Два тарана в одном бою

Танк БТ-7
1 Звезда2 Звезды3 Звезды4 Звезды5 Звезд (Пока оценок нет)
Загрузка...

6 декабря 1941 года, 20-ую горнокавалерийскую дивизию  подняли по тревоге. Задача — не допустить отхода фашистских частей в западном направлении с рубежа Истра, Волоко­ламск.

Вскоре бронетанковый дивизион вырвался вперед. На полях снежный покров был толщиной больше метра. Артиллерии и конникам двигаться по таким сугробам было трудно, а вот БТ-7 шли без задержки.

Вырваться-то вперед вырвались, да вскоре едва не попали в серьезный переплет, так как, сбившись с заданного направления, вышли в деревню Неврово, что на реке Гнилуша. А здесь у фашистов был оборудован довольно мощный опорный пункт.

Снегопад хоть и подвел, но он же и выручил. Нарвавшись сразу же на окраине Неврово на артиллерийский и минометный огонь противника, танкисты 27-го бронетанкового дивизиона поспешно отошли и укрылись за непроглядной снежной пеленой. Развернулись, оставив Неврово севернее, радуясь, что так легко отделались — обошлось без потерь. Выбивать же гитлеровцев с этого опорного пункта в задачу бронетанкового дивизиона не входило, его путь лежал в направлении деревень Денисиха и Троицкое.

Двигались остаток дня и всю ночь. К утру метель утихла. Но командир бронетанкового дивизиона решил больше не рисковать: еще под утро он выслал вперед разведгруппу в составе восьми БТ-7. В нее вошел и танк старшего сержанта Николая Обухана.

Встреча с танками врага

Их задача была стать глазами и ушами танкового дивизиона в направлении деревень Троицкое и Денисиха. Двигались короткими «перебежками». Километрах в трех от Денисихи услышали гул танковых моторов. Затаились на опушке леса.

Впереди была поляна. Судя по карте, вдоль нее должна была протекать речушка Озерна. Однако из-за снежных наметов обнаружить русло этой реки на глаз было трудно.

— Ничего, сейчас немцы помогут нам отыскать эту речушку,— сказал Петру старший сержант Обухан. — Если будут жаться к опушке, то, значит, русло посередине поляны. Ну, а коль пойдут через поляну, то она наверняка вон к той рощице поближе.

Танк pz т-1 вов

Вражеских танков оказалось только два. Это были Т-1. В отличие от наших БТ-7 они имели более толстую броню, особенно лобовую.

Итак, фашистские танки шли параллельно поляне, где затаилась машина Обухана. Интервал между ними был метров сто.

— А что, если нам схарчить вон того, последнего? — предложил старший сержант.— Передний вряд ли и услышит наши выстрелы.

— Действуй, командир! — поддержал Обухана механик, сам загораясь охотничьим азартом. Заверил на всякий случай: — Ну а если сорвется, даю задний ход и — в лес. Не успеют и глазом моргнуть, двигатель-то у нас на стреме.

Передний Т-1 уже прошел мимо них. Прошел в каких-нибудь метрах трехстах. Петр слышал, как негромко и смачно зазуммерил погон их башни. Это Николай Обухан разворачивал ее, наводя орудие по второму, заднему танку.

На удивление выстрел оказался бесшумным, но немецкий Т-1 продолжил свое движение по заданной траектории. Значит, Обухан промазал.

— Командир, ну что же ты! — крикнул механик. Хотел еще что-то добавить, но его прервал хлопок второго выстрела. На этот раз прицел был точным: фашистский танк вздрогнул, словно наехал на спрятанный под ногой валун, слегка развернулся и встал. Откуда-то из- под его башни потянулся дым.

— А теперь давай по головному, врежь ему в корму. А то ведь уйдет гад!

Сейчас,— отозвался Обухан и завозился у боеукладки. Но почти тут же громко выругался, сообщил: — Что, отстрелялись мы с тобой, Петро! Бронебойных снарядов нет, одни осколочные остались!

Вот это номер! Петр что было силы сжал рубчатые наконечники рычагов, провожая через смотровую щель корму уходящего танка врага. Да, тот уходил, уходил спокойно, на той же самой скорости. Его экипаж, видимо, не вел наблюдения, успокоенный тем, что идут-то они глубоко у себя в тылу. Иначе б он не смог не заметить уже вовсю чадящего на опушке своего второго танка.

Враг уходил. И видеть это было нестерпимо больно.. Еще не зная, что он сделает в следующую секунду, Петр рывком включил передачу и дал газ. Их «бэтушка»  стремительно помчала на врага.

Ты что задумал, Петр? — словно откуда-то из дальнего далека долетел до механика тревожный голос Обухана.

— Ничего. Ты держись покрепче, командир.  Иду на таран!

В голове тут же пронеслись воспоминания из учебки. Советский танкист был обучен правильно выполнять таран и делал все по инструкции.

Перед тараном несколько даже опередил фашистский танк. Со стороны могло показаться, что механик — водитель советского БТ-7 просто увлекся погоней и просчитался. Но это тоже был обдуманный маневр. В следующее мгновение «бэтушка», взвихрив одной гусеницей снег, развернулась почти на месте и ринулась уже непосредственно на врага.

Петр ударил угловатый Т-1  на встречном курсе. Ударил острым лобовым гребнем — местом, где передний наклонный лист брони сварен с плитой днища. Попал, как и целил, по ведущему колесу. То податливо смялось, лопнула гусеница. Крестастая машина резко качнулась, но устояла. И тогда механик, прибавив обороты двигателя, опустил педаль сцепления.

Юзом протащил «разутый» на одну гусеницу Т-1  метров на десять в сторону. И с изумлением увидел, как тот вдруг сам начал задирать свой нос, уползая под какой-то крутой обрыв. Едва успел притормозить, догадавшись: он же столкнул фашистский танк в реку! В ту самую реку, которую они с командиром четверть часа тому назад безуспешно высматривали! И вот ведь как довелось ее обнаружить.

Несколько секунд в их танке царила до звона стойкая тишина. Отходили от только что совершенного. Наконец в наушниках шлемофона Петра послышался севший до ломкой сухости голос старшего сержанта Обухана:

— Выходит, отправили гадов раков кормить.

И — уже озабоченно:

— Ну, а у нас как, все в порядке?

— Порядок, командир,— ответил Петр, усилием воли перебарывая вдруг возникшую дрожь по всему телу.— Передачи, кажись, включаются, гусеницы целы.

— Тогда давай опять к лесу. Поначалу осмотримся, а уж потом.

Немецкий танк ПЗ-1

Вернулись на прежнее место вовремя. Потому как из-за угла противоположной рощи показался. третий Т-1. Он шел на высокой скорости, шел по следам предыдущих машин и словно бы догонял их. А может, это и был по какой-то причине отставший от основной группы танк?

Но в данной ситуации Обухану, было не до разгадок. Беспокоило иное. Вот сейчас Т-1 минует тянувшуюся от рощи низину, выйдет наверх, на опушку, и перед покажется чадящий танк его товарищей. Повернет ли сразу назад,  предупредить свое командование об опасности, или попытается разобраться сам? Экипаж немецкого танка решил все выяснить самостоятельно.

Из башенного люка высунулся гитлеровец, по всей видимости командир экипажа. Он долго разглядывал в бинокль опушку, явно недоумевая: что за чертовщина! Следов танкового боя вроде бы не видно, а одна из машин их группы горит. К тому же где еще один танк?

Трудно догадаться, что решил смотревший в бинокль фашист. Может, то, что этот их танк просто подорвался на случайной мине, а другой ушел своим маршрутом. Во всяком случае, он опустился в башню и двинулся вперед, на сближение с горящим танком.

Подойдя к подбитой машине, Т-1 остановился. Из него вылез один из гитлеровцев, пугливо оглядываясь по сторонам, пошел ко все еще дымившемуся танку. Вот тогда-то Петр и дал полный газ своей «бэтушке»

Второй таран тоже получился очень удачным. БТ-7 буквально срезал ведущее колесо у стоящего Т-1. Попытавшихся было выскочить из покалеченной машины фашистов, а также бросившегося наутек механика срезал меткими пулеметными очередями Николай Обухан.

Не пропустите новые материалы. Подписывайтесь на нас в Яндекс.Дзен.
Подписаться

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *