Дмитрий Донской: Биография

Дмитрий Донской: Биография

Дмитрий Иванович был великим князем Московским (1359-1389 гг.) и великим князем Владимирским (1362-1389 гг.). Его отец, Иван II Кроткий Московский (1326-1359), правил с 1353 по 1359 год. Иван II был легкомысленным, добродушным человеком, шесть лет его правления не преумножили влияния Москвы. После смерти он оставил несколько несовершеннолетних детей: самым старшим был девятилетний Дмитрий. Под умелым регентством митрополита Алексия (1353-1378 гг.) Дмитрий унаследовал часть Московского княжества, но не смог сохранить ярлык на великое княжество Владимирское (которым правили московские князья с 1328 по 1359 год).

В то время Золотая Орда была сильно ослаблена внутренним раздором и династическим соперничеством. В 1360 году хан Навруз из Сарая дал Владимирский ярлык князю Дмитрию Константиновичу из Суздаля и Нижнего Новгорода. Год спустя Навруз был свергнут в результате переворота, а Золотая Орда разделилась на восточные и западные районы, которыми управляли соперничающие татаро-монгольские военачальники. Хан Мурут из рода Чингизидов в Сарае на востоке объявил Дмитрия Донского великим князем Владимирским в 1362 году. В 1363 году Дмитрий принял второй ярлык от хана Абдуллы, которого поддерживал Мамай мурза, не принадлежавший Чингизидам. Мамай взял под свой контроль западную Орду, утвердившись в Сарае и потребовав власть над всеми русскими землями.

Дмитрий Донской возвращает ярлык и сохраняет власть

Оскорбленный хан Мурут забрал ярлык у Дмитрия Ивановича и вручил его Дмитрию Константиновичу. Но митрополит Алексий был верен детям Ивана II и обратился к хану от имени своего молодого подопечного. Мурут принял его благосклонно, и в 1363 году москвичи быстро переехали во Владимир, сместили Дмитрия Константиновича, прежде чем грабить суздальские земли. Во время этой кампании Дмитрий взял Стародуб и Галич, присоединив эти княжества к своим владениям, и, возможно, Белозеро и Углич. К 1364 году он заставил Дмитрия Константиновича капитулировать и подписать договор о признании суверенитета Москвы над Владимиром. Договор был скреплен подписями в 1366 году, и в этом же году он женился на дочери Дмитрия Константиновича Евдокии. У супругов было не менее 12 детей.

Чтобы сохранить свое влияние, Дмитрий Иванович отправляет князя Константина Васильевича из Ростова в Устюг на север и заменяет его племянником Андреем Федоровичем, поддерживающим Москву. В качестве прецедента Дмитрий дал своему двоюродному брату, князю Владимиру Андреевичу Серпуховскому независимый суверенитет над Галичем и Дмитровым, тем самым установив фактическое право московских князей на сохранение наследственных земель и распоряжение завоеванной территорией.

Первые годы правления Дмитрия Донского

Важным событием в первые годы правления Дмитрия стало строительство первого каменного Московского Кремля, завершенного в 1367 году. Новая крепость позволила городу противостоять двум осадам Ольгерда в 1368 и 1370 годах. Третья попытка осады в 1372 году закончилась Любутским договором, подписанным летом 1372 года между Ольгердом (Альгирдас), Великим князем Литовским и Дмитрием, что привело к семилетнему миру.

Единственным княжеством, которое Дмитрий не подчинил, была Тверь. Конфликт был вызван тем, что в 1366 году Михаил Константинович занял престол Тверского княжества с помощью своего зятя Ольгерда. Военные действия длились восемь лет (1368-1375): Михаил неудачно попытался в 1368 году захватить Москву, а Дмитрий захватил в 1370 году город Микулин. Четыре раза Дмитрий одолел Михаила. Четыре раза Михаил, которому помогал Ольгерд, одерживал победу. Наконец Ольгерд умер, и в 1375 году Михаил уступил, признав себя вассалом Дмитрия. Другие князья Северной России также приняли старшинство Дмитрия.

Отношения Дмитрия Донского с Золотой Ордой

Когда Дмитрия вызвали к хану в Сарай в 1371 году, он убедился, что татаро-монголы больше не в состоянии отстаивать свою власть. Он не стеснялся сражаться с Рязанью, хотя ее поддерживала татаро-монгольская армия, и когда ему передали приказания хана, Дмитрий проигнорировал их. В 1376 году он отправил большую армию в Казань на Волге и заставил двух татарских вождей заплатить дань. Растущие междоусобные конфликты в Литве, вызванные смертью Ольгерда в 1377 году, также были на руку Москве. Москва начала уменьшать дань и, наконец, вовсе перестала платить ее. Татаро-монголы не могли примириться с тем фактом, что московский князь фактически провозгласил независимость от Орды. Мамай попытался наказать Дмитрия, отправив в 1378 году армию, но был побежден силами Дмитрия в битве у реки Вожа около Рязани, что заставило Дмитрия воскликнуть: «Время их дошло, и Бог с нами!» Через год хан послал армию, чтобы разорить Рязань, и начал подготовку к восстановлению власти над Москвой. Срочно нуждаясь в средствах, чтобы остановить Тохтамыша, который сделал себя ханом Сарая, и желая отомстить за поражение в Вожа, Мамай начал массовую военную кампанию против России в конце лета 1380 года.

Как только Дмитрий узнал о планах своего врага, он отправился в Свято-Троицкий монастырь под Москвой, чтобы получить совет от игумена земли русской святого Сергия Радонежского (около 1314-1392), проницательного политика, известного своими горячими молитвами за землю русскую. Он дал свое благословение на борьбу князя Дмитрия с врагом не на жизнь, а на смерть:

«Следует тебе, господин, заботиться о порученном тебе Богом славном христианском стаде. Иди против безбожных, и если Бог поможет тебе, ты победишь и невредимым в свое отечество с великой честью вернешься».

Святой Сергий говорил о предстоящей победе так, словно это было очевидно для всех. Он разрешил двум монахам Александру-Пересвету и Андрею-Ослябе, известным своей храбростью, присоединиться к войску Дмитрия Ивановича, дабы подать пример. Начертав кресты на их схимах, он сказал:

«Вот оружие, которое никогда не исчезает!»

Куликовская битва

Столкнувшись с большой опасностью, в Москве собралось много русских князей — все они пришли на помощь. Не было только князей Тверского и Рязанского, не признававших власти Москвы. Во главе большой армии Дмитрий Иванович прошел через Рязань на верхний Дон, где стояли татаро-монголы, ожидая подкрепления своего союзника Ягайло, нового великого князя Литовского. Дмитрий решил начать бой прежде, чем враги смогут соединиться. Он пересек Дон и подошел к татаро-монголам на Куликовом поле между рекой Дон и небольшим притоком под названием Непрядва.

«Вон там за Доном стоят вороги, — сказал Дмитрий своим сподвижникам. — Будем ли мы ждать их здесь или переправимся за Дон и пойдем им навстречу?» Было единогласно принято пересекать реку.

Тут же был отдан приказ, и войска переправились через реку, недалеко от того места, где стоял Мамай. Как только все ступили на берег, Дмитрий приказал пустить лодки по течению. Теперь или победа, или смерть: либо позволить врагу победить и утонуть, либо умереть в бою от меча. Последнее казалось предпочтительнее для русских воинов, и Дмитрий Иванович прекрасно знал, что мужи будут сражаться с удвоенной доблестью при таком выборе.

8 сентября 1380 года объединенные армии Мамая подошли к войскам Дмитрия Донского так, что между ними осталась узкая полоска земли. Неожиданно сильнейший богатырь Орды Челубей выскочил из татарского войска. Он угрожающе взмахнул копьем и бросил вызов русским воинам схватиться один на один. Пересвет выехал без шлема и доспехов, оставшись только в своей схиме с крестом, чтобы показать, что он был воином Христа. Монах молнией бросился на врага. Противники съехались и ударили друг друга своими тяжелыми копьями с такой силой, что сразу же свалились замертво. Это стало началом битвы.

Татаро-монголы не смогли начать стремительное нападение, которое часто приносило им победу. Русские защищались с такой яростью и так свирепа была битва, что множество воинов были затоптаны насмерть лошадьми. Однако, наконец, число погибших стало слишком велико. Русские устали, и великодушный воевода татаро-монголов позволил им заменить измотанных в бою воинов на свежих.

Русские ряды дрогнули. Может, и отступили бы они, но некуда — позади река, и ни одной лодки. В этот критический момент, когда войска Дмитрия балансировали между паникой и мужеством, готовые бросить свои мечи, смертельно усталые, неожиданно выскочившая конница вселила радость в их смятенные души. Один отряд, не принимавший участия в битве, великий князь оставил в резерве — им командовал князь Владимир Андреевич Серпуховской. И теперь, полные сил и ярости, они всей мощью напали на тылы татаро-монголов, которые, с ужасом думали, что это новая армия пришла на помощь врагу. Уже скоро они были сломлены и отступили с поля битвы, преследуемые русским войском. Лагерь Мамая, его колесницы и верблюды были захвачены.

Последствия Куликовской битвы

Русские армии дорого заплатили за победу. Земля была усыпана тысячами тел. Дмитрия нашли без сознания от потери крови. Оставшиеся в живых восемь дней хоронили убитых. Согласно легенде, «великий князь стоял на человеческих костях три дня и три ночи, пытаясь извлечь все мертвые тела, а затем он их похоронил с почестями. Чтобы похоронить их, он приказал вырыть на холмах поблизости глубокие ямы, и понадобилось их 300 тысяч».

Последствия Куликовской битвыПобеда на Куликовом поле имела первостепенное значение для объединения отдельных русских княжеств в единое централизованное государство вокруг Москвы. По сути, Куликовская битва стала истоком российской государственности, и поэтому для каждого русского Куликово поле — священное место. В честь этой великой победы Дмитрия Ивановича прозвали «Донской».

Хан Тохтамыш осаждает Москву

Успехи, достигнутые в битве, на первый взгляд, поспособствовали падению татаро-монгольской власти над Москвой, но вскоре обнаружилось, что это не так. Тохтамыш воспользовался возможностью свергнуть Мамая в 1381 году, став последним ханом Белой Орды. Он объединил Белую Орду и Синюю Орду в единое государство — Золотую Орду и подтвердил свое звание властителя русских земель. В 1382 году армия Тохтамыша осадила Москву, и Дмитрий отправился в Кострому собирать войско. Между тем Москва была обманом захвачена и предана огню и мечу. Говорят, что 24 тысячи жителей были убиты. Владимир и другие города постигла та же участь. Говорят, что Дмитрий плакал, когда увидел обгоревшие останки своей столицы. Однако ничего не оставалось, кроме как заключить мир с Тохтамышем. Дмитрий поклялся в преданности хану и стал снова великим князем Владимирским, согласившись заплатить гораздо более высокую дань Тохтамышу за ярлык на Владимир, чем он первоначально заплатил Мамаю.

Хан Тохтамыш осаждает МосквуНо на душе его было неспокойно: князья Твери и Рязани подстрекали Новгород и Мамая использовать бедственное положение Москвы, чтобы разграбить другие города Московского княжества. После того, как страна достаточно оправилась, он принудил князя Рязанского заключить «вечный мир», а Новгород в 1386 году был вынужден выплатить возмещение в дополнение к согласию на ежегодную дань.

Дмитрий Донской объединяет Русь с помощью церкви

Тем временем Дмитрий Донской умело использовал церковь, чтобы служить своим политическим и коммерческим интересам. Он снарядил миссию 1379 года во главе с монахом Стефаном, чтобы крестить Устюг и создать новое епископство в Перми, которая обеспечила контроль Москвы над основными районами весьма прибыльной торговли мехом. После смерти митрополита Алексия в 1378 году Дмитрий не позволил посадить на московскую митрополию Киприана, который был митрополитом Литвы и требовал власти над московской церковью. Вместо этого Дмитрий поддержал Михаила, который умер при загадочных обстоятельствах, не успев стать патриархом. Второй выбор Дмитрия, Пимен, был посажен в Московскую митрополию в 1380 году и с коротким перерывом (Киприан был встречен Дмитрием после Куликовской битвы до осады Тохтамыша 1382 года) до момента его смерти служил митрополитом Московским.

Дмитрий Донской объединяет Русь с помощью церквиВ мае 1389 года Дмитрий Донской умер, оставив Москву самым могущественным из всех русских княжеств. Он утверждал в своем завещании, что его сын Василий должен быть единственным наследником всего достояния, в том числе великого княжества Владимира. Таким образом, Дмитрий был первым великим князем, который оставил свои титулы сыну, не посоветовавшись с ханом. Как отмечают некоторые историки, последний, приняв условия, признал великое княжество неотъемлемой частью наследства Московского князя.

В отличие от других московских князей, Дмитрий Донской не стал монахом на смертном одре. Несмотря на это, летописцы восхваляли его как святого. В Книге степеней 1563 года, написанной в скрипториуме московского митрополита, изображены Дмитрий и его жена Евдокия как целомудренные подвижники с чудесными полномочиями ходатайства за своих потомков и их землю, тем самым закладывая почву для их канонизации. Неофициально почитаемый с конца 15 века, Дмитрий был канонизирован Православной Церковью почти через 600 лет после его смерти, в 1988 году.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *