Дорога на фронт одного танка КВ-1

Танки

После боев возле деревни Бекетовка и Малая Верейка в строю 26-танковой бригады осталось 37 человек, танки передали другой бригаде, а воинов собрали, назначили старшего, вручили пакет и приказали перебраться на левый берег Волги. А переправочных средств нет. Участником тех событий стал советский танкист Николай Михайлович Коробейников.

Переправа через Волгу

Днем нельзя высунуть голову: немец с воздуха гоняется за каждым человеком. Ночью ходим по берегу в поисках бревен и досок. Где-то найдешь ржавый гвоздь, кусок проволоки или веревки. Днем отсиживаешься в прибрежных кустах. Так в течение четырех ночей мы связали пять или шесть плотов, способных выдержать по 6—7 человек.

Это было в середине сентября — предосеннее время, реки мелеют, а раз так — в средине течение особо бурное. Пока мы плыли, отгребаясь изо всех сил (кто досками, кто руками), нас отнесло километров на десять. К счастью, все окончилось благополучно, вышли мокрые и усталые до упаду на другой берег, передали командиру пехотной части пакет. Нам дали задание занять оборону.

Кому вручили винтовку, кому противотанковое ружье так мы и сидели дней двенадцать. Потом, видно, разобрались, кто мы такие и куда должны направиться. Ночью поступил приказ отправляться в Саратов. Погрузили нас на бортовые машины и увезли в Приволжский военный округ. Устроили в каком-то общежитии. В Саратове светомаскировка Танкистов собралось довольно много. И через некоторое время нас всех направили снова в Челябинск, на завод где изготовляли тяжелые танки.

Сборка танков КВ

Поехали мы южной дорогой на Уральск, Оренбург. Это уже было глубокой осенью. Начались холода, а мы добирались до места то на открытых площадках то в холодильниках, то в тамбурах вагонов. Холода адские приедешь на какую-нибудь станцию весь заиндевелый запорошенный снегом, полузакоченевший и не знаешь как отогреться.

От Оренбурга уже пошли пассажирские поезда. Здесь и светомаскировка кончилась. Приехали 2 декабря, нашли маршевый полк и сразу же направились на завод. Сами и собирали танки. Работали по 12 часов в сутки на заводе и еще испытания проводили.

Танк КВ-1 на марше

И вот сформировали танковый полк. 21 машина и снова на испытания. Постреляли по мишеням.  Некоторые вернулись на завод на доработку. 23 февраля 1943 года погрузились на платформы и поехали на Центральный фронт.

Дорога на фронт

Ехали из Челябинска через Свердловск, Пермь, через Удмуртию на Киров и высадились около Ногинска под Москвой. И началась новая дорога.

От Москвы до Орловской области шли уже своим ходом. С середины марта по май останавливались по деревням. Пробирались в основном ночью, без света разумеется. Сделаешь бросок 15—20 километров и останавливаешься в деревне.

А там дома саманные или кирпичные, а крыши соломенные. Ставишь танк рядом с домом, укрываешь брезентом, а сверху соломой, чтобы противник с воздуха не заметил. Кто-то из экипажа отдыхает в избе. Но там ногой ступить некуда по три-четыре семьи эвакуированных. Кто-то охраняет танк.

Когда наступил май, стали укрываться по лесам. Сделаешь ночной переход — и в лесок. Нам, танкистам чем плохо: где бы ни остановился, танк надо укрыть закопаться в землю. Чтобы укрыть КВ-1, надо вырыть 30 кубометров земли, да еще замаскировать, чтобы с воздуха не было заметно.

А земля еще не отогрелась, да вдобавок корни в лесу. Сколько таких укрытий пришлось копать — не счесть. Только вроде бы отдохнешь, ночью команда:

«Пробраться в квадрат такой-то дистанция такая-то!»—и опять двигаешься. Прошел —10 километров: «Стой! Окопайся!»

Приходилось делать и броды через реки, КВ — машина тяжелая — 47,5 тонны. Мосты не терпят, а надо переправляться через рубежи. И вот ищешь, где есть какие камни. Таскаешь их и на дно реки. Натягиваешь для ориентира по краям кладки бечевки, чтобы не свернуть ни вправо, ни влево. В общем, работы было много. Война — это сплошное испытание человеческих сил: и физических, и моральных. Пот и кровь на ней льются ручьями.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *