Диоген в бочке

Диоген в бочке

Пифос защищал от дождя, но не от шума. Кто-то упорно колотил в его стенку, как в дверь. Год назад таким же образом разбили жилище Диогена, и буле афинян постановило выдать ему новый пифос. «Наверное, это те же щенки, что досаждали вчера»,— подумал философ, проговорив:
Во дворе злая собака!

Снаружи послышался оглушительный хохот. Диоген высунул в отверстие облысевшую голову и удивился: «Вчера их было меньше. И среди них появился еще и жрец».

Ну что вы пристали ко мне! — проворчал старец.— Сходили бы в академию. Там целая орава глубокомысленных выучеников Платона, знающих все на свете. После кончины учителя они еще более поумнели.
А ты слушал Платона, Диоген? Говорят, что он был красноречив, не уступал Демосфену?
Пусторечив! — отозвался Диоген.— Наставлял мать природу, намеревался поставить над государством таких же пустобрехов, как сам. Как-то раз, встретив его в бане, я спросил: «Отыщется ли в твоем государстве местечко для меня?» «Отыщется,— молвил он.— В доме для умалишенных».
А что ответил ему ты?
Я ему сказал: «До встречи, сосед».

Мысли Диогена

Послышался смех.

До этого разговора,— продолжил Диоген,— Платон обращался ко мне «собака». После же именовал «безумствующим Сократом». Так высоко меня не ставил никто.

В беседу вступил юнец.

По моему наблюдению, большинство безумцев таковыми себя не считают. Но имеются и такие, что это осознают. К кому ты относишь себя, Диоген, к большинству или меньшинству?
А я заметил,— сказал Диоген,— что ненормальные от нормальных отстоят всего на один палец: если человек будет вытягивать средний палец, его сочтут сумасшедшим, а если указательный, не сочтут.
А Аристотеля ты слушал? — спросил тот же юнец.
Нет. Но он слушал меня и после этого написал книгу о животных. Он пишет, что медведица рожает нечто вроде мохнатого чурбачка, а после вылизывания и обсасывания он превращается в медвежонка с лапками и ножками.
Раздался хохот. Когда он утих, юнец спросил:
А что же ты понял из Аристотеля?
Что он высосал свою мудрость из собственного пальца. У его учителя была по крайней мере голова.
Мысли ДиогенаЭто Аристотель привел к тебе царственного ученика? — спросил юноша со шлемом на голове.
А кто это такой?
Как, ты не знаешь завоевателя Азии?
Ах да. Какой-то приходил. Я еще его попросил: «Не заслоняй солнце».
Я слышал, что ты, рожденный богами, отрицаешь существование богов,— проговорил жрец.
О нет! Ведь о таких, как ты, я говорю «Обиженный богом!».
Диоген! — послышался звонкий юношеский голос.— Есть ли у тебя ученики?
Один за мной ходил. Я ему дал рыбу. Он носил ее до тех пор, пока она не протухла, и над ним стали смеяться так, как никогда не смеялись надо мной.
И вновь заговорил жрец.
Ты хулишь богов, а обосновался в храме их матери.
Мать за детей своих не отвечает. Да и она мало их шлепала в детстве сандалией. Городов понастроили. Обучили ремеслам и торговле. Поля истощили. Моря запоганили. Зверье распугали9.
А есть ли у тебя друзья, Диоген? — спросил юнец.
Диоген полез за пазуху и вытащил мышонка, забегавшего по ладони.
Вот он единственный хвостатый дружок. Живет уже несколько дней в моем доме. Единственное из существ, кормимое мною, а не кормящее меня. Отпрыск пробегавшей давным-давно мыши, которую я назвал своею наставницей. Глядя на нее, я понял, что можно обойтись без подстилки, не пугаться темноты, не искать никчемных наслаждений.
Неужто у тебя не было наставников среди людей?
Конечно, были. Вот иду я по лугу и вижу, что к реке бежит мальчишка, бросается в воду и пьет из горсти. Тогда я понял, что можно обойтись и без чашки, и ее расколотил

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *