Дети иностранцев, родившиеся в нацистской Германии

Дети иностранцев, родившиеся в нацистской Германии
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (1 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

Начиная с первых дней войны, женщин из оккупированных стран, прежде всего Восточной Европы, вывозили в Германию на принудительные работы или в концентрационные лагеря.

Женщины, угнанные на принудительные работы, содержались в закрытых трудовых лагерях, их определяли также на работу в частные дома, к фермерам, на торговые и промышленные предприятия. Беременность женщины не имела, конечно, никакого значения.

В отношении гитлеровских властей к этим женщинам и их детям, рожденным в Германии, можно выделить три стадии.

В первой, до марта 1943 года, власти третьего рейха не предпринимали каких-либо мер по отношению к беременным женщинам. Действующее уголовное законодательство не разрешало прерывать беременность работающим женщинам, и по мере возможности их отправляли на время родов на родину. При острой нехватке рабочей силы немецкие власти ни могли не увидеть, что это приводит к временной потере рабочей силы. Поэтому было решено найти формулировку, которая оправдала бы и обосновала необходимость прерывания беременности женщин, вывезенных на работы. Это вызвало разногласия в немецких медицинских кругах, поскольку было трудно обойти соответствующие, необычайно суровые, грозившие тяжелым тюремным заключением статьи уголовного кодекса и законодательные мотивы этих статей. Восторжествовал, однако, гитлеровский тезис, гласивший, что закон есть то, что служит интересам немецкого народа.

И тогда-то распоряжением министра здравоохранения от 11 марта 1943 года началась вторая стадия. В этом распоряжении говорилось о прерывании беременности «восточным» работницам по их просьбе. Выражение согласия, однако, выглядело таким образом: присылали на подпись соответствующий формуляр, причем повсеместно было известно, что отказ подписать его мог кончиться ссылкой в концентрационный лагерь. Отношение к работницам-иностранкам регулировало тайное распоряжение имперского комиссара по укреплению германской народности от 9 июня 1943 года. Он предполагал, в частности, следующее:

  •  прекращение беременности зависит от согласия полномочного представителя имперского комиссара по укреплению германской народности;
  • согласие на проведение операции дается во всех без исключения случаях, если отцом ребенка является лицо не немецкого происхождения;
  • согласие имперского комиссара по укреплению германской народности обязательно во всех тех случаях, когда установлено или является вероятным, что отец ребенка немецкого происхождения;
  • после извещения комиссара по укреплению германской народности о всех случаях, когда отцом ребенка является лицо немецкого происхождения, Управление по вопросам расы и поселений проводит расовое обследование беременной женщины и будущего отца;
  • в случаях, когда установлено, что может родиться расово полноценный ребенок, необходимо отказать в проведении операции.

Ссылаясь на приведенное выше предписание, начальник Главного управления по вопросам расы и поселений СС предпочитал в своем секретном распоряжении от 13 августа 1943 года заявлять о всех случаях несогласия на прерывание беременности в связи с рассмотрением вопроса германизации матери или ребенка.

Третью стадию — по мере увеличения военных потерь власти третьего рейха пытались сохранить демографическое равновесие — ознаменовало распоряжение от 27 июля 1943 года, изданное Рейхс Фюрером СС и начальником немецкой полиции об отношении к беременным иностранным работницам, а также родившимся у них детям.

В распоряжении этом подчеркивается, что детей, рожденных работницами других национальностей, нужно сохранить для немецкого народа и воспитать как немецких детей.

Дети иностранцев, родившиеся в нацистской Германии

В отличие от предыдущих, это распоряжение допускает, что отцом ребенка может быть представитель расово близкой нации, и предусматривает следующее:

  •  расово неполноценные дети будут отправлены в детские воспитательные учреждения для иностранцев;
  • предприятия и учреждения должны направлять в управления по делам молодежи через отделы труда данные о всех беременных женщинах;
  •  управления по делам молодежи проведут расследование по вопросу отцовства и передадут результаты высшему командованию СС и полиции для проведения обследования при участии Управления по вопросам расы и поселений;
  •  в случае оценки родителей как расово полноценных, родившиеся дети переходят под опеку НСФ, и их помещают в воспитательное учреждение для расово полноценных детей или в приемные семьи;
  •  беременных женщин, признанных особо ценными в расовом отношении, необходимо передавать под опеку Лебенсборна;
  • запрещается информировать матерей о целях настоящего распоряжения;
  • матерей расово полноценных детей, которые хотели бы вместе с детьми вернуться в свою страну, необходимо задержать в рейхе;
  • нетрудоспособные матери вместе с расово неполноценными детьми должны быть эвакуированы.

Последний пункт следует понимать как рекомендацию уничтожить мать и ребенка в соответствии с гитлеровской политикой уничтожения всех нетрудоспособных и «расово неполноценных». Распоряжение от 27 июля 1943 года распространялось в принципе на всех иностранных работниц, однако по отношению к работницам с Востока, работницам из генерал-губернаторства и так называемым подопечным рейха в нем были особые пункты. С ними обошлись более жестоко и беспощадно. От них не требовалось даже видимости согласия на передачу ребенка под опеку НСФ или Лебенсборна, сверх того, при возвращении матери на родину ребенка насильно задерживали. Сколь же коварным было предписание заботиться о матерях в последние месяцы беременности, чтобы тем самым вызвать у них доверие. Этот пункт вместе со следующим, запрещающим информировать матерей о целях данного распоряжения, убедительно характеризуют систему и методы политики германизации по отношению к этой группе детей.

Вышеупомянутый приказ имперского комиссара по делам укрепления германской народности составлял основу для издания другими органами и учреждениями дополнительных распоряжений. В тайном распоряжении начальника Главного управления по вопросам расы и поселений СС от 23 августа 1943 года было постановлено:

  • решение об отношении к беременным женщинам и их детям подлежит компетенции начальника Главного управления по вопросам расы и поселений;
  • компетенция министра внутренних дел рейха в этих вопросах установлена только из тактических соображений и носит лишь формальный характер, так как окончательное решение остается за Главным управлением по вопросам расы и поселений;
  • о всех случаях позитивных результатов расовых обследований заявляет НСФ.

Вышеприведенные распоряжения утверждали новые задания, целью которых было «укрепление силы собственного народа полноценной в расовом отношении кровью и ограждение от всего, что является расово неполноценным». Эти принципы открыто повторяли тезисы, провозглашенные Гитлером и Гиммлером.

Действуя в соответствии с предписаниями партийных органов общественной опеки, циркуляры Главного управления общественной опеки Национал-социалистской немецкой рабочей партии от 9 октября 1943 года № 186/43 и от 20 января 1944 года № 10/44, касавшиеся отношения к беременным иностранным работницам и детям, родившимся у этих работниц в рейхе, постановляли:

  • взять под опеку НСФ всех расово полноценных детей, родившихся у иностранных работниц;
  •  помещать детей в учреждения НСФ или в приемные семьи;
  • обследовать всех детей этой категории, остававшихся до этого времени под опекой НСФ, в соответствии с принципами, установленными в распоряжении имперского комиссара по укреплению германской народности от 27 июля 1943 года;
  • передать расово полноценных детей в воспитательные учреждения для детей иностранных работниц;
  • покрыть расходы по воспитанию расовых детей за счет отделений НСФ33.

Циркуляр НСДАП от 20 января 1944 года характерно отличается от предыдущих распоряжений, выделяя из всех иностранных работниц женщин польской национальности. В нем постановлено, что согласие руководства СС на прерывание беременности требуется в любом случае, когда речь идет о польке, независимо от происхождения отца будущего ребенка.

Роль, задания и порядок рассмотрения такого рода вопросов управлениями по делам молодежи, здравотделами и союзами общественной опеки были детально определены распоряжениями министра внутренних дел рейха от 5 июня 1944 года.

Законными опекунами детей, родившихся у иностранных работниц, стали соответствующие управления по делам молодежи. С точки зрения общественной опеки эти дети были уравнены с немецкими детьми. Расходы по воспитанию, в соответствии 38 положения об опеке, должен был покрывать Земельный союз общественной опеки.

Ни в одном из приведенных выше распоряжений не упоминалось о том, относятся ли действующие положения только к незамужним женщинам. Вероятно, это вызвало сомнения, коль скоро Главное управление по вопросам расы и поселений в секретном распоряжении от 19 декабря 1944 года по вопросу о прерывании беременности у замужних работниц с Востока и полек предписывало относиться к замужним женщинам так же, как к незамужним.

Это разделение, впрочем, не имело значения, тем более, что большинство полек, которые из-за действовавших законодательных ограничений вынуждены были вступать в брак тайком, считались немцами незамужними. Как следует из многочисленных документов, рапортов, свидетельских показаний и судебных материалов, соответствующие распоряжения немецких властей были введены в жизнь и выполнялись. Судя по найденным в Вюрцбурге документам, уполномоченный имперского комиссара по укреплению германской народности в Нюрнберге предписывал Управлению по делам общественной опеки НСДАП в Вюрцбурге взять под свою опеку детей, которые должны были родиться от родителей-поляков.

Это предписание распространялось в виде приведенного ниже образца: «Касается отношения к детям, родившимся в рейхе у иностранных работниц: Полька НН, год рождения…, проживающая в…, ожидает ребенка (месяц беременности), отцом которого является поляк НН, проживающий в…. В просьбе об аборте женщине отказано, так как есть основания ожидать хорошего расового потомства. Прошу принять ребенка после его рождения под опеку НСФ для хороших расовых детей»

Первое из найденных предписаний датировано 3 февраля 1944 года, последнее — 27 июня 1944 года. Значит, эта акция носила систематический и планомерный характер; уже в утробе матери дети были предназначены для германизации.

Нужно подчеркнуть, что германизации подвергались не только дети, рожденные в Германии, но и те, кто прибыл туда вместе с родителями, угнанными на принудительные работы. Их отбирали у родителей под предлогом учебы в школе, направления в больницу и т.п., а попытки родителей связаться с детьми были заранее обречены на неудачу.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *