Допрос пленного немца

Советски войска берут в плен немецких офицеров ВОВ

Миновала на редкость студеная зима, а тепла и солнца не видать. То морозит, то дождит. От слякоти никакого спасения. Худо было врагу зимой в летнем обмундировании. Худо и весной. Основательно завязли отборные войска Гитлера в непролазных дебрях и болотах под Ленинградом.

— Мечту о блицкриге, — уныло заявил один из пленных офицеров вермахта, — пришлось пересыпать нафталином и отложить на неопределенные времена.

Что ж, при всем своем бедственном положении офицер этот, видимо, не лишен юмора. И чувства реальности тоже.

Из громкого блицкрига получился громкий пшик. Основательно потрепано гитлеровское воинство, блокирующее Ленинград. Совсем небоеспособной стала пригнанная сюда испанская «Голубая дивизия». Никчемными оказались легионы «Фландрия» и «Нидерланды», сколоченные из фашистского отребья Бельгии и Голландии. Приходится Адольфу Гитлеру гнать в окопы свои тощие резервы. Ставить под ружье тех, кому правдами и неправдами удавалось отсиживаться в тылу.

Новое пополнение состоит из так называемых «весенних фрицев». Публика разношерстная. Буквально стар и млад. Лавочники, канцеляристы, хозяева мелких мастерских, люди свободных профессий. Эти менее нахальны. Не так оголтело прут на рожон. А при случае и в плен сдаются охотней. Поднимают руки и кричат:

— Гитлер капут!

С большим любопытством разглядывают бойцы добытого ночью «языка». Белобрысый, худосочный, с отпечатком рано прерванного интеллектуального развития на прыщеватом лице. Юнец Вилли перед схватившим его разведчиком Скурындиным что лилипут перед Гулливером.

Выпячивает цыплячью грудь. Ни дать, ни взять Ашшурбанапал, царь царей, повелитель четырех стран света. Да, он чистокровный ариец, его род ведется от славных Нибелунгов. Да, он презирает неарийцев, засоряющих нордическую расу.Допрос немецкого солдата ВОВ

— К примеру, предложат вам купить собаку, — снисходительно разъясняет Вилли, — какую вы предпочтете, породистую или шелудивую дворнягу? И, обведя бойцов взором цвета алюминия, сам отвечает:

— Породистую, совершенно ясно. Многозначительно шмыгает простуженным носом:

— Ариец — человек высшей породы среди других народов.

Бойцы прыскают со смеху, а Вилли разглагольствует. Да, арийцы должны быть господами мира. Да, он верит в высшую миссию Германии, ибо Германия юбер аллее, превыше всего. Почему превыше? Над этим мозговой аппарат его не затруднялся. Так сказал фюрер. И, следовательно, так и быть должно.

— Фюрер, приказывай, — воинственно скандировал он на «парадах в Берлине» — мы идем за тобой!

Перед завоевателем земного шара расстилают карту. Обычную ученическую карту из школьного учебника географии. Просят показать Сибирь, куда фашисты собираются согнать остатки русских. Вилли самоуверенно тычет в пустыню Гоби.

— Ну, а где Англия, с которой вы воюете? Палец Вилли очерчивает почти всю Северную Атлантику, захватывая Исландию, а заодно и Гренландию.

Слаб, слаб представитель высшей расы в элементарной географии. Ну, а в своей отечественной литературе:

— Читал ли Вилли Генриха Гейне?

Вилли удивленно поднимает худые плечи:

— Гейне, говорите? Кажется, служил такой в соседнем взводе, только имя у него было другое.

Из стихов Вилли тоже ничего не знает, кроме скабрезных куплетиков из гамбургских кабачков. Книги? Больше всего они нравятся Вилли, когда корчатся на кострах. Эффектное зрелище. Вилли сам подбрасывал в огонь целые охапки книг. О чем эти книги? Кто их написал? Запомнил ли он название хотя бы одной книги, преданной огню? А зачем? Из всей литературы Вилли предпочитает одну-единственную книгу — «Майн кампф».

Она отпечатана на особом пергаменте и заключена в металлический переплет. Хранится эта книга в особом ящике, в специально выстроенном для нее мавзолее. Вот это книга! Всем книгам книга. В ней все есть, что надо знать истинному арийцу. Используя эту философию и развязали Вторую мировую войну.

Китайский император Цин-Лихуан повелел в свое время сжечь все книги в государстве. Жгли книги и мракобесы инквизиции. Завоеватели Древнего Египта топили баню уникальными манускриптами знаменитой Александрийской библиотеки.

— В коране все есть, — твердили банщики.

Спустя многие века притязатель на завоевание подлунного мира, храбрый воитель Вилли с апломбом невежды повторяет их слова:

— В «Майн кампф» все есть!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *