Два способа излагать исторические события

Два способа излагать исторические события
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (2 оценок, среднее: 5,00 из 5)
Загрузка...

История – наука о прошлом

Это известно всем, кто более или менее успешно учился в школе. Или, как минимум, не спал на задней парте в тот момент, когда учитель объяснял новый материал, и иногда открывал учебник.

Школа закладывает основы научного понимания истории. Но, увы, моя практика преподавания в университете показывает, что таких понимающих на сотню приходится один-два человека. Остальные же явно сладко спали, когда избранные приобретали знания. При этом в истории как нигде сильно проявляется эффект Даннинга – Крюгера: чем меньше человек знает, тем больше он бесится в комментариях.

Далеко за примерами ходить не нужно: их немало на нашем сайте. Поэтому нам видится полезным начать понемногу знакомить читателей с азами исторической науки.

Начнем с базовых понятий

Историческое описание в подавляющем количестве случаев базируется на двух типах изложения материала: диахроническом и синхроническом.

Для наглядности проиллюстрировать оба метода можно на примере известной русской сказки «Репка». Сказка делится на две больших части, первая из которых может служить иллюстрацией диахронического метода, а вторая – синхронического.

В первой части объектов повествования всего два – дед и репка. При этом события развиваются достаточно стремительно. Вот дед посадил репку – а вот она уже выросла. Событие показано в исторической динамике. Первая часть сказки охватывает период несколько месяцев, а может даже и полгода.

Вторая имеет совершенно иной характер. Течение времени в повествовании замедляется. Зато появляются новые персонажи. Мы узнаем, что дед женат. Его супруга – бабка деятельно помогает ему по хозяйству, и первой является на зов о помощи.

Кроме того, мы узнаем, что вместе с дедом и бабкой живет внучка, что с неизбежностью свидетельствует о наличии у пожилой супружеской четы детей. Дети в повествовании не участвуют, но присутствуют в нем незримо. Во всяком случае, возьмись мы изучать историю семьи по этой сказке, детей бы мы учли обязательно.

В повествовании появляется Жучка. Единственный персонаж, названный в этой истории по имени. Почему для животного сделано такое исключение? Ни одному персонажу из людей или других животных такой чести не оказано. Это может служить материалом для самостоятельного историко-социологического исследования. Скорее всего, изначально в фольклорном варианте фигурировала не Жучка, а «сучка».

Два способа излагать исторические событияЭто слово рифмуется со словом «внучка» и хорошо вписывается в ритмический строй произведения. Но при попадании сказки из простонародной среды в более высокие по уровню образования общественную страту, лексика её стала восприниматься иначе. Как известно, слово «сука» или «сучка» может означать как вполне нейтральное понятие – самку животного подвида canis lupus familiaris, т.е. самку собаки, так и весьма экспрессивное ругательство.

Понятно, что в сказке имеется в виду первое значение, но контаминация со вторым значением была неизбежна. Если бы внучка позвала не собачку, а кого-то, кого бы можно было назвать словом «сучка» во втором значении, мерное течение сказки приняло бы странный оборот. По счастью, среди эвфемизмов, обозначающих собаку, нашлось сходное по звучанию и количеству слогов слово – обычная собачья кличка «Жучка». Таким образом, сомнительное слово было заменено на понятное и при этом нейтральное.

Вслед за Жучкой появляются кошка и мышка. Таким образом, наш угол обзора значительно расширяется. Мы узнаем о новых объектах и о связи между ними. При этом бег по хронологической ленте резко замедляется, почти останавливается. Сколько прошло времени, пока дед сначала сам делал попытки вытянуть репку, а потом трудился над этим при помощи своих домочадцев? От силы пару часов. По сравнению с хронологической динамикой в первой части сказки — это можно считать, фактически, остановкой.

Остановившись на ленте времени, исследователь делает широкий срез состояния общества, его культуры, на какой-нибудь один момент. Во-первых, это позволяет, благодаря всестороннему, широкому сопоставлению единовременных событий и фактов вернее представить себе их взаимосвязь и истинное значение. Во-вторых, рождает некий эффект присутствия, «путешествия» в прошлое, наполненное живыми красками и образами.

Первый метод был известен со времен глубокой древности. Им пользовались историки, начиная с Геродота и летописца Нестора.

Синхронический тоже использовался, однако в качестве серьезного самостоятельного методологического принципа он утвердился только в ХХ веке. Вершины своей он достиг в методе «тотальной истории». Классический пример «тотальной истории» – фундаментальный труд французского историка Фернана Броделя «Средиземное море и средиземноморский мир в эпоху Филиппа II».

Принцип тотальности Бродель реализует следующим образом. Он разделяет повествование на три тома. В первом томе рассматриваются «структуры большой длительности» – то есть факторы, которые в течение столетия практически не меняются. Это географический рельеф, климатические условия, природная среда.

Второй том – «структуры средней длительности»: социальная организация, экономика, торговые пути и рынки, производство и сбыт. Эти исторические факторы проявляют более живую динамику, но меняются все-таки не каждый день и год, а могут оставаться стабильными на протяжении десятилетий.

И, наконец, третий том – это история в обычном смысле слова, то есть, история событийная: войны, договоры, смена монархов и пр. Однако, будучи изображена на фоне, заданном первыми двумя томами, она воспринимается уже совсем иначе: более глубоко и объемно.

Автор: Вадим Викторович Долгов — российский историк и писатель. Доктор исторических наук, профессор.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *