского Союза Валентина Гризодубова, многое происходило не так, как планировалось. Десантирование происходило при выполнении противозенитного маневра, с большой высоты, некоторые экипажи в условиях сложной ночной ориентировки не смогли выйти в намеченные районы.

Вес это привело к рассеиванию парашютистов. Вместо строго ограниченной площадки они приземлились на территории Черкасского, Мироновского, Ржисевского и Смелянского районов. Часто попадали в места, где было большое скопление вражеских войск, и немцы немедленно принимали меры для уничтожения парашютистов.

…Группа капитана Кротова дружно покинула самолет. За несколько секунд до приземления Степан Коноплев успел подумать: «Как бы сейчас не захромать на обе ноги!»

С земли по ним вели огонь, десантники огрызались короткими очередями: боеприпасы нужно было экономить. Ветра почти не было, группу не разнесло, и уже спустя полчаса вокруг Коноплева собралось человек двадцать. Впрочем, здесь были десантники и с других самолетов. У встречного жителя близлежащего села выяснили: до назначенного района еще нужно добираться.

Только через двое суток, подбирая по пути одиночных десантников, старшин лейтенант Степан Коноплев встретился с капитаном Кротовым. Кротов тоже собрал большой отряд. После объединения их было уже около 200 человек, в том числе восемь офицеров. Коноплев стал комиссаром отряда. Сбор на земле оказался исключительно трудным. Подразделения перемешались между собой, документов с собой в тыл не брали, и пришлось каждого человека тщательно проверять путем опроса. После долгих неудач удалось выйти на связь с комбригом. Он в это (Время находился в Таганчанском лесу, куда и нужно было пробиваться отряду. Походную колонну возглавил капитан, а старшему лейтенанту предстояло ее замыкать.

Уже к исходу 25 сентября в районе выброски действовало более 40 отдельных групп десантников, имеющих в своем составе почти пять тысяч человек из 3-й и 5-й бригад.

Украинский штаб партизанского движения дал распоряжение всем командирам партизанских отрядов направлять десантников в Таганчанский лес, организовал специальные поисковые группы. Вражеское командование прекрасно понимало, что в его тылу сосредоточивается мощный ударный кулак, который постоянными нападениями из глубины немецкой обороны ослабит Днепровский вал, поможет Красной Армии форсировать Днепр и выйти на Правобережную Украину.

Десант черкасской операции

Выход советских регулярных частей в район шевченковского железнодорожного узла нанес бы непоправимый удар обороне фашистов, поскольку открывал Красной Армии дорогу на Умань, Винницу и Кривой Рог. Вот почему немецкое командование организовало серию карательных экспедиций против десантников и партизан, перебросив части 72-й пехотной дивизии и специальные моторизованные подразделения.

Сбор шел, но каждый шаг, приближавший отряды к объединению, оплачивался дорогой ценой.

Вблизи села Тубольцы 33 десантника вели ожесточенный бой с врагом. Гитлеровцы обрушили на парашютистов огонь орудий и минометов. Большинство десантников погибло. Тех же, кого в бессознательном состоянии удалось захватить в плен, фашисты связали, обложили хворостом и заживо сожгли. Ночью местные жители захоронили останки героев в урочище Каменная Дубрава.

Партизан С. П. Жуков разыскал несколько раненых парашютистов. Среди них находился и заместитель командира бригады майор Дмитрий Колесников. Однако немцы узнали об этом. Дом Жукова, где скрывались советские воины, был окружен, взят приступом, а раненые и партизаны — расстреляны.

В районе села Македоны приземлилось 17 парашютистов. На помощь к ним пришли жительницы села Анна и Ольга. Уже 26 сентября десантники были у партизан.

Семья Григоренко из села Корданы укрыла радистку В. Н. Соколову, лесник С. Е. Мирошниченко под Смелой спас 50 человек из роты старшего лейтенанта Зюзина.

Что же случилось в ночь с 25 на 26 сентября 1943 года, когда Анатолий и Серафима Ивановна встретили десантников сразу после приземления недалеко от села Пищальники?

На земле парашютисты угодили прямо в расположение моторизованной части врага, им пришлось принять неравный бой. Многие пали смертью храбрых. Недалеко от места боя, примерно в двух километрах от села, пятнадцатилетний Анатолий обнаружил в глубоком яру семерых наших солдат во главе со старшиной. Многие из воинов были ранены. Старшина и Анатолий наметили план действий. Главное — раздобыть продовольствие. Риск был огромный.

В селе стояли немецкие части, а в доме Серафимы Ивановны поселился фашистский генерал. Все дороги блокировались немецкими постами, вход и выход из села без разрешения немецкого командования были запрещены. Старшина постоянно напоминал Анатолию о соблюдении маскировки. Бывали минуты, когда все висело на волоске. Но Анатолий и мать понимали: от их помощи и поддержки зависела жизнь семерых бойцов Красной Армии, бойцов, которые пришли освобождать от фашистского гнета их, семью Ганненко, односельчан. Как мать понимала Серафима Ивановна, что у ребят, схоронившихся в лесу, тоже есть матери, которые ждут возвращения своих сыновей с войны.

Но, отправляя Анатолия к раненым, Серафима Ивановна каждый раз мысленно прощалась с ним. Две недели Толя Ганненко спускался в глубокий овраг, принося пищу. Но на пятнадцатый день произошло событие, которое резко осложнило ситуацию.

Брат Анатолия, Виктор, вместе с соседкой поехал на поле за просяной соломой. Нагружая повозку, они услышали чей-то стон: «Пить!» Женщина испуганно вскрикнула. На крик прибежали немцы, которые работали неподалеку. Виктор уже понял, чей это стон, и, понимая, что ситуация критическая, сделал вид, что сломалась телега. Он вынул из оси шпонку и стал снимать колесо. Вскоре немцы уехали. Тогда Виктор и женщина разрыли солому и обнаружили в ней раненого офицера-десантника. Две недели пролежал в стогу капитан М. Сапожников. Виктор хотел положить капитана на повозку, укрыть соломой и везти к себе домой. Но Сапожников отказался.

— Днем это невозможно, только себя погубите, — сказал он.

— Тогда ночью, — ответил юноша, — потерпите немного.

На семейном совете было решено переправить капитана к своим в овраг. Операция «Переправа» прошла успешно. Выяснилось, что у офицера хранилось знамя бригады. Вместе со старшиной, упаковав знамя в цинковую коробку из-под патронов, они укрыли знамя в тайнике. О месте тайника десантники сказали только Анатолию Ганненко.

Полгода берегли свою тайну Анатолий и Серафима Ивановна. Лишь после освобождения Черкасщины Красной Армией в начале 1944 года извлекли они знамя из тайника и передали его советским воинам…

Группа майора Старостина удачно преодолела шквальный огонь врага над Днепром и вышла на точку десантирования — село Потапцы. Стояла глубокая ночь, но после приземления десантникам быстро удалось собраться вокруг командиров. В селе их ждала засада. Местность не позволила уйти в лес, да и гитлеровцы, хорошо зная ее, сразу взяли отряд в кольцо. Неравный бой шел до рассвета. К пяти часам утра в живых остались майор Старостин и два десантника…

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *