Дорога БТ-7 на Москву

БТ-7 в зимнем лесу ВОВ

Война! Это страшное известие принес шестилетний Петька, сын сельского шофера. Никто ему не поверил и все ринулись к радиоприемникам. К сожалению дурные вести подтвердились.

И потекли дни, один тревожнее другого. И хотя далеко, очень далеко находился от огненной линии фронта узбекский зерносовхоз «Галляарал», все равно и здесь сводки Совинформбюро воспринимались с обострившейся тревогой. А вскоре война со всей суровостью постучалась и в дома жителей поселка. Ушли на фронт многие жители поселка, одним из них был Петр Афанасьевич Трайнин

Что эта война надолго, действительно почувствовалось довольно скоро. Сводки Совинформбюро сообщали о захвате врагом Прибалтики, значительной части Украины, Белоруссии. Из совхоза то и дело уходили на фронт люди.

В действующую армию убыло около двух третей автомобильною парка, уже не дико было увидеть за баранкой или рычагами трактора вчерашнего школьника или даже школьницу. А поля звали к себе: стояла страшная жара, хлеба могли вот-вот начать осыпаться.

Наступил сентябрь. Страда закончилась. Вот тогда-то, как и обещали в райкоме, наступил черед и для Петра Афанасьевича Трайнина.

А ехать вначале пришлось вовсе и не на фронт, а в Таджикистан. Там, в одном из областных городов, как раз шло формирование 20-й горнокавалерийской дивизии. В 27-й бронетанковый дивизион этого соединения, кроме Трайнина, были зачислены и еще двое односельчан — ме-ханик участка Степан Макаров и инженер Степан Деров. Все трое — механиками-водителями «бэтушек», как ласково называли тогда экипажи свои легкие танки БТ-7.

Формирование дивизии шло ускоренными темпами. Едва ознакомились с техникой, как поступил приказ грузиться в эшелоны. И — на фронт. Этого требовала обстановка. Ведь фашистские полчища уже подкатывали к стенам советской столицы.

На защиту Москвы

4 ноября 1941 года их эшелон мчался в неизвестном для бойцов направлении. Да о конечном пункте назначения в это время, думается, не знал даже и командир бронетанкового дивизиона. Лишь после того как миновали Рязань, стали догадываться, что едут защищать Москву. Стали появляться надолбы, ежи, противотанковые рвы.

Танк БТ-7 на эшелоне

«Дачный район Москвы»— это считай, километров сто от столицы, не больше. Неужели и в самом деле дойдут?.. — Но тут же решительно стиснул кулаки, ответил сам себе:— Не пустим! Жизни не пожалеем, но не пустим! Не дойдут!»

12 ноября выгрузились под Солнечногорском. Прибыли сюда не без потерь. Еще по пути немецкие асы дважды бомбили эшелон. В первый раз фашистские асы еще осторожничали, сыпали бомбы с предельной высоты. Это не приносило особого вреда.

Но во время второго налета, проведав, что эшелон-то идет без зенитного прикрытия, обнаглели: пикировали на состав, едва не цепляя  башни танков своими шасси, поливали пушечным и пулеметным огнем. Убили и ранили несколько находившихся на платформах танкистов, подожгли одну «бэтушку» — угодили пушечной серией в топливные баки.

Тушили горящий танк на ходу, потому как машинист, до этого, видимо, уже не раз попадавший в подобные переплеты, не сбавил хода. Знал: неподвижный состав «юнкерсы» разнесут в два счета.

И вот танкисты, не обращая внимания на вражеские самолеты, ходившие взад-вперед вдоль эшелона, сорвали с пылающей машины брезент, перекрыли моторные жалюзи и начали поливать его пенными струями из огнетушителей, снятых с соседних танков. И сбили-таки пламя, уже грозившее перекинуться на другие платформы.

Разгружались под холодным, вперемешку с мокрым снегом, дождем. Когда вытянули танки в колонну, поступила команда всем экипажам прибыть в ее голову на построение. Там зачитали обращение Военного совета Западного фронта, из которого Трайнин, как, впрочем, и остальные танкисты, понял главное: ожидается новое наступление немецко-фашистских войск на Москву. И лозунг «Ни шагу назад!» был воспринят всеми как боевой приказ Родины.

Когда возвращались к своему танку, старший сержант Обухан протянул Трайнину свежую газету. Пояснил: — Это наша, фронтовая. Почитай, механик, про боевые дела шестнадцатой армии, о ней здесь много пишут. А почему именно о шестнадцатой? — вопросительно взглянул на командира Петр.
— Да потому, что мы с сегодняшнего дня входим и состав этой армии. Трайнин пробежал глазами по газетным столбцам. Прочитал выделенное жирным шрифтом:
«На подмосковных полях немецкий фашизм должен найти себе могилу!» — А ты вот эту, вот эту заметку почитай,— ткнул пальцем в полосу Обухан.— Здесь интересный случай описан.

В заметке рассказывалось о подвиге танкиста Медвведева. БТ-7, где Медведев был командиром, действовал в разведке. Неожиданно на его пути попалась вражеская артиллерийская батарея.
Правда, советский танк вышел к ней с тыла. Но фашисты заметили его, начали разворачивать орудия.

Все решали секунды. Медведев не растерялся. Метким выстрелом подбив одну из пушек, он приказал своему механику-водителю вести танк на батарею на высокой скорости сблизился с ней и начал подминать гусеницами остальные орудия. В течение нескольких минут все было кончено, вражеская батарея перестала существовать.

Да, это был настоящий подвиг! Один легкий советский танк вышел победителем в схватке с шестью фашистскими орудиями!

Дождь лил уже третьи сутки подряд. Дороги развезло так, что в колдобинах подчас застревали и БТ-7, обладающие в общем-то хорошей проходимостью.

Петр вел свой танк умело, стараясь захватывать одной из гусениц край обочины. Так меньше трясло на ухабах. Днем 14 ноября колонна бронетанкового дивизиона остановилась на короткий привал в деревне Мерзлово. Экипажи высыпали из машин, чтобы хоть немного размяться. И тут увидели довольно внушительную колонну пленных гитлеровцев, которую наши солдаты конвоировали по той же деревенской улице, где остановились и танкисты.

На их лицах не было печати той усталой покорности, которую он увидит у пленных немцев хотя бы уже через год. Напротив, сейчас перед ним проходили сытые вояки, не потерявшие еще уверенности в конечную победу своей армии, воспринимавшие плен не иначе как досадное недоразумение, временный каприз фортуны.

И невольно подумалось: а ведь враг, если даже судить по поведению этих пленных, еще действительно силен, а значит, впереди их ждут серьезные схватки с ним.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *