Десант

десант
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Первой столкнулась с гитлеровцами разведрота лейтенанта Н. И. Грачева. Пройдя через перевалы, разведчики обнаружили на высоте вражеские минометы, несколько блиндажей и окопы, соединенные ходами сообщения.

Североморцы действовали двумя группами. Сам лейтенант Грачев остановился напротив высоты, другую часть разведчиков во главе с младшим лейтенантом Ломакиным направил в обход.

Бойцы отделения Мурата Умитбаева, храброго и ловкого разведчика, захватили вражеские минометы. Немцы не успели даже взять в руки оружие… На запасных склонах сопки было убито тридцать три егеря. Во второй половине дня батальон капитана К. П. Нежинцева вступил в бой за высоту 262,2. Но с ходу взять ее не удалось. И батальон временно закрепился на соседней высоте.

Бойцы капитана Ф. И. Хижнякова с боями продвигались вперед. У минного поля рота попала под сильный пулеметный огонь и вынуждена была залечь. Тогда первая рота обошла высоту, с которой гитлеровцы вели огонь, и внезапным ударом с тыла выбила сторожевую заставу врага. К полночи батальон достиг высоты 262,2. А батальон капитана Семененко вышел к высоте 176,9.

На левом фланге трудные бои вел четвертый батальон под командованием капитана А. Ф. Петрова. Горные егеря оборудовали на Безымянной высоте десять дотов и дзотов, шесть пулеметных и четыре минометных позиции. На восточных и западных скатах возвышались проволочные заграждения, а перед ними — минное поле.

Капитан Петров решил идти в обход. Внезапность действий лишила врага многих преимуществ. Это задание капитан Петров поручил роте, которой командовал бывший бухгалтер треста «Мурманрыба» Ткач. Наши воины прошли незамеченными по зыбкому льду залива и закрепились на скатах высоты. Егеря попали в окружение.

Активно действовали ночью и разведчики. Они выяснили силы противника, его огневые средства и инженерные заграждения, установили, не подтягивают ли гитлеровцы резервы.

Взвод разведчиков под командованием лейтенанта В. И. Задунаева неожиданно натолкнулся на противника. Разведчики навязали немцам бой, чтобы узнать их огневые средства и силы. На склонах появлялись все новые и новые группы егерей. Здесь было почти две роты. Теперь, когда ориентировочные сведения были получены, лейтенант вывел взвод из-под огня. Разведчики отступили, уничтожив при этом два пулемета, три десятка егерей. Так прошел первый день операции…

десант

За ночь батальон капитана Петрова нащупал слабые места во вражеской обороне и на рассвете следующего дня захватил Безымянную высоту. Трофеи были солидные: шесть минометов, три пулемета, сорок тысяч патронов, большое количество гранат, винтовок, мин, два продовольственных склада.

Однако немцы сумели приостановить дальнейшее продвижение на запад 12-й отдельной бригады морской пехоты. На пути десантников встречал плотный огонь, который вели немцы с высоты 262,2. Неоднократные попытки овладеть высотой оставались без успеха. Подтянув свежие силы, противник 4 мая перешел в контрнаступление. На широком фронте завязались упорные бои. Кое-где немцам удалось вклиниться между флангами морской пехоты и даже потеснить наши батальоны.

В одной из рот четвертого батальона после смерти командира и политрука командование принял на себя пулеметчик Петр Шульга. Обходя посты, он говорил боевым друзьям:

— Стоять, пока живы, и назад ни шагу! Наш курс — к победе! С этого курса нет поворота!

Шульга появлялся на самых опасных участках. Его видели за пулеметом, он обезвреживал вражеские мины и подбадривал уставших в бою матросов. И раненый он не покинул строя. Заметив на одежде Шульги уже засохшую кровь, санитар хотел было отправить его в тыл. Но когда появились олени, тащившие за собой узкую лодку, Шульга приказал санитару:

— Вези поскорее этих, — и показал на раненых бойцов.

А сам, прихрамывая, вернулся назад: его беспокоило, почему уже несколько минут молчит пулемет.

У пулемета командир застал пятерых немцев. Шульга мгновенно бросился на них. Двух фашистов он прикончил штыком. Третий, офицер, схватил храбреца за руку, но Шульга вырвался и ударил его прикладом. Четвертый и пятый, увидев, что дело худо, убежали. Но и они не ушли от расплаты — Шульга меткой очередью уложил трусливых беглецов.

Пришел момент, когда из роты десантников осталось в живых лишь двое — командир и разведчик.

— Ты, парень, заряжай-ка магазины и подавай мне, — спокойно сказал Шульга.

Двое североморцев и больше двухсот егерей! «Стой, пока жив!» — так Шульга наказывал недавно своим разведчикам. Теперь он сам должен подтвердить это делом.

Неторопливо, размеренно нажимал командир курок полуавтомата. От беспрерывной стрельбы оружие раскалялось. Шульга укладывал его на снег остывать и брал другую винтовку.

Протянув в очередной раз руку за патронами, не ощутил знакомой тяжести. Он обернулся и увидел на снегу мертвое тело товарища.

Шульга взял лежавший неподалеку немецкий карабин. В нем нашел всего четыре патрона.

— Стоять! — приказывал себе Шульга. — Есть еще граната!

В это время за спиной послышался знакомый голос командира батальона:

— Не думал, Шульга, что ты здесь живой. Двужильный ты, наверное!

И не раз еще капитан Петров с восхищением рассказывал солдатам об отважном пулеметчике.

5 мая совершил подвиг сапер первого батальона Григорий Боровков. На взвод морской пехоты, в котором служил Боровков, наступали немецкие самокатчики. Боровкова тяжело ранило осколками разорвавшейся вблизи мины. Стиснув зубы от мучительной боли, североморец продолжал стрелять, прикрывая отход взвода. Кончились патроны. Но у героя оставалось еще четыре гранаты. Его окружили со всех сторон фашисты, предлагали сдаться, обещая сохранить жизнь.

— Русские не сдаются! — с этими словами Григорий Боровков бросил в скопление немцев одну за другой три гранаты.

Горные егеря были в десяти шагах, когда раздался взрыв последней, четвертой, гранаты. Так погиб колхозник из села Абакум Ивановской области. Осколки гранаты скосили немцев, окруживших героя.

Товарищи Григория Боровкова сумели закрепиться на соседней сопке. Они видели, как не щадя жизни бился раненый сапер.

В эти дни десантники проявляли массовый героизм.

В боях за высоту 262,2 заместитель политрука роты — санинструктор В. А. Клыков вынес из огненного пекла около семидесяти раненых бойцов. Шесть суток, раненый, он заменял выбывшего из строя командира. Когда на седьмые сутки пришла смена, бойцы еле держались на ногах, измученные ранами и усталостью.

Санитарка Аня Волосатова спасла жизнь многим североморцам. Товарищи вынесли ее с поля боя уже после третьего ранения. Другая санитарка Оля Карпова вынесла из-под пуль шестьдесят раненых, из них тридцать — с оружием. Она была ранена, но до конца боя оказывала медицинскую помощь матросам.

Днем 13 мая с мыса Пикшуев катерники сняли последних моряков из боевого охранения.

12-я отдельная бригада морской пехоты в пятнадцатидневных боях на мысе Пикшуев уничтожила свыше 6 тысяч гитлеровских солдат и офицеров. Особо отличившиеся в сражениях пулеметчик Шульга, сапер Боровков и заместитель политрука Клыков были награждены орденом Ленина.

В боевом содружестве с десантниками действовали катерники, разведчики штаба флота, экипажи надводных кораблей, летчики.

Так, например, бои, которые в течение семи дней вели разведчики за высоту 415,3, отвлекали крупные силы немцев, и морской бригаде было легче продвигаться в глубь вражеской обороны.

Тогда же совершил свой подвиг лейтенант Павел Андреевич Обувалов. Накануне вылета с аэродрома парторганизация приняла Обувалова в ряды ВКП(б). В этот бой он летел в радостном, приподнятом настроении.

…Семь советских истребителей встретили в воздухе двадцать семь «мессершмиттов». Павел Обувалов направлял свой самолет в лобовые атаки, рвался туда, где скапливалось больше всего вражеских машин. Несколько раз, выручая товарищей, молодой коммунист принимал удары на себя. Но вот Обувалов услышал в наушниках знакомый голос командира:

— Десятка, у вас горит правая плоскость! Выходите из боя!

«Разве могу я выйти из боя в такой момент? — подумал Павел. — Нет!»

И, скользнув на крыло, чтобы как-то сбить пламя, Обувалов рванулся на горящей машине вперед. Летчик прижал «мессершмитт» и несколькими очередями сбил его.

Разгневанные асы окружили горящий самолет. Осколки снарядов пробили фонарь, изрешетили фюзеляж и плоскость. Но раненый летчик на подбитой машине снова и снова шел в атаку. Позже, истекая кровью, он сумел все-таки посадить на землю объятый пламенем самолет.

В боях над мысом Пикшуев отличились летчики А. А. Коваленко, П. И. Орлов, П. Г. Сгибнев, С. Г. Курзенков. Здесь принял боевое крещение молодой сержант Карп Лопатин, летавший в паре с бывшим балтийским летчиком Сгибневым.

29 мая 1942 года четверка наших самолетов под командованием Сгибнева вступила в бой с «мессершмиттами». Один из гитлеровских пилотов решил испугать Лопатина и пошел в лобовую атаку. Североморец принял этот вызов. Но в последнюю секунду сам фашист дрогнул и стал резко уходить в сторону. Лопатин настиг «мессершмитт» и смело протаранил плоскостью…

В свою очередь и морским пехотинцам приходилось выручать наших соколов.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться
Один комментарий на тему “Десант
  1. Почему немцы всегда были на высотах, а нашим постоянно приходилось их брать любой ценой! Не проще было оказываться на этих высотах первыми нам?? Во всех военных фильмах был приказ: взять высоту любой ценой! Как там немцы оказывались???

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *